Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Унесенные девальвацией: надежды, деньги, продукты...

Cегодня все мы, независимо от пола и возраста, переживаем "критические дни". Девальвация, неожиданно смявшая привычный ритм жизни, коснулась практически каждого. Что будет завтра, боятся загадывать и самые решительные. Послушайте, что говорят приморцы о дне сегодняшнем.

Тамара ВАВИЛОВА,
директор ресторана "Ностальгия"

- Я очень тяжело переживаю происходящее. Вчера до обеда отлеживалась дома - давление скакануло под 200. Было такое отчаяние - что делать, как жить, как работать? У меня огромный долг перед американскими партнерами. Как отдавать, если, вполне возможно, придется закрыть предприятие? Разорившиеся люди не смогут обедать в нашем ресторане, покупать замечательные изделия художественного салона, нашу кондитерскую продукцию. Мы все это понимаем и, несмотря на все проблемы, пока сохраняем цены прежними. Иначе кто к нам будет ходить?

Я не жалуюсь, нет - просто констатирую факты. Нынешняя ситуация выгодна лишь олигархам, пресытившейся кучке “верхов” - уж они-то на этом кризисе ничего не потеряют, напротив, выиграют - и на рубле, и на долларе. Господи, уже все продали - нефть, лес, уникальные предприятия... В Англии за 10 лет едва ли десяток предприятий приватизировали. У нас за несколько лет - почти всю страну. А сейчас эту страну и вовсе хотят извести...

Но я уверена, мы что-нибудь придумаем. Я думаю, сейчас идеальный момент для развития местной промышленности. Импортные товары будут страшно дороги, так давайте производить свои. Можно шить прекрасные вещи - и мы это умеем. Можно (и нужно!) дать “зеленый свет” фермерам, селянам: они смогут накормить страну. Что требуется от правительства: ограничить вывоз сырья, сделать нормальными налоги и снизить пошлину на ввозимое в страну технологическое оборудование. Сейчас налоги составляют более 80 процентов - это смерти подобно. Да еще повысили налог с продажи, НДС. А импортное оборудование, без которого нам пока не обойтись, стоит сумасшедших денег.

Что бы ни случилось, я буду продолжать работать. Подорожал импортный товар - станем использовать наш. Мы сейчас стали готовить круассаны - на нашем сливочном маргарине, муке, соли, сахаре. Суфле - на нашем приморском яблочке. Вместо заморских сливок используем свои: добавим манки, яиц - и будет еще вкуснее.

Каким будет завтра, не знаю. Но не исключаю, что зиму придется жить при “буржуйках” и по талонам. Запасов никаких я не делала: все средства в обороте. Ни золота, ни брильянтов я не накопила. Ни домов, ни “лендкруизеров” у меня нет. Лишь дачка 10 соток. И “Ностальгия”, которую я создала - и это знают все! - на пустом месте, из вонючего грязного подвала. “Ностальгия” - вся моя жизнь, вечный труд. И я уверена, что смогу сохранить ее - для себя и для людей.

Анатолий ГОРШЕЕВ,
главный врач Дальневосточной центральной клинической больницы

- Настроение у меня отвратительное. Не хочу думать, что будет дальше. Но мысли, и все больше мрачные, не оставляют. Как мы будем лечить людей, ума не приложу. Больница осталась практически без средств к существованию. Запасов - лекарств и продуктов - от силы на неделю-другую. Финансирование прекращено полностью. Если раньше мы во многом выживали благодаря связям, то сегодня надеяться на спонсоров не приходится - они сами в подвешенном состоянии.

Рассчитывать, что положение спасет переход на платные медицинские услуги - не приходится. У людей нет денег. Вчера не было, а уж завтра, когда рубль тает на глазах, тем более!

Я не могу судить о политике - слишком далек от всего этого. Мое дело - лечить людей. Но сейчас политика ворвалась в каждый дом. Вы посмотрите, как ухудшился уровень здоровья человека - понизился иммунитет, возросли онкологические заболевания, сердечно-сосудистые. Последние 5 лет смертность перевешивает рождаемость. Годовая убыль - как в годы гражданской войны. Дикий рост цен усугубит и без того страшную ситуацию, окончательно подорвет здоровье нации.

Спрашиваете, как я обезопасил свои сбережения? Да никак. Потому что у меня их не было. Зарплату не получаю, как и все мои коллеги. И наша зарплата так мала, что не то что в доллары вкладывать нечего, на еду не хватает. Ажиотаж с покупкой товаров впрок медиков вряд ли коснулся - покупать не на что.

Митя ПОПОВ,
третьеклассник

- Я знаю, что доллар сейчас стал очень дорогим, а рубль стоит совсем мало. Поэтому бедные люди станут совсем бедными. Особенно бабушки и дедушки. У них маленькая пенсия. Бабушка говорит - это все из-за Ельцина. А мама сказала, что все равно как-нибудь проживем.

Но я все равно беспокоюсь: не знаю, сколько теперь будут стоить журналы, которые мне должны прислать из Москвы. Я-то письмо написал раньше. Когда цены другими были. Сейчас у меня есть 50 рублей и 2 доллара. Вдруг не хватит?

Сергей МАКАРКИН,
директор фирмы “Аккорд”

- Чувствую себя погано. В работе - полный застой. Даже если все вернется, стабилизируется, понадобится как минимум пара недель, чтобы выйти из кризиса. Сегодня наша фирма практически свернула деятельность - торговля компьютерами, оргтехникой нынче совершенно невыгодна: доллар растет с каждым днем. Мы могли бы продавать товар за доллары, но это было бы нарушением законодательства. Поэтому стоим, не торгуем - ни себе, ни людям. Клиентов теряем, теряем деньги.

Первую ощутимую потерю уже пережили - когда отправили в Москву деньги на покупку техники. Электронный платеж, представьте себе, шел неделю. Потом вернулся, обесценившись более чем вдвое. Да еще сейчас не можем снять его со счета в банке.

Выхода из ситуации пока не вижу. Настроение - пессимистичное. Работаю с компьютерами с 91-го года, и никогда так плохо не было.

Надеюсь, что так долго продолжаться не может. Нужны какие-то кардинальные решения. Моя жена решение приняла: надо, говорит, купить растительного масла. Хоть несколько бутылок. Объехал я ряд оптовых баз - ну нет нигде масла, смели все подчистую. Пришлось купить в соседнем магазине. Дорого, но что поделаешь. Надо привыкать к новым условиям.

Камил С.

- Во Владивостоке я живу третий десяток лет. Остался после армии, потом из Баку перетащил сюда двух братьев, вместе в перестроечные времена начинали бизнес. Легко не было никогда. У каждого появилась семья, но все жили достаточно скромно, если и была прибыль, шла она на развитие. На сегодняшний день занимались мелким оптом, отремонтировали помещение для супермаркета “по-владивостокски”. И вот обвал. Однажды в горах я видел камнепад, у меня кровь стыла в жилах от одной только мысли, что было бы, окажись я на его пути. Сейчас у меня полное ощущение, что я ровно в эпицентре бедствия. Контракты расторгнуты, платежи стоят, о кредитах надо забыть. Заработную плату выплачивать нечем. Надо рвать отсюда. Пока в Москву, если жизнь еще где и будет теплиться, то только там. Армянская диаспора там сильна, обещали поддержать. Будь я круче, рванул бы в Канаду или Австралию. Знаю, что многие предприниматели в срочном порядке сворачиваются и курс держат на края обетованные, готовы ехать хоть в Африку, главное, подальше от России.

Анастасия Растопина,
владелица частного ателье

- Я всю жизнь свою была идиотической оптимисткой. Меня трудно было сломить. Меня не страшила никакая работа, и я полы мыла, и почту разносила. Многое умею делать своми руками: шить, вязать, ремонт в квартире. Однажды заказчица пожаловалась, что трудно усмотреть за ребенком, так я предложила свои услуги, выполняла роль няни и гувернантки. А потом еще у нее в квартире обои клеила, полы красила, обеды готовила. В сегодняшней обстановке у меня надежды ни на кого нет, кроме самой себя. На руках мальчик-школьник, престарелая мать и кот Афанасий. О развитии бизнеса и речи не идет. Все сверну. Чем буду жить? Пойду в наем. А пока, думаю, надо податься куда-нибудь в село, месяц отпашу на полях, но в качестве оплаты попрошу картошку, овощи. Мать поставлю на заготовки, крутить, мариновать, время еще есть. Только бы зиму пережить. Паниковать - самое последнее дело. Надо собрать всю волю. Вчера ночью села, взяла лист бумаги, написала, без чего я могу обойтись. Список оказался весомый. Долой косметику, сигареты, вычеркиваются шейпинг, сауна, парикмахерская с покраской волос и маникюром. Обойдусь без кофе и сахара. Перейду на китайские трусы и колготки. Вместо порошка и “Ферри” - хозяйственное мыло. Посмотрела на все это и даже развеселилась. Конечно, в 30 лет хочется составлять другие списки. Но что делать. Надо жить.

Ольга ВОБЛЕНКО,
психотерапевт

- Прежде всего - перестать бояться и вместе со страхом снять “паралич” воли. То, что уже потеряно, вернуть невозможно. С тем, что будет потеряно завтра, нужно примириться. На послезавтра же следует поставить новые цели и незамедлительно начать их выполнять.

В 70-е годы в нашей стране многие были увлечены аутогенной тренировкой. Этот метод имел огромную популярность, так как помогал человеку значительно расширить свои возможности. Конечно, он требует времени и настойчивости, но и результаты прекрасные. Аутотренинг особенно благоприятен в борьбе с негативными факторами, так как заставляет стремиться к победе.

Мы переживаем экономический кризис в одном из его тяжелейших вариантов. Наши психика и организм в целом не в состоянии сразу адаптироваться. Однако длительный стресс может оставить такое разрушительное воздействие, нейтрализовать которое будет очень трудно. При позднем обращении к специалисту на лечение иногда уходит от 8 до 20 лет. Сейчас всеми силами нужно постараться остаться здоровым. Только здоровый человек способен справиться с кризисом и начать все сначала.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера