Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Зашил рану - катай гипс

“Здравствуйте, я с экскаватором перевернулся”, - заходит мужчина в годах в кабинет первичного приема травмпункта, что при поликлинике № 1. Сегодня я дежурю в травмпункте. Мне выдали белый халат и посадили с краешку на стул. Сижу тихо, наблюдаю.

Корреспондент “В” поработал в травмпункте

На одной ноге в кабинет впрыгивает мальчик. Играл дома, зацепился ногой за кресло, упал и на пятку встать уже не может. “Давайте полис”, - обращается к отцу Юлия Ильина, дежурная медсестра. “Весь дом обыскал, не нашел”, - разводит тот руками. И так - каждый второй. Зачем населению медицинские полисы выдают, непонятно. Хорошо еще, в этом травмпункте могут войти в положение, поверить и принять. А в других ведь нет полиса - плати. И плати немало.

“Танцора” отправляют на рентген. Оказалось, небольшая трещинка. Юлия Сергеевна гипсует ногу.

- Раньше на сутки дежурства давали по 60-100 бинтов, сейчас с десяток дадут, хорошо, - говорит она. - На повторные перевязки больные уже со своими бинтами ходят. Пенсионеров жалко, с их грошовой пенсией перевязки в копеечку влетают: каждый день по бинту, а он как буханка хлеба стоит.

Были у нас раньше и импортные гипсовые бинты. Теперь сами гипс катаем, а работа эта тяжелая.

На “скорой” привозят 7-летнего Сашу. На перемене бежал в столовку, кто-то неудачно открыл перед Сашей дверь, на которую мальчонка и налетел, рассек лоб. На пороге кабинета появляется бледная учительница, волнуется: “Что с ним, скажите?” Ранку стянули лейкопластырем, обработали зеленкой. “Будь здоров”, - отправляет перепуганного Сашу домой Лидия Шевченко, врач-травматолог.

День - время самое спокойное. Это ближе к вечеру и ночью пострадавшие идут потоком. Пока в кабинет никто не стучит, расспрашиваю врачей, как им работается в последнее время. Ведь “моя” смена наиболее опытная: Лидия Шевченко проработала в травмпункте 22 года, Юлия Ильина - еще больше. Оказывается, по сравнению с прежними временами новых травм, к счастью, не прибавилось. Пьют наши люди все так же активно, а в подпитии попадают в разные истории. Больше стало автомобильных травм, сбивают негодяи-водители пешеходов и скрываются. А еще много укусов. Особенно часто стали нападать на людей крысы “неизвестные серые” и собаки, домашние и с автостоянок. Мэрская благотворительная дискотека тоже врачам работы добавила, молодежь привозили и с ушибами, и с переломами. Однажды на такой дискотеке пострадал полуторагодовалый малыш. Непутевые его родители, натанцевавшись, шли по набережной, а ребенок сзади (один!) нес сумку с бутылками. Какой-то пьяный хулиган стукнул ребенка по лбу и отобрал тару. Ребенок в слезы, родители испугались - и в травмпункт. “Да там папу с мамой надо бы хорошо по лбу стукнуть”, - возмущаются врачи.

“А вообще как говорят: кабы знал, где упасть, соломки бы подстелил, - смеются травматологи. - У нас были почти анекдотические случаи. Пенсионерка неудачно чихнула в постели и получила вывих плеча. Однажды парень пришел с вывихом челюсти, вправили. Только вышел, возвращается. Друг насмешил - и опять вывих. Вправили. Идет в третий раз - опять рассмеялся! Вправили, завязали челюсть, велели до утра не разговаривать. А был еще случай. Вернулся муж не вовремя домой, жена успела любовника на площадку в трусах вытолкнуть. Тот с перепугу залез в мусоропровод и полетел по узкой трубе вниз с 9-го этажа. Мало того, что весь ободрался, так еще упал на стекло, пятку сломал. Привезли его на “скорой” прямо в трусах всего в крови, живого места не было. Помогли бедняге”.

В кабинет на костылях заходит пенсионерка. Выписалась из больницы. Будет наблюдаться у врача. Два месяца назад ее на пешеходном переходе сбила машина. Получить в 68 лет перелом ноги - дело серьезное. Ходить без костылей женщина не сможет еще долго. А дети далеко, муж умер. Приходится платить сиделке. Водитель, который ее сбил, не скрылся, но и материально помочь не хочет. Говорит, пусть через суд бабка попробует взять.

Подошло время обеда. Кабинет закрывается на кварцевание. Мы сидим с врачами и медсестрами в тесной комнатушке. Да и другие кабинеты в этом травмпункте маленькие. Весной в них сыро, летом душно, зимой холодно. Чего стоит кабинет повторного приема, который на время ремонта перенесли в смотровой кабинет поликлиники! Теперь там прямо рядом с гинекологическим креслом перевязочная. Медсестра Елена Уварова меняет повязки, снимает швы.

Работает почти весь персонал травмпункта сутками. По ночам особенно страшно. Бывает, приходится вызывать милицию “тревожной кнопкой”. Зарплата в травмпункте “большая”: рентгенолог с надбавками за вредность в месяц получает 500 рублей, регистратор - 250. У медсестры Юлии Сергеевны за месяц набегает 270 рублей. Не уходят почему? Работу свою любят, да и по совести если, куда сейчас медработнику податься?

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера