Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

Замороженные

Садгород, оставшийся без почты, аптеки, телефонной связи, регулярного автобусного сообщения, ко всему прочему скоро может остаться и без леса: здесь начались массовые вырубки. Жители Садгорода рубят лес не таясь, остервенело, готовые на все, если, не дай бог, сюда забредет лесничий. Не баловства ради готовят дровишки, не для бани, а для обогрева собственных квартир. Ибо местная котельная, до начала нынешней зимы дававшая тепло и горячую воду курорту, некоторым пионерским лагерям, а также доброму десятку двух-трехэтажных домов, в том числе и девятиэтажке, что по 2-й Линейной улице, так и не начала отопительный сезон.

Вот он, 21-й дом по 2-й Линейной.

Вынужденные оставить в Чемкенте, что в Казахстане, трехкомнатную квартиру и дачу - два миллиона рублей не давали, - Виктор Васильевич и Клара Николаевна Емельяновы два года теснились во Владивостоке в квартире своих детей. Наконец краевая миграционная служба предложила им квартиру, да не где-нибудь, а в Садгороде, в райских кущах, в довольно приличной девятиэтажке. На старости лет лучшего и не пожелаешь. Вселились сразу после нынешних рождественских праздников. С вечера наполнили бак холодной водой, оставили в ванной, а утром пришлось бегать по соседям искать топор - надо было рубить “прорубь” в баке, чтобы хоть на чайник добыть водицы.

А на термометре, что висит в одной из комнат квартиры Людмилы Владимировны Пивченко, проживающей в том же доме, - ниже нуля. Между прочим, прибор бригада “В” проверила: на время поместила его в ведро с холодной водой. Термометр показал плюс 8, значит, работает. Так и теснятся в одной комнате Людмила Владимировна, ее муж, их дочь, внучка-школьница, черный дог и попугай. До недавнего времени, до холодов, резвились в аквариуме еще и рыбки, да не выдержали спартанских условий, окоченевшие всплыли кверху брюхом.

80-летнего инвалида Великой Отечественной войны Николая Антоновича Покращенко дома застать не удалось - с утра своим ходом уехал за лекарствами - аптеки ведь здесь нет. Зато у себя оказался другой инвалид ВОВ 85-летний Павел Михайлович Лукьянов. Вот уж кто сейчас особенно мыкается. Не предполагал ветеран, что под закат жизни ему придется еще раз попасть в блокадно-фронтовые условия.

У него на руках осталась жена, 82-летняя Анна Петровна, которая уже четыре месяца не поднимается с постели. Вернее, на руке, поскольку одну руку Павел Михайлович оставил на фронте в 1943 году. Но привык уже, по хозяйству управляется, кормит свою спутницу жизни, кутает ее во все мыслимые дерюжки, скопившиеся за долгие годы. Младший сын да соседи помогают. Вот только помыть ее не может - нет горячей воды. Три месяца Анна Петровна обходится лишь влажными обтираниями.

Лукьяновы, конечно, в некотором роде исключение. Однако как раз то исключение, которое подтверждает правило. В этой “замороженной” гостинке живут в основном люди в преклонном возрасте. То есть те, которые не привыкли ловчить на предмет оплаты жилищно-коммунальных услуг. Но когда вам “набегает” по счетчику 900 киловатт и более... Не захочешь, а все равно украдешь. Иначе либо замерзнешь, либо попадешь в суд за собственную некредитоспособность...

Впрочем, жители улицы Грязелечебница, на которой стоят в основном двух-трехэтажные дома, уже и мощные обогреватели перестали включать. Здесь в ходу буржуйка и как раз те дрова, которые из местного леса. Между прочим, примерно раз в два-три дня сюда завозит воду на собственных машинах АО “Пивоиндустрия Приморья” - по личному распоряжению генерального директора Валентина Логненко, за что его и благодарят обитатели этого богом забытого угла. Заметьте, не мэрию, а пивзавод, которому по идее нет дела до проблем жителей Садгорода.

Конечно, все дело в “кочегарке”, подчиненной курорту, который, кстати, сейчас закрыт. С формальной точки зрения, здесь в муниципальной собственности лишь два дома - та самая девятиэтажка и одна трехэтажка, остальные - на балансе курорта. Однако, как справедливо заметила Светлана Патрушева из 20-го дома по улице Грязелечебница, садгородцев совершенно не волнует, кто должен отапливать их квартиры. Они совершенно справедливо спрашивают, есть в городе власть или ее нет. Они хотят видеть ту власть, которая перестанет их, соседей по улице, делить на ведомственных и своих. Впрочем, судьба и у тех, и у других одинаковая - мерзнут все. Потому всем же “гуртом” они и собираются перекрыть Транссибирскую магистраль.

В администрации Советского района на закономерный вопрос, почему все же не отапливаются хотя бы “свои” два дома, с каким-то даже удивлением вопрошают: “Всего-то два дома?” Мол, было бы из-за чего сыр-бор разводить. Действительно, для масштабов города - это мелочь, но мелочь именно та, которая подтверждает общую тенденцию.

В постоянном страхе перед возможным прекращением отопления живут обитатели Эгершельда. В конце прошлого года котельная торгового порта уже сливала воду из системы жилмассива, руководство предупреждало мэрию о повторе подобной акции и в этом году, однако городские власти успевали подвезти топливо. На голодном пайке работает и котельная АО “ДВМП”, на которой “висит” 30 многоэтажек и 6 объектов соцкультбыта, но и здесь мэрия пока успевает закрыть потребности в топливе. А вот судьба жителей 6 многоэтажек по улице Крыгина поистине трагична: котельная, принадлежащая ОАО “Автомобильная эксплуатационно-строительная компания” (“АЭСКО”), так и не начала нынешний отопительный сезон.

Тут, что называется, нашла коса на камень - руководство “АЭСКО” просто не захотело отапливать муниципальное жилье за свой счет. Наверное, можно было бы воззвать к совести генерального директора Геннадия Маслова, но почему не сделать этого же по отношению к руководству города, к мэру Виктору Черепкову, который в своем последнем радиовыступлении опять убеждал горожан в том, что все ведомственные котельные обязаны обслуживать муниципальное жилье. Может, и обязаны, но не бесплатно - при рыночной экономике это слово (обязаны) употребимо разве что по отношению к налогам.

Никто не вправе заставить предприятие работать себе в убыток. Но это в теории, а на практике во Владивостоке вторую зиму владельцы ведомственных котельных вгоняются в долги. К примеру, фабрике “Заря” подача тепла и горячей воды лишь в одну гостинку обходится в 200 млн. неденоминированных рублей в месяц. Cогласитесь, для предприятия, с трудом удерживающегося на плаву при бесконечных рыночных штормах, такая нагрузка чрезвычайно велика.

Что касается “АЭСКО”, то есть смысл более подробно рассказать о сложившейся ситуации вокруг его котельной. Тем более что, во-первых, эта ситуация складывается один к одному на всех 16 ведомственных котельных города, а во-вторых, именно по этой котельной есть вполне компетентное заключение арбитража.

Этому предприятию 35 лет. Автоколонна №1 автобазы треста “Примортрансстрой” участвовала в промышленном и гражданском строительстве объектов г. Владивостока. В 1983 году ее головное управление перевели из Большого Камня во Владивосток, дислоцировав почти в конце Эгершельда. Здесь и построили базу, то есть большой гараж ангарного типа, к которому примыкает управление. Естественно, обустроили и собственную котельную - просто отгородили часть гаража.

О 6 домах по улице Крыгина в те годы здесь и не думали, поскольку они стояли на балансе плавучего строительно-монтажного отряда № 25 и специально для их обогрева там же, во дворе, существовала котельная - ее остов до сих пор служит туалетом для проходящих. В феврале 1994 года дома были переданы в муниципальную собственность, а в декабре минувшего года Николай Марковцев подписал постановление, которым отменял решение о приеме в муниципальную собственность жилого фонда, инженерных сетей и сооружений АО “ПСМО-25”.

Скорее всего, это постановление будет отменено, поскольку истек срок давности - 3 года - подачи искового заявления, да и бывший хозяин приказал долго жить, а значит, неизвестно, чье же теперь это жилье стало. Скорее всего, мэрия просто пытается умыть руки: мол, не наши дома, а значит, и заботы не наши.

Что же касается “АЭСКО”, то оно никогда не владело этим жильем и никогда не претендовало на эту роль. Просто в свое время фирма пошла навстречу городским властям и подключила 6 домов к своей котельной, поскольку у “дворовой” не хватало мощностей. Изначально этот вариант признавался как исключительно временный и должен был существовать до ввода теплоцентрали, которую тянули сюда с ТЭЦ-1. Получилось, однако, как всегда, в России - теплоцентраль оборвалась за Казанским мостом, в районе улицы Сипягина, и временный вариант стал постоянным. По крайней мере, он устраивает мэрию. Вернее, устраивал бы, если бы руководство “АЭСКО” не уперлось.

В начале прошлого отопительного сезона руководители ведомственных котельных поверили команде, которую привел восстановленный в должности Виктор Черепков, и начали работу без договоров. Поверили и прогорели. Вот расчет затрат, понесенных “АЭСКО” зимой 1996-97 годов на отоплении крыгинцев.

Населению начислен 131 млн. рублей (здесь и далее все суммы приведены в неденоминированных рублях) - это лишь 35 процентов, которые обязано оплачивать население. Да и этих денег владельцы котельной не получили: из ПЖЭТ-1 и с транзитного счета мэрии, куда шли платежи, на счет предприятия поступило лишь 12 млн. рублей. Общая же стоимость отпущенной тепловой энергии составила почти 830 млн. рублей. Мэрия за сезон поставила 552 тонны топлива на сумму 529 млн. рублей. Складываем, вычитаем и получаем 287 с хвостиком млн. рублей - такой убыток понесло “АЭСКО”. Эти цифры были признаны верными в арбитражном суде, а также апелляционной коллегией арбитражного суда Приморского края, заседание которой состоялось в конце прошлой недели.

Собственно говоря, иного решения сейчас, в условиях рыночной экономики, и быть не могло. Суд абсолютно не интересует, сколько мэрии должна краевая администрация, какого уровня бюджет должен компенсировать 65 процентов стоимости тепловой энергии. В договорные отношения, а таковыми признаются отношения, даже не оформленные юридически, - достаточно самого факта пользования услугами, с ведомственными котельными вступила именно мэрия, ей же расплачиваться и отвечать за причиненные убытки.

Надо сказать, что “АЭСКО” достаточно прочно стоит на ногах, но и его недополучение этой суммы подкосило.

- Получилось, что нас наказали за нашу же доброту, - рассказывает генеральный директор ОАО “АЭСКО” Геннадий Маслов. - В прошлом году, поскольку образовался денежный дефицит, мы уплатили около 300 млн. рублей штрафов по налогам. И почти столько же нам должна мэрия. То есть на каждый рубль кредита, который мы дали мэрии, я получил еще и рубль штрафа. А ведь еще надо готовить котельную к сезону. К примеру, чтобы подготовить систему к работе, надо единовременно вложить почти 850 млн. рублей. Экономика какого предприятия выдержит такие непроизводственные затраты?

Вот почему это предприятие категорически отказалось отапливать жилые дома. Летом не раз и не два руководство предупреждало мэрию: если не погасите долги, заморозим более тысячи человек. То ли не поверили чиновники, но только “АЭСКО” своих денег не получило. И пошло на принцип, за что незамедлительно было наказано: по распоряжению мэрии на его базу была прекращена подача воды. Смешно такими вещами заниматься власти. Предприятие абсолютно не пострадало. Для собственных нужд ему хватает трех кубометров в сутки, которые и доставляет собственная восьмикубовая водовозка. Попытка мэрии поставить на колени хозяина кочегарки превратилась в анекдот, для жителей улицы Крыгина, правда, совсем не смешной.

Такова примерная схема, по которой развиваются отношения между мэрией и хозяевами ведомственных котельных. Да, в более или менее достаточном объеме они получают топливо, но остальные-то затраты непосильным грузом ложатся на предприятия. Надо заметить, что за судебной тяжбой между мэрией и “АЭСКО” все следили, затаив дыхание. К Геннадию Маслову на консультацию приезжали ходоки с предприятий, оказавшихся в аналогичном положении. Так что наверняка мэрию ждет серия исков по итогам и прошлого, и нынешнего отопительных сезонов.

Кое-где отношения еще утяжелены обвинением ведомств в неверной передаче муниципального жилья: мол, его-то передали, а котельные оставили себе, чтобы “делать бизнес”. Действительно, в положении, утвержденном постановлением правительства “О порядке передачи объектов социально-культурного назначения и объектов коммунально-бытового назначения федеральной собственности в госсобственность субъектов РФ и муниципальную собственность”, прямо сказано, что котельные и сети должны передаваться вместе с жильем. Однако делается весьма существенная оговорка: если эти котельные не расположены на территории предприятий.

Так что, скажем, у того же “АЭСКО” отнять котельную просто невозможно, разве что вместе с гаражом. Вряд ли состоится и передача котельной торгового порта, да и ряда других. Да и не дело в разгар январских морозов выяснять, кто прав, кто виноват. Надо просто изыскивать возможности для расчета с предприятиями, а не шантажировать их отключением воды и электроэнергии.

Конечно, весьма заманчиво “растолкать” горожан по ведомствам и умыть руки. Для этого, однако, нужны законные основания, с которыми у мэрии не густо. А потому совершенно справедливо жители и Садгорода, и улицы Крыгина претензии предъявляют городским властям, которые уже в силу своих должностных обязанностей так или иначе должны обеспечить тепло в их квартирах. Без всяких оговорок и экивоков. Иначе зачем она, такая власть, претендующая, между прочим, на звание народной.

...В Садгороде бригаду “В” вышли провожать все “ходячие” жильцы замороженной девятиэтажки, бывшие в то время дома - сплошь пенсионеры. Надежда у них сейчас одна: может, хоть через газету услышит мэр напоминание замерзающих:

- Виктор Иванович, негоже нас вычеркивать из списков горожан, мы еще живы...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера