Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Судьба умолкнувшей скрипки

Уже 2 года не играет Степан Стешнин на этом инструменте, одно только прикосновение к которому вызывало у него самые трепетные чувства. Прикладывался, бывало, к нему - и лились из-под смычка чудесные звуки мелодий, когда-то исполняемых его отцом, говорят, непревзойденным виртуозом в истории музыкального Приморья. Волнуясь, рассказывает нам Степан Федорович историю скрипки, уже более 80 лет являющейся главной реликвией его музыкальной семьи.

- Вот, взгляните в прорезь - там подтверждение если не принадлежности инструмента самому Антонио Страдивари, то, по крайней мере, уникальности скрипки по дате ее изготовления. Похоже, что ее действительно сделал великий мастер из Кремоны - иначе бы так долго она людям не прослужила.

Читаем: “Antonius Stradivarius. Cremonenfis. Faciebat Anno. 1736”. И рядом фирменный знак: во внутреннем пространстве двух окружностей церковный крестик и пара букв - A.S.

Мы не собираемся обращаться к экспертизе на принадлежность этого инструмента творению Страдивари. Сколько их в мире - поделок и подделок такого рода. Наверное, сотни. Не исключено, что и эта - не оригинал. Здесь нам важнее другое. Эта скрипка в самом деле прожила на свете более двух с половиной веков. А попала она к Федору Евсеевичу Стешнину, отцу Степана Федоровича, в далеком теперь 1915 году.

Случилось так, что рядовой квартирмейстерской службы Федор Стешнин в одном из боев попал к немцам в плен. И после “распределения” в Шпремберге его определили в качестве рабочей силы к бюргеру по имени Курт. Высок и статен был 80-летний Курт, имел во владении с десяток гектаров пашни, а подмоги ему со стороны потомства не оказалось. Вот и затребовал он дармовой помощи от кайзера в виде пленных мужиков. Среди трех русских предстал перед ним и Федор.

Старого фермера он буквально сразил. В первый же день пахоты Федор с впряженным в плуг конем-тяжеловозом уже к обеду управился с заданием. Подъехавший к этому времени на тарантасе Курт озабоченно поспешил к пашне и углубился в нее ладонью, видимо, заподозрив халтуру. Но вдруг заулыбался, подошел к пленному и объявил:

- Молодец, русь! Хороший работник.

И вот он, тот самый-самый случай... Вскоре пригласил Курт Федора на пирожки - сильно понравился этот “русь” старому пруссаку за усердие и сметку в работе.

Но однажды и вовсе растрогал Федор старого немца. Жили хозяева вдвоем - Курт и жена его старушка столь же преклонного возраста, мастерица на всякие печености. По случаю того, что крепко понравился им “русь”, пригласили они его как-то на пироги. Угостили вином, а потом по дому своему повели. И вдруг сердце Федора так защемило, так заболело... От того, что увидел он в зале на стене. А на стене висела старинная скрипка. Скрипачом-самоучкой был Федор, но понял: этот инструмент - особенный. И звучать он должен по-особому.

- Нравится? В наследство от отца досталась мне эта скрипка. Когда-то и я на ней играл, но старым стал, пальцы уже не те, и смычок не слушается. Отыгрался. Если хочешь - попробуй.

А Федор-то левша. Попросил у Курта разрешения переставить струны “наоборот”. И заиграл скрипач... А когда остановился Федор, обнял Курт его со слезами на глазах, и так постояли они несколько минут - два понявших друг друга и отныне ставших родными музыканта.

Закончилась война, начался обмен военнопленными. И еще раз заплакал Курт, провожая Федора на родину. Сложил он руки крест-накрест на своей груди и сказал:

- Я скоро помру, а ты совсем молодой, знаешь, талантливый такой - возьми эту скрипку на добрую от меня память.

Вернулся Федор в отчий дом, и решили всей большой семьей - а было у него еще 8 братьев и сестер - подальше от революций и гражданских войн уехать. Забросила их судьба в 18-м во Владивосток. Кто куда из Стешниных устроился, а Федора все музыка не отпускала, от скрипки своей оторваться не мог. И занесло его однажды в ресторан с красивым названием “Золотой рог”. Снова, конечно, случай, но...

Совсем скоро стал Федор в ресторанном оркестре заглавной фигурой. Всем платили по таксе, а ему - по-особому, в тройном размере. Притом - золотом. И сколько раз вдруг очарованный нэпман или какой-нибудь просто культурный человек просил оркестрантов:

- Ребята, отдохните, пусть сыграет один скрипач...

И Федор играл почти все, что просили, вводя в экстаз музыкальных гурманов, заставляя их еще больше веселиться или плакать.

Долго играл Федор в лучшем ресторане Владивостока. Уже за 40 ему перевалило. И тогда мать его приструнила:

- Все граешь да граешь, чем кормиться-то на старости будешь? Давай-ка поближе к земельке перебираться.

И в 1933 году разъехалась семья по всему Приморью. Что касается Федора, то поселился он сначала в одной деревне, затем в другой. Сменил профессию, став парикмахером. И еще раз достала его война рядовым интендантской службы: брил новобранцев в Черниговке перед отправкой на фронт. А тем временем и сын его, Степан, угодил на передовую. Повоевал с японцами славно, медалью “За боевые заслуги” отмечен.

Но вот снова собрались в одном доме. В нем - чуть ли не полный набор струнных инструментов во главе со скрипкой. На всем научен играть и Степан, однако так, как у отца, со скрипкой не получилось. Вот на гитаре или балалайке, пожалуй, не хуже.

И дочери Степана, внучки Федора, тоже унаследовали его способности - пианистки, преподают в музыкальной школе. А вот что касается скрипки, то и для них дед навечно останется уникумом.

Мы уже прощались со Степаном Федоровичем, но неожиданно он вспомнил один из последних эпизодов жизни отца. Смотрели они какое-то кино, а там скрипач играет венгерский “Чардаш”. И увидел Степан, как отец тихо провел ладонью по глазам.

- Пап, ты чего?

- Вот сукин сын, сукин же сын! Как он играет! Настоящий виртуоз...

К сожалению, сегодня старинная скрипка, изготовленная, быть может, действительно самим Страдивари, не в ходу. Время сделало свое дело: скрипка покоробилась, местами потрескалась. Пропал ее изумительный голос. Да и смычок кое-где пооборвался. Теперь она - просто реликвия.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера