Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Жизнь

Спасибо, Люба не разбавила самогон!

- Самогон разбавить не проблема, - рассуждал Николай Сидоров, глядя в огонь. - Только как бы потом жалеть не пришлось.

Снежок поначалу незавидный шел, а дело свое делал. Закидал все окрест - не узнать. В такую погоду только по кустам лазить. Ладно бродни сразу откатал, а рыбацкую куртку дома забыл. Пришлось надеть телогрейку - всегда в машине вожу. Оно, может, и к лучшему... Да, телогрейка... Намокла тогда, а не жалею, что рокировка такая получилась.

Рыбы наловил, уже было килограммов 10-12. Хариус клевал как бешеный, ленков двух приличных взял. Но я решил возвращаться. Время поджимало.

Дурацкая привычка - срезать дорогу. Сколько народу на этом купилось. Сначала упрешься черт-те куда, потом соображать начинаешь: "Туда иду, не туда иду?"

Речки давно уже было не слыхать. Смеркается. Ко всему снег кукурузными хлопьями повалил. Не вам, бродягам, рассказывать, какое противное чувство - тревога неизвестности в усталом организме.

Прошел, значит, снежный заряд, кое-где звездочки на небе появились - жить стало веселее. По Полярной звезде иду.

Вдруг услышал я протяжный звук, от которого у меня шапка на голове приподнялась. Напряг зрение: на белом фоне все же видно - слева параллельным курсом с небольшим отставанием силуэты двигаются: один, второй, третий... Волки!

Николай замолчал. То, о чем он рассказывал, органично вписывалось в бивачную обстановку, обретало контуры суровой реальности именно здесь, на таежной реке, у ночного костерка. Потому и молчание это, связанное, по-видимому, с нахлынувшими переживаниями автора, было сочувственно воспринято большинством.

А может, Николай "держал паузу". Опытный рассказчик знает силу воздействия и слова, и молчания.

- А самогон-то при чем? - как всегда невпопад ляпнул склонный к прагматизму простяга Костя.

На Костю зашикали. Нервное напряжение тем не менее спало, драматический эффект был смазан.

- Разбавлять, говорю, не всегда полезно. Но тебе можно. И даже нужно, - Николай со значением покосился на слегка захмелевшего приятеля. Все, включая Костю, рассмеялись. Сидоров досадливо крякнул, насупился:

- Ну да, смешно. Волки свежину с довеском рыбы на чифан из двух блюд ведут. Тебя на мое место, "белый орел", - он вновь покосился на Костю.

Сидоров вздохнул, отхлебнул из кружки, прокашлялся.

- Да. Сердце сердцем, только рванул я к маячавшей неподалеку старой березе очень легким атлетом. Не при памяти взлетел на нее. С полной, как оказалось, выкладкой. То есть обнаружил я на высоте 5 метров, что сижу на суку, на мне - рюкзак, в руках: в левой - удочка телескопическая, в правой - почему-то нож.

Волчары, конечно, подбежали, попрыгали маленько на березу и подо мной кружочком уселись. Четыре, между прочим, штуки.

Жарко мне попервоначалу стало и даже весело. Ишь, скалолаз Сидоров, пешком на дерево зашел. Были б лыжи, и в них бы залез. Недолго моя радость продолжалась. Один завыл, другие подхватили. Кровь в жилах стынет. А тут и ветерок бодряще-освежающий. Руки зашлись и нога левая - черпанул-таки водички в сапог. На одежде махом корка ледяная образовалась. Короче, холод изнутри и снаружи.

- Хана тебе, Коля, - рассуждаю. - Сейчас засыпать начнешь, а у тебя и веревки доброй нет к дереву привязаться.

Тяжесть свинцовая навалилась. Дай, думаю, хоть рюкзак сниму. Только про него вспомнил - чуть с березы не свалился. Второй раз. Там же фляжка с самогоном! Стал шевелиться. Оглядываться, общупываться - куда б рюкзак приладить, чтоб не уронить. Батюшки! Доска какая-то, проволока, гвоздь... Так это ж я, братцы, на лабазе сижу, вернее, рядом с ним, в 20 шагах от солонца, мимо которого утром на речку шел. Значит, до дороги, где моя "Нива" стоит, 300 метров остается. Есть бог на свете! То-то я, не заметив, по штырям так ловко на березу взлетел.

Кое-как перелез на лабаз, закрепил проволокой на сучке лямки рюкзака, удочку в него сунул и негнущимися пальцами вытянул фляжку из бокового кармана. Первая мысль: "Может,с самогоном до утра переморщусь?" А голос внутренний говорит: "Дотянешь, а что толку? Кто тебе сказал, что волки утром уйдут?"

В таких случаях голова быстро соображает. Что-то мне уже подсказывает, с фляжкой не пропаду. Да. Если... если только Люба не разбавила самогон...

- Не разбавила? - не выдержал Костя.

Николай даже бровью не повел, закуривая.

- Глотнул я из горлышка - обожгло. Стянул сапоги, положил на лабаз. Напялил запасные вязаные носки. Снял телогрейку, отпорол рукава, вывернул их наизнанку. Холода не чувствую.

Да, оно и к лучшему, что куртку забыл... Хлебнул еще маленько из фляжки для куража, остальное равномерно на подкладку рукавную слил. Зверюги от моей нахальной суеты забеспокоились и подальше отошли.

Опустился по штырям пониже. Про сердце молчу. Перекрестился мысленно, запалил рукава и, развернувшись, с дурным воплем, с пылающими факелами в обеих руках сиганул вниз.

Волки шарахнулись в темноту...

Так и бежал я, крича и размахивая факелами эти 300 метров, не ведая, что творится за пределами пляшущего вокруг меня светового пятна. Уже влезая в машину, проорал в ночь: "Спасибо, Люба, что не разбавила самогон!"

"Ласточка" не подвела. Ни аккумулятор, ни стартер. Заночевал у Кузьмы в бараке, километрах в двух от места событий.

За вещами и рыбой поутру съездили. Волков, конечно, не видели, а по следам определили: они меня от солонца и не преследовали - прыжков не было. Кроме моих.

Я до сих пор жене говорю другой раз:

"Спасибо, Люба, что не разбавила тогда самогон".

За ней такое раньше водилось.

В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера