Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

В огонь - сломя голову

Рощинское авиаотделение, базирующееся в Красноармейском районе, и сейчас еще самое крупное среди 9 подразделений Приморской базы авиации охраны лесов. Обслуживает оно 3 миллиона 200 тысяч гектаров тайги в Красноармейском, Дальнереченском и Пожарском районах. Соседнее, Дальнереченское авиаотделение, кстати, охраняет 2 миллиона га, Арсеньевское - 1 миллион, Пограничное - 400 тысяч.

Прежде ни одно тушение большого лесного пожара в Дальневосточном регионе не обходилось без рощинцев. Летали на Сахалин, в Якутию, в Сибирь. Сама профессия, сопряженная с риском, овеянная таежной романтикой, была престижной и сравнительно денежной. Сейчас оплата прыжка на горящий лес, по словам руководителя авиаотделения старшего летчика-наблюдателя Владимира Вегерина, равна стоимости буханки хлеба. И в отряде из 80 остался всего 31 человек: в том числе 7 парашютистов и 17 десантников - тех, что с вертолетов на спецтросах спускают в горящую тайгу. Скоро, видно, еще человек 10 сократят - как раз этих самых десантников. Нет денег...

- Как это ни странно, - говорит Владимир Иванович, - я - патриот своего дела, все же против использования при тушении лесных пожаров парашютов. Слишком большой риск. Только за те 16 лет, что я здесь работаю, трое повредили себе позвоночник, а сколько переломов рук, ног, ребер, ключиц! Есть наставление по парашютно-десантной службе, согласно которому места десантирования подбираются в зависимости от густоты, состава леса, высоты деревьев, рельефа. Так вот, согласно этому документу на 70 процентах нашей территории использовать парашюты нельзя. Говорим об экономии. Да, работа легкого самолета обходится в 25 тысяч рублей в день, а за вертолет “Ми-8” приходится выложить уже 50-60 тысяч. Но ведь и отдача несравненно выше у вертолета. “Ан-2” берет 5 парашютистов, а “Ми-8” - 10 десантников, имущество, емкости с водой. И скорость у него побольше. К тому же подобрать площадку для парашютистов рядом с “местом работы” зачастую не получается. Выкидываем их с самолета где-нибудь в пойме за 3 километра от пожара. Пока соберутся, пока дойдут с немалым грузом - а лезть приходится черт-те куда по нехоженым местам. Добрались работники уже никакие. На вертолете - другое дело. Прилетели, нашли пожар, выбрали рядом место. Потом забрали людей с водой и поточечно высадили их вдоль кромки огня. И лети за новой порцией воды.

Вот пришли бумаги из Владивостока - предупреждают о сокращении 10 десантников. И с профкомом никто не согласовывал. Людям стыдно в глаза смотреть. Кости ломали, горели, а теперь: “Все, ребята, вы не нужны!” Обидно. А взять наблюдателей. Они свои кости не ломают, но средняя продолжительность жизни у них чуть больше 50 лет - статистика. Потому что нет у них никакой санитарной нормы, как, допустим, у летчиков, вот и не выдерживает сердце перегрузок.

Подготовить “лесных пожарных” по нынешним временам - бешеных денег стоит. Но угробить авиаохрану, которая существует уже 60 лет, величайшая глупость. Мы уже 2 года не ведем патрулирование вообще, а это значит, не видим пожары в ранней стадии. Правда, и при социализме на охрану леса у нас тратили всего 16-20 копеек на гектар. А вот в США в то же время - 10 долларов. Наши были в Америке по обмену опытом, рассказывали. Платят лесопромышленники или власти штата. В пожароопасный период набирают людей на конкурсной основе - по 50 желающих на одно место. Идут главным образом студенты, основные требования - физическая подготовка. Все свободное время - тренировки. Пить, курить - строго запрещено. Зато заработки по 30 тысяч долларов за сезон.

Когда создавали министерство по чрезвычайным ситуациям, я думал, мы уйдем под его крыло, на наших базах будут созданы местные отделения. Немного подучить, натренировать людей - и используй хоть при пожаре, хоть при наводнении, землетрясении и так далее. Этого не произошло - создали очередного монстра МЧС. Глупо гонять большегрузные транспортные самолеты через всю страну, зачастую без необходимости. Спасли, не спасли - зато треску на всю Россию. И берутся часто не за свое дело - пожары лесные с использованием “Ил-76” тушат. Разве это профессионально? Устойчивый низовой пожар водой с самолета не потушить. Нужна неделя дождей. Их может заменить вертолет. А поливать тайгу с большой высоты можно до бесконечности. И тратить зря большие деньги, которые пригодились бы в другом месте.

Если природоохранная служба, экологическое движение заинтересованы в сохранении дальневосточной тайги, если ЮНЕСКО объявило ее достоянием человечества, если на нашей территории имеются памятники природы, заказник, создается природный парк, а рядом давно существует Сихотэ-Алинский биосферный заповедник, значит, все это надо контролировать, охранять, в том числе и от пожаров. Мы готовы к сотрудничеству, есть желание встретиться с экологами, чтобы обсудить злободневные для нас вопросы. А в этом году, судя по прогнозам, больших пожаров не избежать.

Комментарий “В”

Уже в этом году на территории гослесфонда края произошел 481 пожар. В прошлом году на площади 13 тыс. га было 425 пожаров. Горит тайга и сейчас. В Тернейском районе работники гослесохраны и десантники авиабазы уже два раза окольцовывали очаг в 3800 га. Потушить пожар нет ни сил, ни средств. остается ждать дождей. В Дальнереченском районе, в Тайгинском лесничестве, пожар поменьше. Но взять в кольцо его оказалось сложнее из-за рельефа местности. В настоящий момент сложилась ситуация, когда из-за отсутствия горючего, пунктов заправок и огромных долгов за аренду летательной техники север Приморья остался без пожарного наблюдения. Ежегодно сгорает больше, чем вырубается. И трудно объяснить, почему недавний отказ одного из двигателей коммерческого самолета “Руслан” вызывает у наших высокопоставленных “чепистов” большую тревогу, чем губительные пожары в родной тайге. Авиабаза не нужна московскому Рослесхозу. А приморский лес нам?

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера