Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Свинцовые души

Добравшись зимним днем до своих дачных участков посмотреть, все ли там в порядке, Алла Труш и ее спутники не сдержали слез. Все они пенсионеры, люди небогатые, ну и как было им не расстроиться, увидев, что воры не только сняли последние 3 километра электропроводов, но и раскурочили оба трансформатора, вытаскивая силовой медный кабель? Теперь 18 садоводческих обществ окончательно остались без света.

Кстати, электрифицировали это дачное место, известное под старым названием Полигон, не так давно - уже в пору больших цен и маленьких пенсий. Скидывались на провода, столбы, трансформаторы, плату монтерам. Увы, недолго радовались обитатели 850 дачек засиявшей под потолком “лампочке Ильича”. Стоило им собрать урожай-95 и отъехать из Надеждинского района в город, как лишились 5 километров электропроводов. Закончился дачный сезон-96 - было похищено еще 3 километра провода.

- А сейчас у нас исчезла и всякая надежда на восстановление электросети, - сказала корреспондентам “В” председатель садоводческого общества “Сардина” Алла Труш. - Надеждинский райотдел милиции ни в одном из случаев не разыскал похитителей. Наши “Сардина”, “Спутник”, “Мукомол” и еще 15 товариществ состоят почти сплошь из пенсионеров. Вторично проводить электричество не на что, не под силу нам такие расходы.

Кому же нужен этот металл, который крадут порой с риском для жизни?

Неутихающая молва о том, что неимоверно расплодившиеся в Приморье пункты приема “цветмета” скупают в основном похищенное с предприятий и у граждан, постоянно подкрепляется милицейскими сводками. То у воинской части срезали кабель связи. То на шиноремонтном заводе в Угловом не стало электропроводки в котельной. То на Владивостокской ТЭЦ-2 бдительные охранники остановили двух слесарей, что тащили с родного предприятия весомый моток кабеля (к слову, ценою свыше 500 тысяч “старыми”). То приходит сообщение об очередном трупе: на днях, например, в Анучинском районе убило током 24-летнего парня, пытавшегося срезать провод с линии электропередачи...

Ну а спрос на любой цветной металл, который привозят, приносят, притаскивают в большинстве своем воры, в нашем крае обеспечен: приемным пунктам несть числа. Достаточно сказать, что только в прошлом году местные административные органы выдали на этот вид деятельности и вывоз “цветмета” за рубеж аж 465 лицензий. Плюс те, что были получены еще раньше, и те, которые уже выданы в году нынешнем. Кстати, за право иметь подобную лицензию в Приморье берут абсолютно “по-божески”: всего-то 10-40 минимальных российских окладов. Словом, плати, бизнесмен, невеликую денежку, устраивайся в удобном месте - и флаг тебе в руки, богатей, перепродавая в Китай или Корею так называемое вторсырье!

В удобных местах, как выяснили, поездив по краевому центру, корреспонденты “В”, устроились десятки пунктов приема металла. Они гнездятся непосредственно на Весенней, Угольной и других станциях - чтобы сподручнее была для дачных воров доставка похищенного. Подобные пункты расположились и возле практически каждого владивостокского завода, с которых не вынесли еще разве что многотонные станины от агрегатов: все остальное уже сдано. Притормозив у проходной “Дальзавода”, автомобиль “В” поехал вслед двум отягощенных рюкзаком и мешком гражданам - и точно, они привели нас прямиком в приемный пункт, находящийся в подвале ближайшего к заводу жилого дома.

Здесь сдатчики привычно и успешно реализовали свой товар - куски многожильного кабеля, какие-то детали.

- Берем все, что приносят, - любезно сообщил нам деловитый приемщик. - Какие это изделия, роли не играет. Цены у нас хорошие, - и подарил прейскурант.

Действительно, за медь, бронзу, латунь тут платят неплохо. Не сюда ли принес отпиленные у бронзового автомата ствол и приклад негодяй, надругавшийся над памятником погибшим на войне политехникам? Будучи давно знакомыми с ректором технического университета Геннадием Турмовым, мы не узнали его огорченный, срывающийся голос, прозвучавший в утреннем эфире Приморского радио в один из последних дней нынешнего января. Геннадий Петрович пытался усовестить охотника за цветным металлом...

- Люди, для которых нет ничего святого, могут уродиться в любой стране, в любом городе, но именно у нас во Владивостоке им попустительствуют власти, и это развращает, плодит новых вандалов, - считает Валентина Корнелюк. 13 февраля она пришла на могилу своего покойного мужа Анатолия Федоровича. Алюминиевой оградки, которую вдова установила в 1983 году, теперь не было - ее выломали кувалдой, как и многие другие оградки здесь, на Морском кладбище. Только за последнее время с такими же заявлениями, как Валентина Ивановна, в кладбищенскую администрацию обратились 18 человек.

А всему виной - денежные приманки пунктов приема цветных металлов.

С этим полностью согласен директор Морского кладбища Эдуард Хуршудян:

- Если в крае в самом скором времени не будет принято решение о закрытии частных пунктов приема металлов, то на кладбищах не останется, наверное, ни одной неоскверненной могилы. Взгляните - выдирают оградки, отвинчивают латунные таблички с именами покойников, откручивают бронзовые бюсты. И наше, и другие кладбища по большей части не огорожены, сторожей в штате нет. Рабочие порой ловят вандалов, но мне неизвестно, чтобы милиция применяла к охотникам за цветным металлом какие-либо меры.

Впрочем, и редакции “В” неизвестно о таких мерах. Вспоминается иное: как, пожурив, отпустили из милиции двух парней, отдиравших латунные таблички с могильных памятников на старом кладбище в Морском городке. Отпустили, “потому что не было заявлений от потерпевших”.

А намедни на Морском кладбище рабочие спугнули вора, и он смылся, бросив впопыхах свою добычу - бронзовый бюст. Мешок с этой головой лежит сейчас на здешнем складе.

- Мы не знаем, с какой он могилы, - показал корреспонденту “В” сей скорбный предмет землекоп Олег Магомедов. - На многих мраморных постаментах теперь вместо бронзовых или латунных бюстов торчат только крючки, на которые скульптор насаживал головы.

И Олег проводил нас к могиле Сергея Лищинского, умершего 32 лет от роду. Безутешные родители поставили здесь бронзовый бюст, навещали могилу сына чуть ли не каждый день. Но недавно пришли поутру, а вместо бюста с родными чертами - ржавый крючок. Пожилых людей пришлось “откачивать”.

- Это был для них страшный удар, - говорит Олег. - Да мы все тогда расстроились - ну кошмар же какой-то творится! Я в свое свободное время пошел в один из ближних приемных пунктов поглядеть. Того самого бюста там не увидел, а вот фрагменты могильных оград, таблички с памятников - были. Полным полно...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера