Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Там чудеса, там звери бродят...

Как-то зашел ко мне знакомый милиционер, рассказал о поездке в таежное село Тимохов Ключ, а в конце горестно рукой махнул: "Как люди живут! Не живут, доживают..."

Собственно, село это - бывшее, "закрыли" его 3 года назад. Издавна был здесь лесоучасток Рощин-ского леспромхоза, отсюда до ближайшего людного места многие таежные километры. Закрыли его по причине убыточности: ни у леспромхоза, ни у районных властей просто не оказалось средств для поддержания здесь жизни. Пришлось ликвидировать электростанцию, пекарню, магазин, автобусное сообщение с райцентром, а оставшихся 60-70 жителей переселять в обжитые места. Выступивший тогда на собрании глава района Василий Никуленко заверил тимоховцев: без квартиры никто не останется. Но вышло не совсем так. Купили всего 5 квартир участникам войны, да в прошлом году еще 5 для русско-удэгейских семей. Больше средств у района не нашлось. И леспромхоз не помог.

В умершем селе и сегодня около десятка живых еще семей. Кто-то имеет работу и даже жилье за его пределами, кто-то остался здесь, перебиваясь случайными заработками, в пустующих домах появляются бомжи. Нередко лесные кооператоры, охотники, пасечники наезжают. Но не о них речь. Остались здесь по-настоящему брошенными 2 семьи пенсионеров: коренные жители, которые отдали лесоучастку лучшие свои годы, здоровье. С ними-то мне и удалось встретиться при первой же оказии.

Село встретило полуразрушенными домами с зияющими пустотами дверных и оконных проемов. Над крышами трех-четырех вьются дымки. Выскочила собака под колеса машины. К колодцу не спеша прошел мужчина с ведрами. На костре, разведенном возле трактора-трелевочника, в прокопченном котле греет воду пожилой человек в телогрейке и латаных валенках. Знакомимся. Оказался он одним из тех, кого забыли выселить - Николай Иванович. Всю жизнь работал вальщиком в леспромхозе. Подошла его жена, разговорились.

Скотину не держат - здоровье не позволяет. Картошки по осени накопали, но немного, приходится еще с семьей сына делиться. Из двух домов хотели было один собрать, да сил нет, да и вывозить в ближайшее село - какие деньги надо. Временно подрядился дед за техникой лесорубов присматривать - готовят лес поблизости. Вот и греет для тракторов и авто воду по утрам. В костер идут полугнилые доски в щетине ржавых гвоздей - дед собирает их в ближних брошенных домах. Говорит, что здесь все только таким образом дрова заготавливают. Да и без его слов это видно, поленницы дров возле домов, в которых еще теплится жизнь, именно из таких полугнилых досок и брусьев.

Домик второй семьи пенсионеров - Шевченко нашли на другом краю села, под сопкой. Хозяева оказались дома: Алексей Николаевич готовил стеариновые свечи - добротные, между прочим, а Татьяна Карповна, оставив домашние дела, включилась в беседу, время от времени перемежая пересказ своей нелегкой судьбы невольными слезами. Привожу ее рассказ почти полностью.

- Поселка еще не было, когда мы тут поселились. Муж - в 1950 году, я - в 1953. Я ехала на бумажную фабрику, а попала в таежную глухомань. Обманули. Пойму ключа выпиливали под поселок. Лошади, узкоколейка. Лес вручную грузили: по 3-4 мужика закатывали 4-метровые бревна на платформу. Потом мотовозом вывозили. Он на раскряжевке работал, а я сучкорубом. Познакомились, сошлись. Дети пошли, стала домохозяйкой. За год с мужем сотку отвоевывали под огород. Он пни обрубает, выкорчевывает, а в земле плети корней длиннющие. Мы их - вагами. Трактора-то позже появились. Щитовые дома завезли, пилораму установили - стали строить поселок. В 62-м дорогу сделали. Тогда же пришел ко мне начальник участка Гриценко, земля ему пухом: "Выручай, Татьяна, поработай в ларьке". А у меня пятеро: старшей - 7 лет, младшему - полтора годика. Пошла самоучкой, нигде не училась. От ларька - в магазин, пока его не закрыли: 29 лет отработала. Народу было много - около 100 семей, 5 машин на работу возили. В селе - 3 магазина было, пекарня, школа-восьмилетка, большой клуб, контора, радиоузел, телефон.

Потом уже школу нашу в Крутой Яр утащили - под детский сад. Учителей переселили, кого в Рощино, кого в Измайлиху. Детей в Крутой Яр пришлось в школу возить. Невыгодно стало леспромхозу, постановили в интернате их оставлять. А как оставлять, если ребенку 7 лет, обслужить себя толком не может? Тогда решили переселять семьи. Но в первую очередь тех, у кого дети, и, конечно же, работяг, которые при технике. Мой муж 31 год на раскряжевке работал, бензин ядовитый вдыхал, виброболезнь заработал - руки посводило. С 81-го ушел на пенсию, когда переселение впервые началось. Я как многодетная мать в 50 лет могла бы пойти на пенсию, но еще 16 лет работала, по 4 года в отпуске не была...

Власти поначалу просили подождать с переселением отсюда, а потом 6 миллионов на дом в Крутом Яре предложили. Но хозяева того дома просили 10. А где еще 4 нам с дедом было найти, если у нас всего миллион на смерть отложен? Когда-то были деньги у нас как деньги - два таких дома можно было бы купить. На книжку откладывали с отпускных, с премий - от детей отрывали. Где они, наши 7 тысяч? Обманули. Пенсия только осталась, так еще дочке безработной помогать надо - вон через огород живет.

Однажды предложили нам переехать в Крутой Яр, в помещение бывшей столовой. Посмотрела: фундамент разрушен, половые лаги провалились, крыльцо обвалено, веранда свалилась. Земли вокруг - свалка... Говорю: здесь же капитальный ремонт надо. Мне отвечают: это ваши проблемы. Так мне обидно стало, вы бы знали. Наши проблемы! Здоровье загублено, я - сердечница, из больницы не вылажу - мерцательная аритмия. Надо уколы делать, для этого жить в Рощино 10-15 дней. Кому я нужна там? Сама с Брянщины, в оккупации под немцем 2 года жили. Они нас и жгли, и били, и сгоняли. А здесь кто над нами издевается? Акции в леспромхоз отдали - опять обманули. Хоть вешайся. Год назад написала в район заявление на ссуду. Ответ пришел как раз перед выборами районных властей, за подписью заместителя главы администрации Каверзина: мол, как появятся деньги, квартира вам будет куплена. Год прошел, за который пяти семьям орочонов квартиры купили. А ведь они хоть бы год где работали. Их соблюдают, сохраняют, а мы - подыхай?

Недавно пришла на прием к новому директору леспромхоза, спросила, знает ли он про наш Тимохов Ключ? Он, новый человек, честно признался, что первый раз слышит. Но меня выслушал внимательно, и как-то сразу на душе отлегло. Сказал: сейчас ничего не обещаю, а весной, может, что-то получится. Ой, не знаю. Деду - 73, мне - 71. Доживем ли? Над ним же, директором, еще начальники есть...

Высыпала хозяйка на стол кучу значков: "Ударник коммунистического труда", "Ударник пятилетки" и многие другие. Медали "За доблестный труд", "к 100-летию со дня рождения Ленина", "Материнская слава". Выложила гору почетных грамот, дипломов. Кому они нужны сегодня?

- Про других наших соседей что могу сказать? Попова - безработная, один ребенок в детдоме, другой - с ней. Калашников - всю жизнь на леспромхоз отпахал, сейчас аж в Кировку на заработки ездит. Карпухин - золотой мужик, непьющий, но без своего угла. Жена у него болеет и дочка. Дочка наша с зятем рядом живут. У него старенький "микрик", он из-под него не вылазит. Но выручает машинка, когда за пенсией или в больницу надо. Приходится им еще деньгами помогать. А что делать, если дочери в прошлом году по безработице 100 тысяч дали?

С тяжелым сердцем уезжал я из это заброшенного села, от этих бесхитростных забытых стариков. Сколько их еще по нашим "медвежьим" местам? По вечерам у них не всегда даже свечи горят, пытаются поймать по транзистору последние новости страны, о всяких там стабилизациях-деноминациях и прочих сокращениях инфляции. И, может быть, к счастью своему давно уже не смотрят телевизоры с красивыми и непонятными картинками о дубленках на Алексеевской, про разные памперсы и совсем уже "о-bi".

А возле Тимохова Ключа, говорят, бродит тигр (его год как-никак!), и уже пропали 4 собаки. Куда уж больше экзотики!

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера