Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Я в вечном долгу перед зрителями...

- Лия Меджидовна, хочется сказать вам спасибо за “Персидскую сирень”.

- Мы в этот спектакль вложили нежность к тем, кто находится в зале, и к тем, кого мы играем. Пожалуй, впервые в моей жизни спектакль имеет успех у всех слоев населения. Вообще Владивосток - дико театральный город. Здесь зрители всегда охотно идут на спектакль, несмотря на кризисное время.

- Что значит для вас больше: одобрение коллег или признание зрителей?

- Пожалуй, одобрение коллег. Я очень трепетно отношусь к мнению любого актера, который придет в зал. Это люди, которые знают профессию изнутри, и они ЧИТАЮТ. Когда-то я была в ужасе от мысли, что в зал может прийти Эфрос и я буду плохо играть. Однажды он пришел, и я плохо играла. А бывало, смотрю спектакль впервые, но он уже как заигранная пластинка: тут актер имитирует, тут штамп, а это мы уже слышали в другом спектакле... Я зрителей во время спектакля слышу, чувствую. Во время поклона смотришь, опустел ли зал. У Виктюка, например, на премьере четверть зала может уйти. Это где-то на сотом спектакле будут ломиться и висеть на люстрах. Почему так? Сама не понимаю.

- Вы чувствительны к критике?

- Очень. Я расстраиваюсь так, что с сердцем плохо. Заболеваю, когда читаю о себе мерзости в газетах.

- Вы можете за себя постоять?

- Проще постоять за другого. А когда за себя - получишь лишь новую порцию помоев.

- Лия Меджидовна, в свое время вас преследовало амплуа “травести”, как вам удалось от него избавится? Ведь страшно быть не актером, а типажом.

- Это ужасно, когда на человеке стоит ярлык. На мне очень долго стоял сначала один ярлык, потом его сменил другой, третий. Сыграешь удачно одну роль - и все, за тобой тянется “кровавый” след, избавиться от которого практически невозможно. В моем случае, кажется, помогла “Квартира Коломбины”.

- Рязанов в своей книге “Неподведенные итоги” сравнивал ваш талант с талантом Чарли Чаплина.

- Ну, Эльдар Александрович любит актеров. Он всегда с нежностью и с преувеличением достоинств говорит и пишет о них. Кстати, чаще всего режиссеры терпеть не могут актеров. А Эльдар Александрович их обожает и может делать с ними все что угодно. Дайте ему артиста, и он будет играть так, как нужно Рязанову.

- Вам не кажется, что среди молодых актеров нет ярких талантов?

- О нет. Среди молодых много талантов. Талантливый человек сейчас сразу получает признание. Есть, правда, актеры, которым не хватает характера, но, как говорил один мой знакомый художник: “Скромность в искусстве ведет к забвению”.

- Как вы думаете, кризис экономики перерастет в кризис искусства?

- Конечно. Сегодня я не могу строить планы. У нас 30 сентября будет сбор труппы, и мы узнаем, распускается театр или нет. Потому что жить с билетов мы не можем, зарплату платить нечем, дотации сократились. Мы с “Персидской сиренью” еще проедем по городам и весям, может, съездим за границу, куда очень охотно приглашают. Как остальным выжить, не представляю.

- А что ждет кинематограф? Кстати, вы в последнее время почти не снимаетесь. Не приглашают?

- Кино требует колоссальных денег, неизмеримо больше, чем театр. Он, может быть, еще выживет. Сейчас все в кино остановилось. Недавно у меня были съемки в очень неплохом фильме “Вино из одуванчиков” по Брэдбери. В прокате, думаю, фильм будет называться иначе. Это был мой последний фильм. Уверена, что больше не буду сниматься. Не потому, что не приглашают. Просто с теми людьми, которые найдут возможность снимать, не смогу быть свободной. А свободу мыслить, говорить, свободу на сцене ценю больше всего.

- Так получается, искусство умрет?

- Останется литература, которая будет писаться эзоповским языком, появится иносказательность, запрещенные произведения.

- В таком случае вы никогда не думали, что стоит уехать из страны?

- Нет, за границу не уеду. Если только взрывать будут... Я в долгу перед своими зрителями. Они меня так любят. Причем ни за что. Кроме того, что всю жизнь честно играла, никаких значительных открытий я не делала. Любовь зрителей, их нежность... я должна за это отвечать.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера