Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Захват БПК “Сторожевой”: как это было...

В боевом составе Тихоокеанского флота есть корабль, о котором по сей день легенды переплетаются с былью, а действия его замполита капитана 3-го ранга Валерия Саблина, захватившего 9 ноября 1975 года “Сторожевой” и бросившего вызов Леониду Брежневу и его команде, не получили однозначной оценки в обществе и по сей день.

...БПК “Сторожевой” после участия 7 ноября 1975 года в морском параде по случаю 58-й годовщины Октябрьской революции стоял на рейде Риги. Утром 9 ноября он должен был сняться с якоря и убыть в Лиепаю.

Справка. Большой противолодочный корабль “Сторожевой” был построен в Калининграде. Вступил в боевой состав Балтийского флота в марте 1974 года. Водоизмещение 2735/3100. Размеры: 123, 1х14,2х7,2. Вооружение: ракетно-артиллерийское, торпеды, мины. 4 газовые турбины = 52000 л. с., скорость 32 узла, автономность 30 суток. Экипаж 194 человека, из них 15 офицеров и 14 мичманов. До 1978 года “Сторожевой” и однотипные с ним корабли классифицировались как БПК, затем были переведены в класс СКР (сторожевые корабли).

Вечером 8 ноября, когда личному составу корабля уже в который раз “крутили” кинофильм “Броненосец Потемкин”, замполит капитан 3-го ранга Валерий Саблин изолировал командира “Сторожевого” капитана 2-го ранга А. Потульного в гидроакустическом посту, заперев его там на замок, собрал офицеров и мичманов в кают-компании и выступил перед ними со своим видением ситуации, складывающейся в Советском Союзе. Он говорил об отходе руководства страны от ленинских принципов в строительстве социализма, бюрократизме, очковтирательстве и приписках, использовании служебного положения партийно-советскими бонзами в личных целях, злоупотреблениях в торговле и правоохранительных органах, попрании социальной справедливости в советском обществе, что вызывает ропот и недовольство у населения страны. Как выход из сложившейся ситуации капитан 3-го ранга Валерий Саблин предложил ранним утром 9 ноября сняться с якоря, объявить “Сторожевой” независимой территорией и идти в Кронштадт, где потребовать от имени экипажа у руководства партии и государства предоставить ему возможность выступлений по центральному телевидению с изложением своих взглядов. По предложению замполита по данному вопросу было тут же проведено голосование. Не разделявшие взглядов В. Саблина 10 офицеров (большинство) и 5 мичманов из 14, чтобы потом в случае чего они не понесли ответственности, были изолированы в каютах.

Справка. Саблин Валерий Михайлович, капитан 3-го ранга, заместитель командира БПК “Сторожевой” по политической части. Родился в 1939 году в семье потомственного военного моряка. Член КПСС с 1959 года. В 1960 году окончил Ленинградское высшее военно-морское училище им. Фрунзе. До 1969 года проходил службу на строевых должностях и с должности помощника командира сторожевого корабля Северного флота поступил в военно-политическую академию им. Ленина, которую окончил в 1973 году. В августе этого же года назначен замполитом на БПК “Сторожевой”. По службе аттестовывался положительно. Женат. Сын 1962 года рождения.

В 23 час. 20 мин. по сигналу “Большой сбор” были построены матросы и старшины, к которым также обратился замполит со своей программой, заметив, что предполагаемые действия нарушением присяги и изменой Родине не являются и что он всю ответственность за акцию берет на себя. На вопрос: где находится командир и разделяет ли он планы замполита, Валерий Саблин честно ответил, что командир корабля его не поддерживает, в связи с чем временно изолирован.

Затем было проведено голосование среди матросов и старшин, часть из которых согласилась с предложением своего замполита, другая его не поддержала, основная масса вообще оказалась пассивной, не высказав своей позиции. После этого экипажу была дана команда: “Отбой!”

В 23 час. 30 мин. со “Сторожевого” сбежал старший лейтенант В. Фирсов. Спустившись по швартовому канату на бочку, он перебрался на стоявшую по соседству подводную лодку “Б-49”, где сообщил ее командиру о бунте на корабле. Вызванный катер доставил Фирсова на берег, где он рассказал о событиях на “Сторожевом” начальнику штаба 78-й бригады кораблей охраны водного района и особисту этой бригады.

Как только стало известно об исчезновении старшего лейтенанта Фирсова, Саблин решил, не дожидаясь утра, выйти в море. Около 3 часов 9 ноября 1975 года “Сторожевой” снялся с бочек и направился в Рижский залив. В это время покинуть корабль удалось еще одному члену экипажа - старшине 1-й статьи Ю. Шевелеву, который, как и старший лейтенант В. Фирсов, спрыгнул на бочку, откуда потом был доставлен катером на берег.

Спустя час заместитель командира корабля по политической части капитан 3-го ранга Валерий Саблин попытался выйти открытым текстом в эфир со своим обращением к народу Советского Союза. Однако шифровальщик отказался делать это, сославшись на то, что в таком случае будут рассекречены шифры, надо будет их менять на флоте, что принесет весьма существенный ущерб казне...

И тогда мятежный замполит обратился к соотечественникам по засекреченной связи: “Всем, всем, всем! Говорит БПК “Сторожевой”...” После чего изложил свою боль за страну и план действий, закончив обращение мольбой-призывом: “Поддержите нас, товарищи!”

Страна, понятно, сей крик души не услышала.

А вот главком ВМФ СССР, в адрес которого Саблин также передал телеграмму со своими предложениями и требованиями, был в шоке, как и министр обороны... О невероятном ЧП не сразу решились сообщить Леониду Ильичу. А когда наконец доложили, Брежнев долго ругался и в адрес главкома ВМФ С. Горшкова, и в адрес старого фронтового друга министра обороны СССР маршала А. Гречко. И лишь после этого генсек одобрил и утвердил приказ министра обороны: остановить мятежный корабль любой ценой. В случае неповиновения - уничтожить!

“Брать” “Сторожевой” были посланы дежурная корабельная ударная группа Балтийского флота, 2 пограничных сторожевых корабля, а также авиация, в т. ч. стратегическая, так как Москва после случившегося перестала доверять флоту. Все эти силы готовы были в соответствии с приказом уничтожить взбунтовавшийся корабль, который, как было объявлено вышестоящим командованием, намерен уйти в Швецию, а заодно и все живое вокруг... И когда “Сторожевой” не внял приказу застопорить ход и предупреждению в случае неповиновения применить против него оружие, по курсу корабля, а затем и по нему самому был открыт пулеметно-артиллерийский огонь, с “Ту-95” полетели авиабомбы, в результате чего БПК получил более 30 пробоин. “Сторожевой” упрямо шел вперед, в бой не вступал.

Тем временем группа матросов во главе со старшиной 1-й статьи В. Копыловым, видя, что дело принимает весьма крутой оборот, предприняла попытку освободить командира. Но у них на пути встал ближайший помощник В. Саблина матрос Александр Шеин, предложивший для начала выслушать мнение замполита, находившегося на командирском мостике. Матросы согласились с Шеиным, но когда он убыл к Саблину, они открыли командира. Капитан 2-го ранга А. Потульный тотчас приказал вскрыть арсенал и вооружить всех, кто поддерживал его, а затем, ворвавшись на главный командный пункт корабля, выстрелил в своего замполита из пистолета. Как потом скажет Потульный: “Опасаясь, что вдруг Саблин будет стрелять, я целился ему в печень, но подумав, что он будет нужен следствию, выстрелил в ногу...”

Раненого Саблина арестовали, приставив к нему вооруженный караул. То же самое сделали и с его сторонниками.

В 10 час. 32 мин. 9 ноября “Сторожевой” по приказу капитана 2-го ранга А. Потульного застопорил ход. Командир доложил командованию по радио, что бунтовщики арестованы, он приступил вновь к исполнению своих обязанностей и ждет указаний.

Вскоре к кораблю подошел катер, и суровые люди в штатском приняли со “Сторожевого” к себе на борт капитана 3-го ранга В. Саблина и его сторонников, всего 11 человек.

С оставшимися на корабле еще неделю вели “разборки” высокопоставленные члены специально созданной комиссии, в результате чего личный состав большого противолодочного корабля “Сторожевой” раскаялся и “выражал возмущение предательским действиям Саблина и просил заверить министра обороны, ЦК КПСС и лично товарища Брежнева Л. И. в том, что матросы, старшины, мичманы и офицеры глубоко осознали свое временное заблуждение и готовы к выполнению своего воинского долга”.

Сразу после этого экипаж “Сторожевого” был расформирован, корабль передан новому экипажу. На флоте приняли строжайшие меры к исключению утечки информации по факту этого ЧП.

“Сторожевой” принял экипаж моряков-тихоокеанцев, подвернувшихся начальству под руку: они прибыли получать новый для ТОФ корабль и оказались как нельзя кстати. Мятежный БПК был убран с глаз долой подальше от военного и партийно-советского руководства страны - на Камчатку.

Автору этих строк вскоре после описываемых событий довелось служить “в краю вулканов”. Несмотря на строжайшее табу о ЧП на “Сторожевом”, кое-какая информация все-таки просочилась из-под завесы тайны и ходила во флотских кругах. Правда, она была далека от реальности и походила на легенду, что по обыкновению случается всегда, когда нет доступной достоверной информации: мол, корабль был захвачен прибалтийскими националистами из числа офицеров БПК, которые, перебив командование и обманув экипаж, пытались угнать его в Швецию. Однако наша славная авиация атаковала супостатов и не позволила им уйти за кордон...

Возможно, понимая, что, несмотря на все старания, “шила в мешке” не удастся утаить, эта версия событий была спущена сверху, что, по мнению руководства, было более приемлемо, дескать, проклятые националисты свирепствуют в дружной семье братских народов, чем позволить людям узнать правду о мятеже с политической подоплекой русского замполита...

...9 месяцев длилось следствие по факту событий 9 ноября 1975 года на БПК “Сторожевой”. В конце концов всех, кроме капитана 3-го ранга В. Саблина и матроса А. Шеина, по приказу свыше отпустили из Лефортово с миром. Они признали себя во всем виновными и глубоко раскаивались. Саблин и Шеин остались. Они должны были понести суровое наказание, чтобы впредь другим неповадно было покушаться на устои Системы. Уголовное дело № 131 составило 40 томов (как недавно сообщалось, гриф секретности с него не снят до сих пор). На Лубянке сам факт военного мятежа на боевом корабле старались оставить “за кадром”.

Как свидетельствовал уже в наши дни бывший старший следователь КГБ СССР Олег Добровольский в документальном фильме “Русская трагедия”: “В предъявленных обвинениях Саблин признал себя частично: в нарушении присяги, захвате власти на корабле, изоляции командира, умышленном неподчинении приказу остановиться, во внесении раскола в экипаж... Вместе с тем он не считал себя изменником Родины, утверждал, что старался действовать на благо Родины”.

Отверг замполит и обвинения в том, что он хотел угнать корабль в Швецию, что подтверждали и его товарищи-свидетели, как и не призывал перейти на сторону врага...

Выступление капитана 3-го ранга В. Саблина не было стихийным. Крамольные мысли его стали посещать после расстрела рабочей демонстрации в июне 1962 года в Новочеркасске, что жизнь людей в Советском Союзе далека от провозглашенных принципов социальной справедливости. А в 1973 году, после окончания военно-политической академии, он вплотную занялся вопросом, как донести до народа “голос правды”, что в конечном счете стоило ему жизни.

...Валерий Саблин заканчивал военно-морское училище в Ленинграде на набережной мятежного лейтенанта Шмидта, портрет которого после ареста обнаружили в его каюте...

Братья Валерия Саблина Борис и Николай впоследствии говорили о нем так: “Люди его характера не выдерживали в той системе и либо спивались, либо диссидентствовали и сидели в лагерях. Он пытался крикнуть слова правды, но ему не дали этого сделать...”

Захвати корабль по пьянке, судьба Саблина была бы, думается, не столь трагична.

...Пятью годами раньше, в июле 1970 года, адмирал Байков - командир Ленинградской военно-морской базы и первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Толстиков, упившись “вусмерть”, захватив военный корабль и угрожая расправой пытавшемуся было воспрепятствовать экипажу, угнали его... в Финляндию, совершив тем самым по сути террористический акт.

Добрые финны, “повязав” высокопоставленных советских бонз, вернули их вместе с кораблем на Родину.

В отличие от случая с Саблиным, когда толком никто не знал, что же случилось на “Сторожевом”, инцидент 1970 года на все лады комментировался различными “вражьими голосами”: еще бы, такой забавный сюжетец из жизни советов!

И что же стало с угонщиками военного корабля, наделавшими столько шума на весь мир? Да ничего особенного: адмирала просто изгнали с флота, а вожак ленинградских коммунистов товарищ Толстиков отправился послом в Китай...

А что? “Политики” в их действиях не усмотрено, против системы они не выступали. А угон за границу корабля... С кем по пьянке причуд не случается?!

Заместитель командира по политической части БПК “Сторожевой” капитан 3-го ранга Валерий Саблин, будучи абсолютно трезвым, пошел напролом против системы. И она уничтожила его.

В июле 1976 года военная коллегия Верховного суда СССР “с учетом тяжести совершенного изменником Родины Саблиным преступления” приговорила его к исключительной мере наказания - расстрелу.

Его “активный пособник” Шеин был осужден к 8 годам лишения свободы с отбыванием первых 2 лет в тюрьме. (На самом деле А. Шеин отсидел 5,5 года в тюрьме и 2,5 года в колонии строгого режима. - Авт.)

...Ну а “Сторожевой” по-прежнему в строю, охраняет дальневосточные морские рубежи России. И лишь “заплатки” на местах пробоин, полученных кораблем в ноябре 1975 года, напоминают сведущим людям о былых трагических событиях...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера