Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

ВСЕ ВЫШЕ, ВЫШЕ И ВЫШЕ...

Умотавшись на работе, в “удовольствие” натолкавшись в общественном транспорте, пехом взобравшись на родную сопку, вы наконец-то подходите к своей 9-этажке или 14-этажке и вдруг обнаруживаете, что лифт не работает. Для дальнейшего марш-броска набираетесь сил и, поминая недобрым словом всех, кто придет на ум, все же идете: куда же деваться, если тут ваша квартира, тут ваша семья. Впрочем, слово “вдруг” Владивостоку уже не подходит. Во многих многоэтажках лифты не работают по 2-3 года, и иные горожане начинают готовиться к подъему в собственную квартиру еще на работе, с обеда. Тут уже неважно, на 9-м или 11-м этаже вы живете. Этажом выше, этажом ниже - какая разница. Главное, для довольно большой группы владивостокцев это стало нормой жизни. Неправильной, но все же нормой, исправлять которую, судя по всему, власти не спешат.

ЗАБЫТОЕ ДОБРОЕ СТАРОЕ...

Еще 10 лет назад владивостокцы горя не знали с лифтами. Вертикальная структура, имевшая главную надстройку в Москве и “кормившаяся” как из федерального бюджета, так и сборами с квартиросъемщиков, сбоев практически не давала. Когда было необходимо, столица мощно поддерживала свои филиалы на местах, обеспечивала запчастями, лифтами.

Схема взаимоотношений спецпредприятий и городских властей была обкатана годами, как раньше говорили, именно плодотворного сотрудничества, а не попыток объехать друг друга на вороных. “Дальлифт”, чья сфера влияния в те годы распространялась также на Хабаровск, Благовещенск, Тынду, во Владивостоке заключал договоры на содержание и ремонт лифтов с каждым из 5

ПЖЭТов как с хозяевами жилья, которые имели лицензии на эксплуатацию. Последнее особенно важно, поскольку будь лифт даже трижды исправен, вам все равно считать ступеньки, если собственник дома, жилого ли, “офисного” ли, не будет иметь эту самую лицензию.

С этих же ПЖЭТов, куда горожане носили квартплату, “Дальлифт” получал средства, которые в основном покрывали необходимые для текущего содержания и ремонта, а также формирования фонда заработной платы затраты. Предприятие имело на своем счету деньги, имело свою базу, где совершался мелкий и средний ремонт различных механизмов и узлов лифта. Например, только обмотчиков электродвигателей на владивостокской базе числилось 5 человек, что позволяло в кратчайший срок заменить сгоревший агрегат, а это случалось и случается довольно часто.

Конечно, и тогда возникали трения, требовавшие вмешательства более высоких инстанций как с той, так и с другой стороны. Но в целом и общем они никак не влияли на “работоспособность” лифтов: начальство спорило, что-то доказывало друг другу, а они все равно возносили нас к теплым и уютным квартирам. Тогда в нашем городе был зарегистрирован максимальный простой лифта - 2 месяца. Но это уже было ЧП, а попросту кабина со всем своим шахтным “такелажем” и агрегатами требовала полной замены. Лифты в России производят лишь в Москве и Санкт-Петербурге, вот и набегало 60 дней - пока пройдет заявка, а потом и доставка.

Расшатываться система начала с 1993 года, когда победившие демократы заварили во всех отраслях народного хозяйства страны ту самую кашу, которую россияне не могут расхлебать до сих пор. Имеется в виду ускоренная реализация провозглашенных реформ, акционирования, приватизации...

Владивостокские ПЖЭТы начали стремительно нищать, но все равно договоры с “Дальлифтом” заключались ежегодно. И хотя уже тогда начались неплатежи, обе стороны как-то находили общий язык различного рода взаимозачетами, денежными и бартерными, на что, кстати, шли и городские власти, как-то сводили обоюдный баланс к нулю - словом, никто не становился в позу, и лифты опять-таки ходили, а мы, горожане, довольные и усталые, в считанные секунды поднимались к своим очагам.

В принципе не повредила делу и некоторая реорганизация лифтовой службы России. Сейчас головная фирма носит название ЗАО “РУСОТИС”. У нас ее филиал - “Дальлифт”, который также обслуживает Уссурийск, Спасск, Большой Камень, Шмаковку. Все “неприморские” подразделения образовали собственные предприятия. Но это их дело, а для нас главное, что во Владивостоке осталось специализированное предприятие с квалифицированными кадрами и собственной производственной базой, в принципе способное закрыть все потребности Приморья в своих услугах.

Нет, не с этой стороны пришелся удар по лифтовому хозяйству. В краевом центре начиналась новая эра в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Последний договор с ПЖЭТами “Дальлифт” заключил в 1996 году. Это было весной, а осенью из своего изгнания вернулся Виктор Черепков.

НОВОЕ ВРЕМЯ, НОВОЕ МЫШЛЕНИЕ?

В 1997 году началась продолжительная война между мэрией и ПЖЭТами. Цели и задачи, которые в ней ставили обе стороны, достаточно подробно описаны всеми средствами информации, и останавливаться на них мы не будем. Для нашей темы главным событием стал запрет мэрии заключать “Дальлифту” договоры напрямую с ПЖЭТами. С грехом пополам такой договор все же появился в мае, но уже с комитетом по жилищно-коммунальному хозяйству.

В утвержденных обеими сторонами расценках на услуги заложили на прибыль лишь 10 процентов, что уже само по себе катастрофически мало. Но и эта база значительно уменьшилась из-за недобросовестности или финансовой неспособности жильцов, по приблизительным подсчетам, лишь 50 процентов из которых вовремя и в полном объеме закрывали свои коммунальные платежи. А также из-за прошлогодней неразберихи с жировками - тогда одна часть несла свои деньги в мэрию, а другая - в ЖЭУ. Попробуй теперь найди эти деньги. И “Дальлифт” начал стремительно нищать и опускаться в долговую яму.

Этот год тоже не обещает ничего хорошего ни предприятию, ни горожанам. Договор не заключен до сих пор, а нет договора - нет денег. У мэрии, видите ли, возникли новые идеи. Во-первых, она пытается заставить “Дальлифт” взять в штат лифтеров, то есть помимо содержания и ремонта навесить на предприятие еще и эксплуатацию, чем никогда оно не занималось. А во-вторых, обвиняя его в монополизме, реформаторы из Серого дома угрожают создать альтернативную службу. Хотя, навязывая “Дальлифту” еще и лифтеров, мэрия делает его еще большим монополистом, чем есть он на самом деле. Впрочем, пытаться понять ее логику - дело безнадежное, и потому заниматься этим не будем.

За всеми этими новациями чиновники как-то забыли, что для запуска лифтов в переданных на баланс города бывших ведомственных домах нужно получить лицензию. Иначе Гостехнадзор просто не даст добро на эксплуатацию. Впрочем, наверняка лифты в них уже разграблены, и их запуск неизбежно повлечет дополнительные капиталовложения.

НЕ ПОДМАЖЕШЬ - НЕ ПОЕДЕШЬ

Это в прямом смысле: без денег лифт все равно не поедет, а их не предвидится. Договор рано или поздно подписан, конечно, будет, однако в его проекте в стоимость услуги для “Дальлифта” опять заложено лишь 10 процентов. Мы реалисты и понимаем, что в обозримом будущем вряд ли все 100 процентов квартиросъемщиков будут способны погашать получаемые жировки. К тому же мы оплачиваем лишь 40 процентов услуги, остальные по логике должен компенсировать федеральный бюджет. А это, как все мы знаем на примере энергетиков, сегодня нереально.

А между тем у “Дальлифта” уже сегодня арестованы счета. Иногда удается что-то выцыганить на зарплату, но не более. А деньги нужны, например, на покупку проволоки, чтобы реанимировать участок по обмотке электродвигателей. Сейчас он стоит, а между прочим, город, вернее, его лифты ежегодно требуют до 120 новых или обновленных двигателей.

Нашли такой участок в Уссурийске, но там берут за восстановление единицы 2 тысячи рублей. Мэрия согласилась нести эти расходы и действительно оплатила замену обмотки 20 двигателей. Но дальше перестала платить, и Уссурийск, естественно, отказал “Дальлифту” в этой услуге.

Вот расценки на замену некоторых узлов и деталей, на первый взгляд, такого простого в устройстве лифта. Панель, которую ради спортивного интереса вырывают с корнем, - 440 рублей, кнопка, которую любят поджигать наши дети, - 46 рублей, этажный переключатель, тоже являющийся жертвой постоянных диверсий, - 71 рубль, тормозная катушка в сборе, ставшая предметом вожделения воров, - 800 рублей, реле, регулярно выходящее из строя, - 70-90 рублей.

“Дальлифт” сегодня не в силах финансово вытянуть все эти вроде бы копеечные замены и ремонты. А ведь абсолютное большинство лифтов во Владивостоке уже выработали свой ресурс, а значит, Гостехнадзор может просто их остановить. Так вот, средний лифт на заводе стоит 100 тысяч рублей, с доставкой - 200-250, в зависимости от партии, то есть на какое количество лифтов будет поделен железнодорожный тариф. В старое доброе время эта проблема могла решиться через головную контору, теперь только через благосклонность местной власти.

Между прочим, проживающие не в муниципальных домах, а в так называемых “крутых” отнюдь не бедствуют. Лифты они везут из Франции, Германии, причем исключительно бизнес-класса и люкс-класса. Обходится такая машина с доставкой около полумиллиона рублей. Естественно, из своего кармана оплачивают ремонт, содержание и эксплуатацию столь дорогой игрушки, и она у них не ломается.

Что ж, в области сервиса деньги - главное, все остальное - бесплодные поиски черного кота в темной комнате. Никакие реструктуризации, сверхсбалансированные договоры и голое желание мэрии не заставят двигаться лифты. Им тоже нужна смазка - в виде монет и купюр.

Читатель, видимо, останется недоволен представленным материалом. Главным образом потому, что уж совсем туманно представлена перспектива. Однако что есть, то есть. Мэрия сегодня настолько сосредоточила в своих руках все ниточки и веревочки, все рычаги и рычажки, что без нее лифты не пойдут. Наоборот, число нерабочих из месяца в месяц, скорее всего, будет увеличиваться. И тут совершенно непонятно, чего она, собственно, хочет. Отстаивает наш интерес? Вроде бы нет, поскольку наш интерес в том, чтобы лифты двигались. Тогда ради кого и ради чего все эти ломки сложившихся структур, все эти пересмотры и новации? Ведь комфортнее горожане от них жить не стали. И скорее всего, не станут.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера