Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

В Америке он скучал по Анисимовке

В конце минувшего года в Нью-Йорке в музее современного русского искусства в течение месяца экспонировалась выставка работ семи российских художников. Среди них был и наш земляк Анатолий Заугольнов.

Год назад, в связи с юбилеем художника и открытием большой персональной выставки в музее им. Арсеньева, мы рассказывали о его непростом творческом пути. 50 лет назад он был подпаском в захолустном Сучане, а нынче 61-й год своей жизни Анатолий Павлович отметил в самом крупном городе мира. И потому разговор не о творчестве, а о впечатлениях от встречи с этим современным Вавилоном - Нью-Йорком.

- Конечно, это здорово, что в одном из культурных центров мира есть островок русской культуры, - говорит Анатолий Павлович. - И особенно приятно, что жизнь там идет энергично благодаря усилиям нашего земляка Александра Глезера и его помощника Юрия Волкогонова. Они исколесили всю Россию, показали Америке уже более 30 наших художников. Примерно третья часть из них - дальневосточники.

- Кто были посетителями выставки?

- В основном выходцы из России. Это понятно. Америка настолько насыщена различными зрелищами и выдающимися личностями, что коренные американцы ходят в основном на “раскрученные”, известные имена или творческие коллективы. Характерно в этом смысле, как они ведут себя на выставке. Могут подолгу стоять у картины, но не купят. Для практичного американца покупка картины - это, видимо, в первую очередь вложение денег. У меня купили одну. Ну и несколько я оставил в подарок музею, те, что хозяева сами выбрали. Таков порядок.

- Анатолий Павлович, на правах старого вашего знакомого можно вопрос, что называется, в лоб: вы смогли бы жить в Нью-Йорке?

- Так же прямо отвечу - нет! Одного дня мне хватило, чтобы поудивляться высоте зданий, улицам-ущельям и прочей экзотике, которой насмотрелся в кино. На второй день у меня поднялось давление, и весь месяц я боролся с ним. Эти прямые, острые и тупые углы во всем просто угнетают. Каждая клеточка моей души пронизана просторами и неповторимыми узорами окрестностей родной деревни Анисимовки. Надо родиться в муравейнике, чтобы его любить и находить в нем защиту.

- Своих земляков там не встретили?

- Мне кажется, коренных владивостокцев там и не должно быть. По той же причине, о которой я сказал. Эмигранты из России - это в основном евреи. Не говоря о политике, а только о складе характера, думаю, что их влечет в эту страну не утоленная у нас предприимчивость.

- Кисть в руки брали?

- Нет. За город не выезжал, у нас (кроме меня там были 6 художников из Петербурга) средства были скудные. Мы ведь и жили не в гостинице даже, а в музее. Комнаты, правда, с комфортом. Поэтому приходилось запасаться чаще уличными наблюдениями.

- И что на улице?

- Поражает большое число толстых американцев. Если у нас толстяк - это те, кто за 100 килограммов весом, 120-130 - редкость, то у них 150-170 не в диковинку.

- Женщины такие же?

- Да. Кажется, что никто из них не думает о том, какое впечатление он произведет на окружающих. Походка у большинства плохая, вразвалку. Одеты неряшливо. Все время жуют, и не только резинку. Гамбургеры, хот-доги или как там они называются... В первый же день пошел в прекрасный музей “Метрополь”, и в дальнем его углу увидел двух стройных девушек. Ну не американки же, думаю. Подошел сзади, слышу, говорят по-русски. Удивительно!

- Да, приходилось читать нечто философское на эту тему. Казаться приятным, не оскорблять окружающих своим внешним видом - это свойство российского характера. Даже за чертой бедности пытаемся изображать из себя нечто...

- В этом тоже можно усмотреть неприятное - притворство, неискренность. Но в чем я согласен, у нашего человека кроме закона гражданского есть внутренние законы, лучше сказать, приличия, которые не позволяют оскорблять манерами даже прохожих на улице. Вот у них на тротуаре может развалиться бомж, и ты его не тронь. Полицейский за него заступится - ведь лежать здесь законом не запрещено.

- Все мы люди, все человеки. Нас создает среда, в которой мы живем...

- Да, и меркантильность довольно быстро усваивается нашими земляками. Меня пригласила как-то к себе на ужин пожилая эмигрантка из России. Я подумал, что она хочет поговорить о своей бывшей родине, узнать что-то новое. Купил букет цветов и пошел в гости. Поужинали, поговорили, а когда я стал уходить и она поняла, что дарить какую-нибудь свою картину я вроде бы не собираюсь, начала раздраженно говорить о том, что не надо плевать в колодец, из которого воды испил... Неприятное чувство.

- Что-то мрачноватым у нас получился разговор, Анатолий Павлович. Вот прочитает его какой-нибудь американец из консульства и скажет: собрались два старых брюзги. Не пустим их больше в Америку...

- Ну нет. Я там наблюдал и другое. Ну кто же из нас, особенно приморцев, не отметит их образцово организованный быт? Речи нет об отключениях электричества, о не вывезенном вовремя мусоре. А чего стоит их защита социальных прав малоимущих! Хотя, не бывая в семьях и не зная их языка, в этом за месяц не очень-то разберешься. Но ведь кое-что очевидно, так же, как и небоскребы. Я вот накупил газет, выходящих в Нью-Йорке на русском языке, и кое-что узнал о жизни наших в чужой стране. Хотя они в основном пишут не о жизни там, пишут о России. Ностальгия видна почти в каждом репортаже, интервью. Верна поговорка: где родился, там и пригодился. И вот что сказал мне один американец, который неплохо знает наших людей: “Боюсь, что когда вы станете такими же богатыми, как мы, вы утратите свою душевность, которой сегодня справедливо гордитесь”. Вот эти слова мне, художнику, выросшему в глубинке России, почему-то запомнились особенно.

Сегодня Анатолий Заугольнов снова в Анисимовке под Партизанском. Под крышей дома своего. Уехал на этюды вопреки многолетней традиции не в апреле - в январе. Соскучился!

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера