Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Стеклянная субмарина

Мучились мы когда-то в школе с таким понятием, как социалистический реализм. То, что делает профессор, доктор физико-математических наук, заведующий кафедрой прикладной математики и механики ДВГТУ Владимир ПИКУЛЬ, хочется назвать фантастическим реализмом. Владимир Васильевич, к примеру, изобрел стеклянную подводную лодку

- Владимир Васильевич, могли бы вы популярно объяснить, что значит стеклянная? Не в прямом же смысле?

- В самом что ни на есть прямом. Конечно, не из оконного стекла - оно очень хрупкое. В этом и состояла главная задача - при всех достоинствах материала избавиться от основного недостатка. А достоинства налицо. У стекла прочность на сжатие в 3-3,5 раза больше, чем, например, у самого высокопрочного титанового сплава. Но оно покрыто микротрещинами, что и вызывает повышенную хрупкость. Ученые давно обратили внимание на стекло, пик исследований пришелся на 60-е годы, когда удалось повысить его прочность в 50 раз. Однако для больших изделий его все равно использовать было нельзя. Мне удалось разработать такой композит, который пригоден для создания крупногабаритных изделий.

- Они нужны?

- Конечно. Одна из глобальных проблем, стоящих сейчас перед человечеством, - изучение дна океана. На знаменитом батискафе “Триест” профессор Пикар в свое время спустился в Марианскую впадину на 10 тысяч 919 метров, не дойдя до дна всего 115 метров. Его устройство представляло собой огромный поплавок, заполненный бензином, с прочной гондолой. Это очень дорого, а при аварийной ситуации возникает необходимость выпускать бензин. Стеклянный же батискаф будет компактен, сможет работать как в автономном, так и в пилотируемом режиме. Не нужны никакие поплавки. А ведь океанское дно, как известно, богато всевозможными месторождениями. Нефть, железомарганцевые конкреции всегда интересовали человечество. Кроме того, из разработанного мною композита можно строить нефте- или газопроводы, не боящиеся коррозии и разрушения. Конечно, человек способен разрушить все, что сам создает, но этот материал все же крепче какого-либо другого. Даже саркофаги для захоронения радиоактивных отходов из него будут достаточно надежными.

- Вы уже видели “в натуре” изделия из изобретенного вами композита?

- К сожалению, нет. В 93-м послал свое изобретение на утверждение, в 96-м получил патент. Крупнейшие специалисты единодушны - весьма перспективный и нужный материал. Но, как известно, в нашей стране сейчас нет денег на новшества.

- Вашим открытием могут воспользоваться зарубежные “недруги”?

- Ну, в патенте далеко не все тонкости описаны. Во время войны немцы наши танки даже распиливали, но нюансы изготовления прочной брони так и не узнали.

- А если вам предложат хорошее вознаграждение?

- Пока не предлагали. К тому же очень хочется, чтобы этот материал нашел применение прежде всего в нашей стране. Из него ведь ту же броню можно изготавливать. А вот от иностранных инвестиций не стал бы отказываться - деньги действительно нужны немалые, около миллиона на 3 года.

- Еще что-нибудь необычное вы придумали в жизни?

- Например, участвовал в разработке технологии трехслойных щитов для судовых переборок и мебели. Даже стал лауреатом Всесоюзного конкурса творческой молодежи, возраст позволял. До сих пор приятно, что наша технология полностью вытеснила старую, а мебель для ВМФ стали выпускать по предложенной нами разработке. Были и другие изобретения. Этому очень способствовали люди, рядом с которыми довелось работать. Гундобин, Агеев, Аникин, Барабанов, Антоненко и многие другие - творческие личности, рядом с которыми невозможно было остановиться. Меня всегда особенно интересовала теория оболочек, поэтому и пришел в результате к стеклу.

- Ученый должен быть в какой-то степени фантастом?

- Вероятно. Не раз замечал - вижу то, на что не обращают внимание другие. Появился интерес - возникает идея, затем начинаешь ее математически обрабатывать. Пока сбоев в этой цепочке не было.

- Помните дискуссию “физиков” и “лириков” в 60-е? Как у вас с “лирикой”?

- Люблю народные сказки. В них удивительно вырисовывается характер нации. Нравятся классика, историческая литература и детективы. А вот фантастику не люблю. Раньше с женой были завсегдатаями театральных и концертных залов. Полунищим ученым теперь это недоступно. Наш ректор Геннадий Петрович хорошо это понимает - после ученых советов у нас часто проходят концерты. Шалина, Царегородцева - какие голоса! Разве сравнишь с безголосьем, заполонившим TV? Поют наши без микрофона, у них четкая дикция, прекрасный репертуар. Не какая-нибудь “Зайка моя...”

- Еще чем-нибудь увлекаетесь?

- Нравится ходить пешком. Особенно по берегу. Доезжаю, например, до Весенней, а потом пешком на Вторую Речку, к дому. Думается хорошо. Жену пробовал приохотить - не получилось. А вот к парной сумел любовь привить. Теперь вместе на Седанку в баню ездим, даже Леночку, внучку, с собой берем. Березовые веники сам заготавливаю. В элитное отделение, конечно, не ходим, но нам и простой парной хватает. Для удовольствия и для здоровья.

- Вы по характеру лидер? Скорее ведущий, чем ведомый?

- Наверное, все же не лидер. Но и не ведомый. Я сам по себе. Хотя от меня как от заведующего кафедрой в определенной степени зависит жизнь коллектива. А так как я люблю людей и хочу, чтобы им было хорошо, то приходится проявлять качества лидера. Когда я пришел на кафедру, понял, что здесь три группы: молодежь, кандидаты наук и старшее поколение талантливых людей, которые по ряду причин в свое время не защитились и уже успокоились. Но ведь за плечами у некоторых из них знаменитая новосибирская физико-математическая школа, пестовавшая вундеркиндов, ведущие университеты страны. Я сумел их расшевелить, доказать, что успокаиваться рано. Уже есть первые результаты - защищена прекрасная диссертация.

- Вы работаете со студентами. И как нынешняя молодежь?

- По большому счету прекрасная. Порядочная, талантливая. Однако абитуриенты с каждым годом все слабее, уровень общеобразовательной школы заметно падает. Приходится разрабатывать специальные учебные пособия, чтобы подтянуть ребят. Прикладная математика - не для ленивых, нужно много трудиться. Но перед теми, кто преодолеет трудности, открываются широчайшие перспективы, интересная работа всегда найдется.

- Однако богатенькие детки трудиться не любят.

- Поэтому их у нас и нет. У нас тяжело - учатся только по-настоящему талантливые.

- Если бы в свое время родителям пришлось платить за ваше обучение, потянули бы?

- Естественно, нет. Папа работал на уссурийском заводе, мама - бухгалтером. Так же и моя дочь не смогла бы заняться прикладной математикой при платном образовании. Жена у меня кандидат экономических наук, зять - кандидат технических наук. Надеемся, что внукам по наследству что-то передастся и за их образование тоже не придется платить.

- Для вас семья - это надежный тыл?

- Мне повезло, в семье полная гармония. Ведь главное что? Взаимопонимание. Никогда нет разговоров о деньгах. Даже когда я сменил работу и зарплата существенно уменьшилась, жена относилась к этому спокойно. И сейчас у нас нет ни машины, ни дачи. Но не в этом ведь счастье.

- Ученому нужен какой-нибудь стимул для работы? Может быть, враги помогают? Когда хочется им что-то доказать.

- Стимулирует прежде всего интерес. А “враги” тоже в какой-то степени помогают. Нельзя, чтобы тебя постоянно гладили по шерстке - это расхолаживает. Так что им спасибо.

- В судьбу верите?

- Никогда не задумывался. Хотя, может быть, это и судьба - за что бы ни брался, все пока удавалось.

- Постучим по дереву?

- Ну, давайте на всякий случай.

- Жизнь планируете?

- Никогда. И не люблю этого. Вот у жены все по плану. А я человек спонтанный.

- Будущим студентам можете что-нибудь посоветовать?

- Я бы порекомендовал им поступать в проверенные вузы и на проверенные специальности. У нас есть классический университет, технический университет, морская академия, медицинский. Там традиции, там классные специалисты. Мы, например, на своей кафедре готовим бакалавров по направлению “Прикладная механика”. Фундаментальные знания по математике, физике, механике позволят нашим питомцам продолжить образование в двухгодичной магистратуре. В результате из стен вуза выходят уникальные специалисты - научные сотрудники, преподаватели, инженеры-исследователи высочайшего класса. А возьмите новомодные факультеты. Недавно преподаватель читал студентам экономику социализма, а сейчас - экономику капитализма. Чему он может научить? Мне откровенно жаль его учеников. Понимаю, что на меня могут обидеться. Но это мое глубокое убеждение.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера