Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

У сердца нет морщин

У этого человека в жизни было все. Прошел он огонь, воду и медные трубы. Последние - в прямом смысле. Илларион Корнеевич Малышко - трубач. Почти полвека играет он в Тихоокеанском симфоническом оркестре. Про таких людей французы говорят: "У сердца нет морщин".

- Илларион Корнеевич, у вас такое редкое имя. Кто вам его дал?

- Назвали при крещении в честь святого Иллариона. А крещен я был в церкви Святого Николая Угодника, что на станции Пограничная. Нет, я не из семьи эмигрантов. Мой отец был таможенником. Его в 1911 году послали работать в Китай. В небольшой городок, сейчас он называется Суйфэньхэ, который делился на русскую и китайскую части. Церковь стояла в железнодорожной слободке.

- Подождите, советская власть на дворе, а вас крестили?..

- Видимо, еще до нас тогда гонения на церковь не дошли. Вот моих братьев уже не крестили, они получили при рождении советские метрики.

Родители прожили в Китае 18 лет. В 1929 году, когда на КВЖД начались волнения, семья вернулась во Владивосток. А в 1938 году отца арестовали по 58-й статье - за контрреволюционную деятельность. Были такие надуманные статьи. Он получил срок, который отбывал на Колыме. Вернулся уже во время войны. А встретились мы, когда я вернулся со службы.

- Семью “врага народа” репрессии не коснулись?

- Нас не трогали до 1951 года. Потом неожиданно вызвали в милицию и предложили выехать из Владивостока в 10-дневный срок. Мать в то время была очень больна, поэтому мы решили никуда не ехать. Поговорил с отцом, пошли с ним в комендатуру госбезопасности. Там нас, между прочим, выслушали с должным вниманием. Отец написал заявление. Органы провели расследование, и в 1953 году из Москвы пришла бумага за подписью тогдашнего “чекистского” министра Абакумова. В ней говорилось, что с отца снята судимость со всеми последствиями. В 1956-м его еще раз реабилитировали.

- Мне сказали, что музыкантов вашего возраста в Приморье больше нет.

- Не считаю, что я - уникальный. Работаю, потому что позволяет здоровье. Но и то, что из моего поколения музыкантов я остался один. Спортом не занимаюсь, курить бросил лет 20 назад. Люблю другой раз выпить в компании - как все, по праздникам. Бывает, голова заболит, не знаю отчего, иной раз давление поднимется. Все-таки мне 76 лет. Это и много, но мне кажется - и мало. А так у меня обыкновенное здоровье.

- Не скажите, мало кто в таком возрасте способен играть на трубе.

- Может, наследственность хорошая “виновата”. У меня отец прожил до 90 лет. Никогда не болел. А в 80 лет второй раз женился.

- Да... А многие молодые люди думают, что после пенсии жизнь заканчивается...

- Мне помогает работа. Я считаю, что труд - это жизнь. Работа музыканта, особенно духовика, заставляет держать себя в форме. Знаю, что у меня завтра будет заполнен день: нужно репетировать, учить произведения. Понимаете, я не ощущаю груз своих лет. Стараюсь жить полной жизнью.

- Илларион Корнеевич, как случилось, что вы пошли по музыкальной части?

- Занимался в кружке, потом ходил в школьный духовой оркестр. Трубу мне сначала не доверяли, играл на альте. В начале 40-х ездил в Ленинград, поступил там в музыкальное училище, но война все смешала. Если б жизнь прожить заново, прожил бы так же. Только вот жалею, что не получил серьезного музыкального образования. Иногда хочется сыграть лучше, но не всегда получается.

- А инструменту не изменили бы?

- Скрипача, я так чувствую, из меня не вышло бы. А вот на флейте или кларнете с удовольствием играл бы.

- Сами не пробовали освоить эти музыкальные инструменты?

- Медные и деревянные духовые инструменты сильно отличаются друг от друга. У меня уже мышцы работают определенным образом. Перестроиться не могу.

- Всю жизнь играть на трубе... Вы не устали от своей работы?

- От мира музыки не устаешь. Я репетирую каждый день совместно с оркестром плюс репетиции дома. Сейчас, конечно, дома много не занимаюсь, да и звучание инструмента в квартире и в студии - две большие разницы. Но во всяком случае часа два в день играю постоянно.

- Соседи не против ваших репетиций?

- Стараюсь, чтобы претензий не было. Есть знакомые, которых приглашаю на концерты. Жена тоже всю жизнь терпела, когда надо было до репетиций поиграть - часов в семь утра.

- Что вы предпочитаете слушать, когда вам особенно грустно? У вас есть любимое музыкальное произведение?

- Когда совсем грустно, слушаю Чайковского. Мне нравится Шостакович, Бриттен. Сейчас играем интересную вещь - увертюру к опере Россини “Вильгельм Телль”. Очень много хорошей музыки, всю не перечислишь.

- Илларион Корнеевич, вам пришлось играть при разных политических режимах. Скажите, по-вашему, музыка зависит от политики?

- Музыка всегда остается самой собой. Но есть и в музыкальной сфере свои диктаторы - дирижеры. Они делают музыку. У каждого дирижера своя трактовка, в зависимости от того, как он музыку пропустит через душу. На моем веку много было хороших дирижеров, которые что-то после себя оставили: Краснощек, Шестаков, Тихонов, сейчас у нас тоже хороший новый дирижер Дашунин.

- Самый важный концерт в вашей жизни - это...

- Их было так много за мою жизнь.

- Говорят, что история - это дистиллированные слухи. Мы то ругаем прошлое, то хвалим его. Непонятно, чего же там было больше?

- При каждой смене власти все равно людям живется плохо. Но я по натуре оптимист. Пройдет какое-то время, еще лет 10, и все будет нормально.

- Вы опять готовы ждать?

- Это вам нужно ждать так долго, а мы уже, наверное, не доживем... Поверьте, молодым раньше было не легче. Вот хоть после войны - тоже изобилия не было. В каждом времени всякое есть - и плохое, и хорошее.

- Значит, по прошлому не тоскуете? А помните лозунги тех лет: “Партия - наш рулевой”, “Вперед - к светлому будущему”?..

- В прошлое возвращаться не хочу. А в партии тоже не состоял. Считал, что толку от меня там будет немного. Просто числиться не хотел. В идеалы того времени верил, как же не верить. Идеалы нужны и сегодня. Скажите, чем плохи идеалы порядочности, “светлого” будущего, в смысле веры в то, что все будет хорошо?

- Илларион Корнеевич, у вас есть музыкальное звание заслуженный?

- Нет. Грозились как-то дать, да что-то не дали. Но специально жить, чтобы тебе звание присвоили... С меня достаточно того, что я до сих пор работаю.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера