Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Валентина Талызина: Я боюсь каждой роли...

На прошлой неделе народная артистка России Валентина Талызина предстала перед нашими театралами в спектакле по пьесе Мережко “Двое с большой дороги”. Владивостокская публика принимала москвичей с восторгом. Честно говоря, впечатление от общения с самой актрисой оказалось гораздо сильнее впечатления, полученного от спектакля.

- Валентина Илларионовна, ваше имя часто связывают с именем Романа Виктюка. Вы всегда так восторженно о нем отзываетесь. В свое время вы играли в его спектаклях “Уроки музыки”, “Лолита”, “Бабочка, бабочка”. А сегодня Виктюк дает вам роли?

- Роман Григорьевич ко мне охладел. Сейчас Виктюк любит артистку Фрейндлих, она тонкая, на нее ходит зритель. На меня, наверное, нет. И потом Роман Григорьевич увлечен движенческим театром, красивыми мужскими телами. Ну откуда у меня возьмется красивое мужское тело? Но я не устаю повторять, что благодарна судьбе за то, что встретилась с этим человеком. Он один из немногих, кто владеет методом сценического перевоплощения. Я бы назвала его непревзойденным режиссером.

- Вы по-прежнему верны театру Моссовета. Говорят, вам дают мало ролей?

- Да, я играю мало. Но все равно не сижу, я в работе, это главное. А мало ролей, потому что предлагали то, что мне не нравилось. Но наконец-то в театре Моссовета мне предложили очень серьезную роль в “Мамаше Кураж” Бертольда Брехта. С осени начнем репетировать. Я очень волнуюсь, думаю, как я сделаю эту роль. Есть у меня, знаете, какой-то даже страх, но я вообще всегда боюсь каждой роли. В кино сейчас не снимаюсь. Но фильмов было не так уж и мало: около 70. Были и большие роли, например, в первом фильме Сергея Бодрова “Непрофессионалы”. Сергей до сих пор считает его своим любимым фильмом. А еще был “Иванов катер” Осипяна, где я сыграла главную роль. Этот фильм пролежал на полке 15 лет, если бы он вышел вовремя, может, моя экранная судьба сложилась бы иначе. А так я шла под знаком Рязанова, как комедийная артистка, хотя в комедиях почти не снималась.

- А как с вашей мечтой - сыграть Чехова?

- Думаю, с Чеховым никогда не получится.

- В свое время вы были много заняты на телевидении. Делали свою поэтическую передачу. Еще, помнится, вы писали поэтические сценарии, по которым были сняты три фильма.

- Сценарии я писала не от хорошей жизни, от нищеты: нечем было заплатить сценаристу. А телевизионной передачи теперь нет. Хотя есть кое-что другое. Мы с дочерью написали сценарий по книге “Сто поэтесс Серебряного века”, которую мне подарил Юрский. У этих поэтесс были такие наивные стихи. И меня поразили их судьбы: они так ярко вспыхнули и так быстро погасли. Все эти женщины были дворянками, после революции некоторые уехали за границу и там пропали, кто-то пропал здесь. Наш сценарий построен на основе дневниковых записей Одоевцевой, Берберовой, Сухотиной. Не прибавили ни одного лишнего слова. Кроме того, во время мини-спектакля или своеобразной поэтической передачи живьем будем читать стихи Северянина, Бальмонта, Блока. Дочь будет играть поэтессу, а я - ведущую. Нас уже пригласили в Нижний Новгород. Да и в Москве есть масса маленьких театриков, где это можно играть. Не думаю, что мы привлечем много зрителей, получим много денег...

- Немного о прозаическом: как вообще вы относитесь к деньгам?

- Я в своей жизни была очень бедной, потом очень богатой, в то время была замужем за художником, потом снова была бедна. Когда снималась, удавалось что-то отложить на “черный день”. Но эти деньги я успела “благополучно” вложить в “Чару” за два месяца до закрытия, оставшуюся часть отнесла в “Тибет”. Все эти финансовые пирамиды рухнули, и я осталась даже без денег на лекарства. Пришлось нелегко. Так что какие-то деньги на старость должны быть. Больше не надо. А мне лучше деньги в руки и не давать. Вот была у вас на китайском рынке, все спустила. Щербаков съязвил: “Ну, и какого дерьма вы накупили!”

- Валентина Илларионовна, как поживают ваши кошки?

- Васька погиб, подрался с кем-то на улице. Сейчас у меня два взрослых кота и два маленьких котенка. Потрясающий кот Юстас, бобтейл, рыжий без хвоста, - моя гордость. Все коты живут на даче, за ними присматривает подруга. Знаете, наверное, кошки прижились оттого, что дочка все никак внука мне не подарит...

- В артистической среде стало модно ездить на фестивали, посещать светские рауты...

- О, нет. Мне всегда скучно. Да и есть вечером нельзя. Щербаков мне говорит: “Куда вы едите, вам нельзя”, и я начинаю комплексовать.

- Щербаков хороший партнер?

- Хороший, очень хороший (смеется). Я вообще избалована партнерами, играла в свое время с Евстигнеевым... А теперь вот играю с Борисом Васильевичем в пьесе Мережко “Двое с большой дороги”. Мережко эту пьесу написал специально для Наташи Гундаревой и ее мужа Миши Филиппова. До нас с Щербаковым на эти роли пробовались четыре пары. Этот спектакль я очень люблю. Надоело играть итальянские и французские комедии. Абсолютно согласна с Михалковым, который сказал на кинематографическом съезде: “Мы забыли своего зрителя, забыли, для кого живем”. Да, зритель устал. Я сама как-то присутствовала на одном антрепризном спектакле, после первого акта встал новый русский и разочарованно сказал своей жене: “И это элитарный спектакль”. Они ушли... Знаете, Мережко так воодушевился тем, как мы сделали “Двое с большой дороги”, что написал очень хорошую пьесу о кавказской войне. Эту тему мало кто затрагивает. Я показала пьесу одному значимому прокатчику, который сказал: “Жлобская тема и жлобская пьеса”. А я так не думаю... Может быть, мы эту пьесу поставим даже за свои деньги.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера