Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

Время летит быстрее, чем мы стареем

Людям свойственно предаваться воспоминаниям. Согласитесь, что даже самая заурядная судьба состоит из событий пусть разной степени значимости, но все же оставляющих свой след в жизни человека. Иногда так и подмывает сесть за стопку печатных листков и накрапать мемуары. А почему нет, если что ни поворот судьбы, то сюжет для небольшого рассказа или стихотворных строк.

Валентина Захаровна Бондаревич, дама уважительного возраста, как раз из когорты людей, ведущих летопись своей жизни. А жизнь ее, надо сказать, расцвечена самыми неожиданными встречами и событиями. Бережно хранит Валентина Захаровна и уникальные фотографии, и подробности истории своего рода, берущего начало с деда, донского казака, который прибыл во Владивосток аж в 1864 году.

- Знаете, память такая штука, - говорит Валентина Захаровна, - сегодня есть, а завтра нет. Вот и записываю свои воспоминания и стихи.

Впрочем, свои стихи и даже поэмы она помнит наизусть и как-то плавно вплетает их в ткань повествования.

- Стою как-то дома у окна. Днем прошел дождь, а к вечеру подморозило, и ветки березы покрыла ледяная корочка. Вижу, воробей садится на ветку, а она у березы вниз опущена, и катится вниз, как по ледяной дорожке. Что вы думаете - вспорхнул и опять туда же садится и опять катится. И так несколько раз подряд. Забавно, правда? Я стишок написала. Получилась песенка для детей.

Воробей сидел на ветке,

Чистил перья на жилетке,

И по ветке ледяной

Воробей скользил домой.

Он - отец, а дома дети,

Воробей за них в ответе...

В небесах летают птицы -

И вороны, и синицы,

А веселый воробей

Самый милый для детей.

Эту песенку детишки в детских садах распевали несколько лет подряд. И мой внучатый племянник пел ее в хоре клуба Ильича. А вот нынче весной он уже из армии должен вернуться. Время летит быстрее, чем я старею.

“Какая чудная мысль”, - подумала я. Сколько в ней поэзии, мудрости жизни, оптимизма. Хотя живет Валентина Захаровна в сырой квартире, в которой вечно мокнут стены, “плачут” круглый год окна, преет постельное белье. Но эта колоритная женщина умеет и в старенькой кофте выглядеть с достоинством.

- Сударыня, не угодно ли чаю? - спрашивает она без показного почтения. И тут же обрушивается на родственницу, подавшую чашку без блюдца (!). - Да ты с ума сошла, милая!

За чаем дело дошло и до литературных трудов Валентины Захаровны. Озаглавила она их “Истории девочки Вали”. В них собраны воспоминания детства, пронизанные событиями 30-х годов, репрессиями близких, незабываемыми встречами с историческими личностями: Буденным, Блюхером, Ворошиловым, даже Горьким. Газета, к сожалению, не располагает возможностью напечатать все эти увлекательные произведения. Даже тот, что я выбрала, печатается с небольшими сокращениями.

* * *

“Дело было летом 37-го года. Тогда я зачитывалась книгой Войнич “Овод”. Расположилась на крыше нашего деревянного двухэтажного дома. То ли размечталась, то ли разморило меня, только свалилась я с этой крыши. Дом наш находился как раз напротив того места, где сейчас стоит танк у моста на Второй Речке. Река имела чистую воду, впадала в Амурский залив, тоже тогда чистый и красивый. Потом даже стихотворные строчки родились: “...что все санаторные дачи Амурским заливом полны, его синевой прозрачнее любой океанской волны...”

Отец мой Захар Тимофеевич работал в управлении МВД края старшим инструктором политотдела. Положение у него было влиятельное, вот я и приставала к нему, чтобы сделал пляж на Амурском заливе. На Второй Речке детей было полно, а купаться негде. Поверите, доконала я отца - пляж сделали за 2 недели. Расположился он там, где речка впадает в море. Был он разделен на две половины зеленым заборчиком. Одна для девочек, другая для мальчиков, с настилом для загорания и с лесенкой, с которой мы прыгали в воду: чистую и сразу же глубокую. Потом там же купались и мои дети, а зимой катались на коньках.

Ах, да, я же начала с падения с крыши. С той высоты можно было и убиться, но я отделалась ушибом поясницы о деревянное крыльцо. Очнулась в больнице. Двинуться не могу - тело стянуто бандажом. Надо мной стоят отец и врач. Папа говорит: “Лечить тебя, летунья моя, будет эта тетя. Зовут ее Софья Михайловна Свердлова. Она сестра Якова Михайловича Свердлова. Во как!” Я только глазами хлопнула, а они уже между собой заспорили. Смысла я не очень-то понимала, но запомнила: “Удалять почку, не удалять почку”. Папа так раскипятился: “Что же ребенка - девочку тиранить, время-то быстро летит, не за горами ей уж рожать!” С операцией тогда решили не спешить. А мне так запали папины слова, что долго приставала ко всем с расспросами “когда же мне рожать!” Позвала колокольчиком медсестру и прошу ее передать маме, чтобы пришла скорее, а то вдруг рожу без нее. Повеселила я тогда взрослых.

А с Софьей Михайловной и ее дочкой Идой мы подружились. Ида мне в форточку (в больничном окне она низко расположена) то огурчик, то помидорчик забросит. А Софья Михайловна, когда я выписалась из больницы, брала меня с собой в лагерь для политических на киносеансы. Привезли картину “Яков Свердлов”. Мы сидели с моей докторшей рядом в первом ряду. И в тот момент, когда Кадочников разбивает чашку, умирает Яков Михайлович, а на меня, чувствую, валится его сестра Софья Михайловна. Дочка ее Ида заплакала, а я как закричу, чтобы свет зажгли. Только Софья Михайловна все равно на этот фильм ходила и ходила, пока его крутили заключенным.

Это уж я потом узнала, как она попала и в этот лагерь, и вообще во Владивосток. Ее с дочкой как врага народа отправили на Колыму. А мой отец, пользуясь своей властью, снял их с эшелона и определил на службу в больницу при лагере. Когда на Второй Речке среди детей началась эпидемия диспепсии, Софья Михайловна ходила по району в сопровождении двух конвоиров и буквально спасала детей от смерти. С утра у ворот лагеря уже толпились люди, записывали адреса, по которым ходила эта замечательная женщина-врач.

Она всегда узнавала меня, называла “деточка” и строго наказывала не есть соленого и кислого. И даже теперь через много-много лет я недосаливаю пищу, не признаю кислых продуктов и всем говорю “деточка”. Жаль только, что в память о том времени у меня не осталось фотографии”.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера