Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Здравствуй, Санька, я с тобой...

“Мы стараемся работать, включая лишь разум и руки, а если все принимать сердцем, можно сойти с ума от горя”, - говорила Ирина Белогурова, социальный педагог центра социально-психологической поддержки детей в Спасске. На самом-то деле малоэмоциональный человек здесь не задержался бы и недели...

Этот приют работает в городе пятый год, каждый год принимая, вытаскивая из подвалов, спасая от голода, побоев до сотни ребятишек. Когда-то здесь был детский сад, но рождаемость упала, и оставшихся малышей уместили в соседние садики, зато жизненно необходимыми стали приюты. Такая вот демография... Здесь бродяг и скитальцев отмывают, подкармливают, подлечивают и отогревают, определяя дальнейшую судьбу: кого - назад к родителям, если еще есть надежда, что те опомнятся, кого к родственникам и опекунам, иных - в детский дом, навечно в “государевы дети”. Пока 3-4 месяца ребята живут в приюте, педагоги ищут пропавших родителей, рассылают запросы по всей стране, живущих поблизости уговаривают бросить пить и вспомнить о детях...

Только до чего неблагодарный это труд - воспитание мам-наркоманок и пап-пропойц. Наркомания стала бедствием для Спасска, обойдя количеством и тяжестью последствий даже алкоголизм и другие напасти: чуть ли не у каждого второго в приюте мама или папа наркоманы, причем, говорит Ирина Белогурова, употребляющие дешевый наркотик - “мульку”, убивающую разум стремительно и безвозвратно. Социальные условия? Тяжелая жизнь? Экономический кризис? Чушь все это, когда есть по крайней мере кусок земли, руки-ноги и осознание того, что за тобой - родное дитя. Были в России времена и потяжелее. Хотя, что и говорить, порой так судьба завернет - никакой “Санта-Барбаре” и не снилось.

Недавно некий папаша привел в приют трех своих дочурок, младшей - едва за годик. Три куклы, три глазастых чуда, милые, ласковые, жаждущие тепла - Женя, Катя, Лерочка, сразу ставшие любимицами всего персонала. Родители продали дом в селе по кирпичу, оставшись без места жительства и без ничего, мать угодила в тюрьму, говорят, за кражу, суд присудил 6 (!) лет... Отец с трудом нашел сезонную работу, “койко-место” в каком-то домишке. Увы, дочек забрать некуда. Единственное, воспитатели говорят, приезжает, гостинцев привозит и обязательно шепчет на прощание каждой: вы ж помните, вы - сестреночки, помогайте друг другу, любите, держитесь вместе, вы самые родные на этом свете... Просит определить детей в интернат, буду, говорит, платить сколько смогу.

А вот к Саше папа даже и не приезжает, только если вызывают на административную комиссию. Живет за две улицы отсюда, но ноги упорно несут подальше от этого дома, где ждет сын - мальчик с удивительно грустными глазами. Отец ссылается на то, что инвалид по туберкулезу и что новую семью да еще и Сашу ему не прокормить. А Сашина мама - в розыске...

Олеся будничным тоном рассказала о своем житье-бытье, начав историю почти философски: “А у нас судьба несчастливо сложилась...” Жили они где-то в западной части страны, “богатыми были”, из детей - она и трое братишек. “А потом мама полюбила другого, забрала меня и приехала сюда. Пожили немножко, а новый папа такой оказался плохой - бил меня, а потом выгнал нас и сделал так, что остались мы без квартиры, и паспорт мамин порвал, она теперь на работу не может устроиться. Но обратно уезжать не хочет, хоть первый папа и звал. Братиков я своих уже не видела давно, года три, скучаю очень...”

Интересно, что многие истории в детских устах звучат как легенды - приукрашенные, смягченные. “Папа редко пьет”, - уверяет Витя, отец которого - горький пропойца. Витька - ласковый, покладистый пацан, который время от времени убегает из приюта... в никуда. Неустойчивая психика. А Сережа рассказывает: “Папа вот как только сможет, сразу заберет меня к себе!”

На самом деле Сережина мама - в тюрьме, а папа давно мог забрать сына - квартира есть, но в новой семье места для мальчишки не нашлось. Педагоги говорят, Сережа очень талантливый, хорошо учится в школе. Еще у него есть бабушка и дедушка, они забирают пацана на лето - но там полный дом других внуков, невесток, детей - старикам не вытянуть, и потому они привезли его сюда.

Спасский приют - не дом для потенциальных малолетних преступников, здесь изначально иной подход. А потому - никаких решеток на окнах, никакой охраны. На второй день после прибытия - в школу, что по соседству. Без надсмотрщиков. И возвращаются сами, беглецов почти не бывает. Когда в одной группе вдруг сталкиваются дети с одинаковыми именами - зовут не по фамилии, а например, так: одна Юля - “Птичка”, а другая - “Солнышко”. “Не знаем, как сложится их жизнь, но очень хотим заронить в их души частицу тепла, пусть узнают, что есть и такая жизнь - сытая, спокойная, без драк и поножовщины, в чистоте, ласке и любви, - говорит директор центра социально-психологической поддержки Нина Лебедева. - Многие впервые видят здесь салфетки, постельное белье, учатся общаться, чистить зубы. Мальчишки - те не отходят от нашего единственного в педколлективе мужчины. Девочек занимаем мы - они с удовольствием вяжут, шьют, рисуют”.

К 8 Марта в приюте готовили праздник. Ничего особенного вроде - надо бы разучить танец, спеть несколько песенок про маму. И вот тут педагоги стали в тупик: какие мамы! Где они, ласковые, любящие, когда у каждых девяти из десятка этих ребятишек они непутевые, а впечатления от дома - грязно, несытно, больно? Решение пришло само: ведь те же девять из десяти мечтают вернуться к маме! Не потому что в приюте плохо, а просто вопреки всему - к ней. Без всякой логики - одним сердцем. Так уж природа устроила. И разновозрастная детвора самозабвенно распевала песни про любимых мам.

Детскому приюту в Спасске помогают все организации - кто чем может. Содержит центр городской бюджет, хоть, как водится, он пустой и нищий - ведь вся промышленность города стоит. Но при всем том коллектив педагогов здесь стабильный. При том, что трудно с продуктами для всех образовательных учреждений и зарплату месяцами не платят. Но когда приходят сюда коллеги-педагоги и видят, что делают для этих, таких “ненужных” детей воспитатели, нет-нет да и скажет кто-то: дорогие мои, поверьте, перед высшим судом вам зачтется...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера