Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Так начинался город

Газета "Владивосток-Большой Камень" открывает новую рубрику: "Я помню", посвященную истории города. Первый "колыщек" - воспоминания первостроителя Большого Камня Ивана Николаевича ШМУРОВА.

Еще в далекие довоенные годы Москва приняла решение создать на Дальнем Востоке мощный военно-морской флот для защиты рубежей Родины на Тихом океане. В связи с этим было решено построить и судоремонтные оборонные заводы закрытого типа. Необходимые для выбора места наших будущих города и завода геологические и топографические работы вела ленинградская изыскательская партия, а проектированием строительства занимались специалисты Ленинградского проектного института.

Война прервала эту работу, но она возобновилась с наступлением мирного времени. Выбор изыскателей пал на живописную малонаселенную бухту, открытую в середине прошлого века русскими мореплавателями-первопроходцами, которые сделали ее описание и нанесли на карту приморского побережья с названием "Круглая с большим камнем". Впоследствии название упростилось - бухта Большой Камень.

В начале 1947 года нашему находкинскому тресту Военморстрой № 7, где я тогда работал начальником финансового отдела, поручили создать новую подрядную организацию для строительства завода и поселка. Начали с подготовительных работ по организации нового строительного управления в самом тресте - без выезда на будущую строительную площадку.

18 апреля 1947 года уполномоченным Минсудпрома, то есть представителем заказчика, назначается Павел Иванович Решетников, ныне живущий во Владивостоке. В июне того же года были решены все организационные вопросы, и наконец 23 июля начальник треста Военморстрой № 7 подписывает приказ о создании в бухте Большой Камень СУ-5 и назначении его руководящих работников: начальником управления - Леонида Михайловича Терехова, главным инженером - Василия Акимовича Клыпина и главным бухгалтером - меня. Одновременно с нами во вновь организованное строительное управление были переведены и другие ведущие специалисты - нормировщик Роман Варфоломеевич Коршунов, плановик Александра Филипповна Григорьева, техник-строитель Виктор Васильевич Кузнецов.

Из бухты Находка мы вышли рано утром в последнее воскресенье июля на катере "Грозный", таща за собой на буксире баржу с погруженными на нее новой машиной "Форд", несколькими десятками кубометров досок, кирпичом, цементом, гвоздями, всевозможным инструментом, инвентарем, продуктами. С нами шли и 70 военнопленных японцев. В бухте Андреево катер встретил наш главный инженер Клыпин, выехавший из Находки на день раньше, дабы на месте решить вопросы по размещению прибывающих. Тут же были и жители села Андреево, и пограничники во главе с начальником заставы. Разгружать баржу начали вечером в день прибытия и закончили только через день. В первую ночь японцы ночевали кто в наскоро поставленной палатке, кто - в бараке, а мы разместились в ДНСе. 4 квартиры этого дома впоследствии заняла наша контора, а остальные заселили работники управления.

С первых же дней начался прием рабочих, служащих и инженерно-технических работников из числа жителей окрестных сел - Андреево, Петровки и других. Дел, конечно, хватало с избытком: вывозка с Андреевского пирса материальных ценностей для будущего поселка, который несколько позднее стали именовать "старой стройкой", обустройство на новом месте, капитальный ремонт сохранившихся здесь с давних времен ветхих строений - двух бараков, бани, материального склада, хлебопекарни и ДНСа.

Первое время пришлось обходиться керосиновыми лампами, а столы изготовили из привезенных с собой досок. До Петровки добирались по разбитой грунтовке (в жару полколеса в пыли, в дождь - в грязи), да и машина одна на всю стройку, отчего для поездок в райцентр Шкотово пользовались попутным транспортом других организаций.

Большую помощь нам оказывали партийные, советские и хозяйственные работники, в частности - председатель Уссурийского рыбкоопа Вишневский. Он прикрепил нас к столовой в Андреево, а в рыбкооповской пекарне пекли хлеб из нашей муки. Рыбобаза Андреево предоставляла нам баню и воду. Школа колхоза "1 Мая" приняла на обучение детей. Петровский и Романовский медпункты, а также и Промысловский военный госпиталь лечили наших больных. Петровский сельсовет открыл для детей ясли, станция Петровка выделила площадку под грузы для новостройки, доставлявшиеся по железной дороге, а Петровское отделение связи провело телефонную линию. Продуктами питания, а затем и промтоварами снабжались из Находки, со склада ОРСа Военморстроя № 7, который открыл у нас небольшой магазин в здании хлебопекарни. Первым завмагом и продавцом стал Фома Васильевич Мадан.

Не было дня, чтобы не возникали трудности. Не хватало материалов, инструментов, но главное - квалифицированных рабочих. Из-за отсутствия электроэнергии не было и механизации, и потому все работы, в том числе распиловка леса на доски, заготовка камня и песка, производились вручную. Недостающий хозинвентарь, пилы, топоры, рубанки мы покупали у частных лиц. Материалы на стройку со станции Петрока везли по бездорожью трактором, а во время сильных дождей - через Суходол и колхоз "1 Мая".

Но постепенно управление крепло и набирало темпы роста. К концу 1947 года число работающих, вместе с прибывшими из Ярославской области, превысило сотню человек. К этому времени удалось отремонтировать все старые здания, а заодно построить конюшню для приобретенных в войсковых частях 15 лошадей, установить дизельный движок и генератор мощностью 8 кВт. Кроме того, у населения Владивостока купили старую конторскую мебель - столы, стулья, шкафы для работы административно-хозяйственного персонала, штат которого к тому времени был уже частично укомплектован. Начиналось строительство объектов за счет третьей части генсметы (временного характера) - жилых зданий, столовой, магазина, гаража, механической мастерской, электростанции, водокачки и так далее.

Но перспектива на будущий год была неясна, а в январе выяснилось, что на 1948 год нашему управлению не дали плана, что означало отсутствие финансирования. В этих условиях руководство Военморстроя пошло на риск - ликвидировало находкинское СУ-3, передав его объекты другому управлению, а высвободившиеся финансовые средства экс-управления передали в Большой Камень, переименовав при этом строительное управление № 5 в СУ-3. Весь 1-й квартал 1948 года мы просуществовали, не получая денег от заказчика, исключительно за счет средств треста № 7. А в 4-м квартале этого года СУ-3 было переименовано в УНР-261 и передано в подчинение стройтресту № 8 г. Владивостока.

В 1950 году наметилось создание собственного строительного треста в самом Большом Камне, с появлением которого значительно увеличился бы объем работ на объектах поселка и завода. В адрес несуществующего еще треста с заводов-поставщиков отгрузили много механизмов и техники - автомобилей, бульдозеров, экскаваторов, скреперов и т.д. Но трест этот так и остался только на бумаге, а направленные ему вагоны с такими необходимыми для нас грузами не доходили до станции Петровка и в пути следования переадресовывались на другие стройки главка.

Из-за того, что какое-то время наше управление являлось фактически бесхозным, решение вопросов материально-технического снабжения оказалось делом непростым. Но после окончательного закрепления нашего УНР-261 за трестом № 8 положение стало стабилизироваться. Тогда и появились субподрядные строительные организации: УНР-375 - "Дальморгидрострой", УНР-855 - "Дальтрансспецстрой", УНР-535 - "Дальсантехмонтаж", УНР-435 - "Дальэлектромонтаж", УНР-457 - "Строймонтажконструкция" и другие организации. В это время представителем заказчика был Феодосий Максимович Русецкий, а УНР-261 возглавлял Иван Сергеевич Корольков.

А тем временем сюда со всех концов страны ехала по комсомольским путевкам молодежь, которой сразу же находилось дело на строительных площадках. И очень вовремя - в 1952-1955 годах в Большом Камне размещается строительный батальон - подразделение, заметно увеличившее наши возможности, когда потребовалось наверстывать упущенное, когда поджимали сроки пуска первых цехов и сдачи жилья для заводских работников.

Очередная реорганизация у строителей случилась в начале 1956 года, когда УНР-261 перевели в подчинение тресту № 34 г. Уссурийска, а еще одна - 1 января 1960 года: весь объем работ, предназначенный для УНР-261, передается в УНР-375 - "Дальморгидрострой".

К 1960 году УНР-261 и его субподрядные организации возвели в Большом Камне более 30 тысяч кв. м жилья, столовую, котельные, бани, магазины, детские ясли и сады, школы, школу ФЗО-27, дом культуры, подстанцию и 80 км линии электропередачи, водовод от реки Шитухе, железнодорожную ветку от станции Петровка, заводские объекты - цеха 12, 13, 15, подкрановые и стапельные пути.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера