Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

За именем - в Париж

“Путешествовать во времени можно только с художником” - так считает Юрий Волкогонов, арт-менеджер Центра современной русской культуры (Париж - Москва - Нью-Йорк). Этот центр был организован Александром Глезером 8 лет назад.

А музей современного русского искусства в Джерси-Сити, созданный тем же “автором”, насчитывает уже почти 2 десятилетия. В эти дни там проходит выставка “Незнакомая Россия”. Среди ее работ немало картин владивостокских художников: Евгения Макеева, Владимира Ганина, Николая Андрейчикова, Алексея Филатова, Зинатулиных - Фернана, Ильяса и Лили.

Наш корреспондент встретился с Юрием Волкогоновым, который недавно вернулся из Джерси-Сити.

- Юрий, известно, что у Владивостока тоже был шанс создать музей современного русского искусства.

- Действительно, такое предложение впервые прозвучало еще 4 года назад от Александра Глезера. Но дело, увы, не пошло.

Александр Глезер больше 30 лет собирает и экспонирует искусство нонконформистов. Его богатейшее собрание отражает художественную жизнь целого пласта русского искусства, интерес к которому огромен, свидетельство тому - более 180 выставок в Европе, Америке, Японии.

Разумеется, заинтересованность в идее создания музея во Владивостоке человека такого масштаба могла бы придать нашему городу красок. Больше того, с одной стороны, это включило бы Владивосток в систему культурных центров не только России - мира. С другой - имея такую базу, можно было приглашать к себе именитых художников. Сегодня остался пока один вариант - представлять наших художников в Америке, Франции.

- Почему именно там?

- Как бы мы ни тешили себя иллюзиями, что выставки в любой стране придают вес художнику, есть лишь несколько мировых общепризнанных центров изобразительного искусства, которые могут сделать имя художнику. Это Нью-Йорк, Париж, Берлин, Дюссельдорф.

Вот почему мы показываем работы молодых художников из Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Владивостока, Уфы именно там. В нашем городе тоже образовался свой круг - около 20 молодых талантливых художников, с которыми нам интересно работать. Впрочем, эти симпатии взаимные. Начиная с 1993 года центр организовал свыше 30 выставок. Примерно четверть представленных там российских художников были из Владивостока. Причем 7 художников побывали там собственной персоной. И это очень важно. Любой уважающий себя художник должен почувствовать, как он “звучит” в международном контексте.

- И как “звучат” наши владивостокские?

- В Нью-Йорке только официально зарегистрировано около 300 тысяч художников. Поэтому надеяться, что молодой малоизвестный, пусть даже суперталантливый мастер может произвести там фурор, по меньшей мере наивно. Тем не менее наши художники не остались незамеченными. Об этом свидетельствуют благожелательные отзывы в прессе. И потом, их работы приобретают. Причем довольно известные коллекционеры, такие, например, как Нортон Додж, чье собрание насчитывает сегодня 12 тысяч единиц. Самым популярным в плане “спроса” оказался Володя Ганин.

Как признался как-то Александр Глезер, во время его первого приезда во Владивосток со своей коллекцией в 1993 году он никак не ожидал увидеть в некогда закрытом городе интересных неофициальных художников. Но первая же встреча - с Александром Пырковым - все изменила. Глезер считает его самым значительным из наших абстракционистов: с собственным ощущением мира, с особым звучанием темы.


“Двое”. Ф. Зинатулин
- Если говорить о русском изобразительном искусстве последнего десятилетия, на ваш взгляд, какое оно?

- Давать какие-то окончательные оценки сложно - оно “не отстоялось”. И тем не менее нельзя не отметить, что искусство последнего десятилетия наполнено “новым духом”. В нем уже начала угасать нота социальной критики, уступая место усложненности форм, импульсивности, раскованности.

И еще. К счастью, в наши дни окончательно стерлось разделение изобразительного искусства по политическому признаку: на официальное и нонконформистское. К слову, и задачи музея в Джерси-Сити в связи с этим тоже изменились. Если первоначально он как музей неофициального советского искусства призван был помогать запрещенным русским художникам выставляться и тем самым формировать общественное мнение за рубежом, то сейчас на первый план вышла другая задача - помочь обрести имя неизвестным художникам. Вообще сегодня на западе популярны разные направления свободного русского искусства - неоэкспрессионизм, абстракционизм, соц-арт, сюрреализм, мистический реализм. Главное - уровень.

- А просто реализм совсем вышел в “тираж”?

- Реализм как художественное направление уже все сказал. И вошел известными именами в золотой фонд мировой культуры. С этим мнением, знаю, многие не согласятся, но это так. В ведущих музеях мира ни одного художника классической реалистической школы XX века нет. Есть В. Кандинский, К. Малевич, М. Шагал. Из современных - И. Кабаков, О. Рабин, Э. Булатов, В. Комар и А. Меламид, В. Янкилевский.

Другое дело, что нельзя стать хорошим художником, не пройдя реалистическую школу.


“Играющий”. Л. Зинатулина
- Юрий, у вас есть своя собственная коллекция?

- Александр Глезер, с которым мы работаем в центре уже 5 лет, подарил мне несколько работ М. Шемякина, Э. Неизвестного. Есть в моей коллекции и произведения молодых художников из Санкт-Петербурга, Москвы, Нижнего Новгорода и, разумеется, Владивостока. Практически все они продолжают жить своей жизнью - то есть выставляются, кочуют с выставки на выставку. Дома находится лишь несколько картин - они хоть как-то скрашивают жизнь жене Вике и сыну Диме во время моих частых длительных поездок.

- Кстати, о выставках, каковы ваши ближайшие планы?

- Осенью в музее в Джерси-Сити планируем открыть 8 персональных выставок. Одна из них - владивостокского художника Анатолия Заугольного, прекрасного акварелиста. Средства на его поездку обещал изыскать Сергей Семин, глава администрации Первомайского района. Это особенно важно сейчас, когда центр потерял двух самых своих больших спонсоров: “Домодедовские авиалинии” и “Аэрофлот: международные авиалинии”. С реорганизацией предприятий спонсорские программы сворачиваются. Тем не менее с нами остаются давние наши меценаты, которым хочется выразить большую благодарность: Ольга и Алексей Сорокины, Виктор Мельник. В октябре в Париже мы намерены провести аукцион “Современное русское искусство”. Из 300 работ, представляемых на арт-распродажу, 80 - владивостокские.

В декабре в Нью-Йорке должна открыться выставка под названием “Дети перестройки”. Поочередно там появятся все регионы России. Владивосток в планах второй после Красноярска. На открытие будут приглашаться губернаторы соответствующих краев и областей. Может быть, таким образом они станут ближе к своим талантливым художникам.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера