Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Жизнь

Удержит ли Россия Южные Курилы?

Как сообщили информационные агентства, на днях президент Ельцин подписал целую серию поручений, направленных на развитие Сахалинской области и Курильских островов.
Чем не повод заглянуть в свой журналистский блокнот, исписанный во время недавней командировки на Южные Курилы?

Помните затертый штамп из унылой советской пропаганды: “Нью-Йорк - город контрастов”?..

Так вот я вам скажу: настоящее место контрастов это, конечно же, Южные Курилы с их формальной и неформальной столицей - Южно-Курильском. В последнем проживает аж 5 тысяч человек, и, очевидно, на столь весомом основании замызганный поселок гордо именуется городом. Впрочем, для этого существуют определенные основания: как и во всяком нынешнем российском городе, здесь есть свои руины и особняки, нищета и нувориши, обязательная строящаяся церковь и напрочь отсутствующая социальная инфраструктура.

Эти контрасты, однако, меркнут перед другими, куда более удивительными, которые местные жители воспринимают как должное, а вновь прибывшие как некую ирреальность. Ну, например: в последние годы государство практически прекратило завозить на Южные Курилы продовольствие и товары народного потребления. Но в магазинах есть все, овощи и фрукты - круглый год. И это все - из Японии. Понятие “длинный рубль” здесь давно девальвировалось, зарплаты крохотные и выплачиваются с большими задержками; но - вы не найдете на Кунашире семьи, которая не владела бы 1-2 машинами. Причем какие машины! Ездить на легковушке считается признаком крайней нужды или лености, все - на джипах. Убежден, что по концентрации вседорожников на душу населения Южно-Курильск занимает первое место на земном шаре.

К автомобильной теме еще один штрих: если на Курилы и забредает редкий танкер, то исключительно с топочным мазутом; бензин или дизтопливо сюда не привозят вообще (так - !). Что совершенно не мешает активному автомобильному движению. Перечень очевидных парадоксов можно продолжать до бесконечности, но мы ограничимся еще лишь одним: фантастическая красота природы при крайней социально-бытовой запущенности всех расположенных на острове населенных пунктов - как гражданских, так и военных...

И конечно, парадоксальная история этих мест. Специалисты могут до хрипоты спорить о том, кто первым побывал на самых южных островах Курильской гряды - русские землепроходцы или японские торговцы. Но сколько ни говори “сахар”, слаще от этого не станет. Бесконечная история войн и территориальных переделов привела к тому знаменателю, который мы имеем сегодня: более полувека отношения между двумя соседними державами находятся в подвешенном состоянии. На Кунашире это ощущаешь острее, чем где бы то ни было.

До войны в многочисленных, разбросанных по всему острову (а ныне заросших настырным бамбуком) поселках жили десятки тысяч японцев. Жили устойчиво, оседло. Рядом с поселками, как водится, располагались кладбища. После войны, когда Южные Курилы начали по новой осваивать Советская армия и вербованные переселенцы, японцы были стремительно депортированы на Хоккайдо, а надгробные плиты стали мостить в дорожное полотно и укладывать в фундаменты строящихся зданий. Удивляться нечему - если мы свои могилы беречь не умеем, то чего уж над чужими горевать...

Но история не прощает ни жлобства, ни вандализма. Сегодня жители Кунашира с тоской и надеждой смотрят через 15-километровый Южно-Курильский пролив на японский берег и старательно восстанавливают могилы тех, кого с позором для побежденных и триумфом для победителей изгоняли с насиженных мест. Каждый визит японцев на родные для них когда-то острова становится праздником для местных жителей: гуманитарная помощь, многочисленные подарки, а главное - довольно высокий шанс попасть с ответным визитом в Японию.

Впрочем, для некоторых курильчан ответный визит вполне может не носить протокольно-официального характера. РСы и МРСы, оставшиеся от некогда многочисленного рыбацкого флота, активно разрабатывают японскую “тему”. По большому счету это называется браконьерством и контрабандой. На практике же выглядит следующим образом: сейнер оформляет на таможне и у пограничников отход и закрывает за собой границу. Через несколько дней возвращается. На борту - автомобили, бензин в бочках, продукты, шмотки. Сколько рыбы и морепродуктов ушло при этом в Японию (помимо официальных документов) не знает никто, кроме “посвященных” членов экипажа. Между тем Южно-Курильская таможня имеет статус 1-й категории, это одна из самых популярных “дверей” в регионе, и таможенные сборы здесь более чем солидные. Однако все понимают, что фактически собирается лишь малая толика реальных объемов. В неофициальных разговорах это признают и таможенники, и пограничники.

Дело доходит до абсурда. Главным заслоном на пути наших браконьеров становятся в последнее время японские власти, очевидно, надеющиеся, что рано или поздно Южные Курилы с прилегающими акваториями перейдут под японский патронаж. Но зачем же получать пустыню там, где прежде было изобилие? И вот все чаще и чаще сейнеры под российским флагом, заскакивающие в ближайшие японские порты, чтобы “по-черному” сдать улов, напарываются на жесткую придирчивость местных властей: сколько рыбы и морепродуктов фактически находится на борту? Как оформлены документы? Что записано в чистовом судовом журнале?

Кстати, ужесточили японцы борьбу и со своими браконьерами. Если прежде лов рыбы в российских водах (которые Япония таковыми, кстати, не признает) считался чуть ли не делом чести и геройства, то в последние годы благодаря резко активизировавшимся контактам между российской ФПС и японскими УБМ (Управление безопасности на море) и ДРХ (департамент рыбного хозяйства) борьба с браконьерами ведется скоординированно с двух берегов.

- Практика сейчас такая: мы фиксируем нарушение, немедленно связываемся с японскими властями и сообщаем об этом. Они сами проводят расследование и наказывают виновных, - рассказывает начальник штаба расквартированной на Южных Курилах морской пограничной дивизии полковник Анатолий Милькин. - Последний раз в апреле несколько шхун заскочили в залив Измены недалеко от поселка Головнино, бросили порядки - дрифтерные сети на камбалу. Мы их вычислили и передали информацию на ту сторону пролива. Японцы сразу же выставили наперехват нарушителей 2 патрульных катера.

В словах Анатолия Милькина - неприкрытая горечь. Наши ПСКРы и вертолеты стоят без топлива. Каждый выход в море и подъем в воздух - событие.

А японская забота о российских рыбных запасах - однозначное свидетельство того, что наши соседи твердо намерены заполучить спорные острова. Милькин - не президент России, но в своей позиции он тверд:

- Кто отдаст острова - преступник перед государством и нацией!

...После окончания визита Ельцина в Японию на Кунашир прилетел пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский. На многочисленных встречах с курильчанами он подчеркивал: “Об отдаче островов никто и не помышляет!..” Как мне потом рассказывали участники этих встреч, именно на этих словах почему-то сразу вспоминались некоторые прежние обещания: не проводить денежных реформ, лечь на рельсы в случае падения уровня жизни людей и т. д...

...И все-таки, мне кажется, у местных жителей есть надежда на то, что острова не отдадут. Зиждется эта надежда на одном простом факте: в начале 90-х на Кунашире проводила вместе со своей семьей отпуск младшая дочь президента Татьяна Дьяченко. Говорят, ей здесь очень понравилось.

В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера