Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

В Артеме увековечили память партийного лидера советских времен

В Артеме увековечили память партийного лидера советских времен

/font>

Улица имени Фастовца

На основании ходатайства городского совета ветеранов артемовская администрация приняла решение о переименовании улицы Горсоветской в улицу имени Фастовца. И факт этот очень отрадный, ведь твердить, захлебываясь, что в прошлом было все плохо, не очень умно...

В 60-70-е годы Анатолий Фастовец возглавлял сначала артемовский горисполком, затем горком КПСС. Анатолия Фастовца хоронили в минувшем году, и на траурном митинге один из выступавших сказал: “Даже если бы он осуществил только реконструкцию автодороги, то уже одним этим заслужил бы достойную память в городе”.

Почти четверть века назад Джеральд Форд и Леонид Брежнев в 1974 году решили провести встречу на краю советской земли - в Приморье. Факт этот исторический. А Артем с той поры хранит еще и материализованную память об этой встрече. Руководство страны бросило тогда крупные деньги, чтобы в крае навели “марафет” к приезду столь высоких особ. Во всем Приморье, конечно, за такое время - 2,5 - 3,5 месяца - порядок не наведешь, ну так хотя бы вдоль трассы, по которой гости должны ехать из аэропорта во Владивосток. Да и в самом Артеме (вдруг завернут?) - тоже.

Ночь кормить, к утру - зарезать

Есть немало анекдотов на тему, как готовятся к встрече высоких чинов в армии. Про поросенка, например: всю ночь кормить, к утру зарезать... А вот еще один. “Ждут в июле генерала. Территорию военчасти решили украсить: пересадили на нее пышные деревья. А поездку по времени перенесли. Листья и пожелтели. Ну и что тут делать? Скандал? Ан нет. Армейское начальство из любой ситуации выйдет. Новый приказ: выкрасить листья в зеленый цвет”.

Анекдоты анекдотами, но в Артеме тогда, в 74-м, в кратчайший срок предполагалось высадить 5 тысяч деревьев “не моложе 5-летнего возраста”. Правда, было это в октябре. И, удивительное дело, вопреки пессимистическим прогнозам (в такой, мол, спешке...) почти все они победно зазеленели на будущую весну. Словно чувствовали, в честь какого благого дела их высадили: встреча “в верхах” замышлялась все-таки как диалог миротворцев двух великих держав, а что важнее мира на этой грешной земле?

В том великом аврале по благоустройству переплелось в общем-то все: и анекдотичность, и драматичность, да и геройство тоже. Драмы были такого рода. На Угловке у трассы стоял неказистый домишко. Хозяин, бывший красный партизан, сам его некогда и соорудил. Он тут жил и кирпичный завод, что поблизости, строил... Человек заслуженный. А домик решили убрать: глядь, Форду после его небоскребов чем-то не понравится. Хозяин же уперся: никуда я отсюда не пойду и помирать тут буду. Рассказывать о том, как его увещевали, дня не хватит. Но - пересилили, опустел домишко. Теперь его сжечь полагалось по выданной сверху инструкции. Кто-то подал было разумный голос: да сказать мужикам, они его разберут по бревнышку для своих нужд. Какое там: не положено. И запылал партизанский тот домик...

Даешь ФАМ!

А геройство... Отход от инструкций и указаний для партийного работника был в те времена сродни героизму, и проявил его не кто иной, как сам первый секретарь Артема Анатолий Фастовец. Про деньги сказали так: что успеете использовать или, как говорят строители, освоить - то ваше. Остальные после встречи глав государств вернутся в белокаменную. Там ведь они всегда нужнее. И нынче тоже. А у первого секретаря возникла безумная, как поначалу казалось (за такие-то сроки, без проекта, достаточного числа квалифицированных специалистов), идея расширить в городе дорогу. Транспорта уже невпроворот, а “шоссейки”, как кишки, узкие. Когда на это деньги удастся выбить?

И действительно, на теплотрассу, например, выпрашивали финансы более 10 лет, 2 созыва депутатам Верховного совета от города наказы давали... Но ведь рискованно, и ответственность какая. Поехал Фастовец с этой идеей к “первому” в крае Виктору Ломакину. Тот к затее отнесся настороженно: как бы чего не вышло. Но в конце концов “добро” все-таки дал. Только если что - партбилет на стол. А партбилет тогда был мерилом всех ценностей.

И работа на ФАМе, как окрестили в Артеме реконструкцию автомагистрали, закипела. Надо было расширить дорогу от автобусной остановки “9-й км” до ковровой фабрики (километров 6-7, улицы Кирова, Фрунзе) с 9 до 25 метров. Дело непростое. Строили методом “народной стройки”. Опыт такой уже в общем-то был: также проложен был путь на артемовское взморье - к бухте Тавайза. Но то была грунтовая дорога. Шахтеры, строители, фарфористы, мелиораторы - на предприятиях формировались спецбригады, выделялась техника, могучая по тем временам: “БелАЗы”, “КрАЗы”, мощные бульдозеры и экскаваторы. Это был всем авралам аврал. Работали и в выходные, и по ночам. В прессе все это освещалось как подготовка к 57-й годовщине Октября, хотя реконструкция трассы была начата за 2-3 недели до этой даты. О том, что это к встрече Брежнева и Форда - ни слова. Хотя разговоры-то ходили. И слухи разные, предположения, порой самые невероятные. И одно муссировалось особенно настойчиво: дескать, расширение автотрассы делается на случай аварийной посадки самолета Форда - мало ли что там с нашими аэродромами. И это поднимало престиж начатого дела особенно высоко - тут Артем ведь о достоинстве всего государства радеет, шутка ли?

Грамота директору электросети и бронированный лимузин “ко двору” крайкома партии

В городской газете опубликовали условия социалистического соревнования на расширении дороги. Америка Америкой, а у нас определяющий (помните: определяющий, завершающий...) год пятилетки шел. И дорога преображалась на глазах. Хотя проблем - масса. Стали забивать сваи для расширения моста - наткнулись на скальное образование, чадящий асфальтовый заводик за 5 минут мог выдать 3 тонны асфальта - это обеспечивало хорошую производительность, да неурядицы с щебенкой...

На Анатолия Фастовца покатились жалобы: кому-то по ночам мешал шум работающей техники. И еще по технике: отбирает, мол, первый секретарь на дорогу чуть ли не всю, а план? Волюнтаризм... Приезжали комиссии, портили нервы, отнимали драгоценное время. Но Фастовец закусил уже удила. Сам покоя не знал и другим не давал. Люди выкладывались “от” и “до”. Помню, как в редакцию городской газеты пришел кто-то из одной такой наспех сформированной дорожно-строительной бригады и стал доказывать, что газета несправедливо его покритиковала, что он днюет и ночует на этой “взлетно-посадочной полосе”... И слезы брызнули из глаз степенного с виду мужика, его действительно “не по делу” зацепили.

Тогдашний директор шахты “Амурская” Виктор Самотяжко, вспоминая то время, сказал одно: “О-о, тогда спрос был...” Да, спрос был жесткий, контроль тоже, но и поощрялись те, кто этого заслуживал, широко.

А у директора горэлектросети Виктора Дубинина (он и сейчас в этой должности) хранится уникальная почетная грамота: “За активное участие в организационных мероприятиях по подготовке и проведению встречи генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева и президента США Дж. Форда 23-24 ноября 1974 года”. Вот так: не за “успешное проведение авральных работ во благо города”, а за участие в подготовке и проведении встречи. Кстати, горэлектросети досталось сложнее других: дождаться расширения дороги и, когда уже времени оставалось совсем в обрез, установить вдоль нее 600 ртутных светильников. Для провинциального городка такие светильники тогда были роскошью, спасибо Брежневу и Форду.

Но вот фанфары протрубили. Только напрасно мерзли вдоль автотрассы мобилизованные с предприятий “встречальщики”. Самолет с Фордом не по программе неожиданно посадили в Воздвиженке (а может, так и задумано было), хотя в официальных сообщениях говорилось, что Брежнев встречал Форда у трапа самолета во владивостокском аэропорту. И высокие гости пару часов до госдачи

№ 1 на Санаторной добирались поездом. А там (кстати, тоже месяц) не отпускали людей по домам, денно и нощно держали в напряжении, готовили к встрече. Люди порой падали от изнеможения. И вот встреча состоялась. Ну и ладно, говорили артемовцы, не поглазели на американского президента, зато у нас теперь такая широкая дорога... Быть может, в светлое будущее.

А первому секретарю крайкома в подарок достался правительственный “ЗиЛ”, который привезли для Брежнева, но обратно, как деньги на благоустройство, забирать не стали. Не знаю, как использовали этот мерцающий матово-черным лаком бронированный лимузин и прокатывался ли он по обновленной в Артеме дороге, но “выгуливали” его, как коня, чтоб не застоялся, регулярно. И партийные клерки тех времен могли из окон тогдашнего крайкома лицезреть чуть ли не ритуальную процедуру: как по внутреннему двору дает круг-другой семитонный московский автомобиль.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера