Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих?

В тот день - 9 ноября нынешнего года - в южной части Японского моря бушевал страшный шторм. Огромные волны, накатывая с дьявольской силой, трепали СТР “Иван Вернигоренко”, находившийся на кромке территориальных вод Корейской Народно-Демократической Республики. Сейнер-траулер возвращался из планового рейса.

Экипаж северокорейской баржи стал заложником несовершенства российского законодательства

Шквальный ветер обрывал снасти, когда средь бушующего моря вахтенный радист услышал сигнал SOS - рядом происходила трагедия.

Морской закон гласит: услышав SOS - помоги. Капитан “Ивана Вернигоренко” Юрий Ротов, не задумываясь, дал команду изменить курс. К этому времени стало ясно, что помощь запрашивает северокорейская несамоходная баржа. Судя по всему, шквальным ветром баржу сорвало с буксира и понесло по бурлящему морю.

Когда “Иван Вернигоренко” подошел к северокорейской барже, сигналы бедствия с ее борта шли в эфир уже несколько часов. На SOS откликнулся лишь российский траулер. Спасательные службы КНДР почему-то хранили молчание в эфире.

Корейцам ничего не оставалось делать, как принять помощь от российских моряков. Аварийной партии с “Ивана Вернигоренко”, несмотря на жестокий шторм, удалось завести концы - баржу взяли на буксир. В числе спасенных оказались четверо мужчин, одна женщина и двое детей.

Юрий Ротов принял решение отбуксировать баржу в Находку. В это время на траверзе “каравана” из глубины территориальных вод возник буксир без опознавательных знаков, однако, поболтавшись невдалеке, он скрылся с горизонта в направлении корейского берега.

На следующий день, прибыв в порт Восточный, российские моряки передали спасенных властям. Здесь-то и начались трудности.

Российские законы, как известно, крайне несовершенны. Из-за этого пограничным властям пришлось столкнуться с серьезными трудностями - отечественное законодательство никак не регламентирует подобные форс-мажорные обстоятельства.

10 ноября к вечеру власти официально оформили прибытие корейского судна в российский порт - благо, все документы на баржу у северокорейского экипажа имелись. Загвоздка оказалась в другом - у спасенных не было никаких личных документов. А это означает, что официально открыть им границу и дать возможность перебраться с борта баржи на землю не представлялось возможным.

Северные корейцы оказались в подвешенном состоянии. Все то же несовершенство законодательства сыграло с ними злую шутку. Дело в том, что российские законы никоим образом не регламентируют, какое ведомство призвано опекать подобных граждан.

Когда пограничники обратились в пункт иммиграционного контроля в Находке, его начальник г-н Нассонов вполне резонно заявил, что спасенные корейцы к деятельности его ведомства отношения не имеют. Вот если бы они обратились с просьбой о предоставлении политического убежища... Но экипаж баржи политического убежища просить не собирался.

11 ноября в дело вступили дипломаты. Исполняющий обязанности руководителя филиала представительства Министерства иностранных дел России в Находке Анатолий Кутумов официально проинформировал об инциденте генеральное консульство КНДР. На имя генконсула Ли Сен Дука была направлена нота с просьбой к государственным властям Северной Кореи оказать помощь в установлении личностей спасенных. Кроме этого в соответствии с Венской конвенцией “О консульских сношениях, предполагающих государственную функцию защиты и жизнедеятельности своих граждан” представительство МИДа предложило генконсульству КНДР решить вопрос о возвращении спасенных на родину.

В ходе встречи исполняющего обязанности руководителя филиала представительства МИДа в Находке Анатолия Кутумова с Ли Сен Дуком прозвучала просьба оказать экипажу баржи гуманитарную помощь. В тот же день на борт были доставлены продукты питания, теплые вещи и топливо. Помощь выделила администрация порта Восточного.

Российские власти неоднократно предлагали генеральному консулу КНДР перевезти спасенных моряков с борта баржи в одну из местных гостиниц - к этому времени стало ясно, что корейцы задержатся в России надолго. Увы, консульство ответило на эти предложения категорическим отказом - северокорейские представители заявили, что в консульстве нет денег на оплату гостиницы.

13 ноября северокорейскому экипажу была доставлена очередная партия гуманитарного груза. На сей раз благородство проявила администрация поселка Врангель.

Впрочем, в тот же день стало ясно, что дальнейшее пребывание спасенных на барже чревато самыми тяжелыми последствиями для их здоровья - на юге Приморья резко похолодало, в результате чего температура во внутренних помещениях баржи, где жили корейцы, опустилась до минусовых отметок. Пронизывающий холод наделал массу бед - сильно простудились дети. На следующее утро 14 ноября генконсул КНДР Ли Сен Дук обратился к временно исполняющему обязанности начальника отдельного контрольно-пропускного пункта “Находка” Валентину Бурлакову с просьбой дать разрешение перевезти спасенную женщину с детьми на территорию генерального консульства в Находке. Сам Бурлаков единолично такого решения принять не мог - уж слишком необычная ситуация, причем не регламентированная российскими законами и ведомственными директивными актами. Подполковник Бурлаков был вынужден обратиться за советом в вышестоящие инстанции.

Рассказывает начальник Тихоокеанского регионального управления Федеральной пограничной службы генерал-лейтенант Павел Тарасенко:

- На тот момент, когда возникла эта критическая ситуация, я находился в служебной командировке, и никто из подчиненных не доложил мне о деталях. За это с них взыщется. Если бы информация дошла до меня, то я сделал бы то же, что и сейчас, - на свой страх и риск передал под расписку корейского консула всех спасенных граждан КНДР, только гораздо раньше. И тогда не было бы всевозможных заявлений не владеющих обстановкой чиновников и СМИ.

Генералу Тарасенко мужества не занимать. При этом Павел Павлович до сих пор не знает, как ему аукнется эта инициатива.

Сейчас все спасенные находятся в северокорейском генконсульстве. Но это, что называется, де-факто. Де-юре же их судьба окончательно не определена. Чисто юридически - на бумаге их на территории России нет. А это значит, что с их отправкой на родину могут возникнуть все те же серьезные трудности.

По заверению официальных представителей КНДР, на первом же северокорейском судне в Находку будут доставлены документы экипажа баржи. На этом же судне спасенные будут отправлены в КНДР.

Вместе с тем параллельно разворачивается и другой скандал. Камень преткновения здесь - оплата спасательной операции. Судовладелец “Ивана Вернигоренко” - ТОО “Антарес” - требует от корейской стороны за спасение баржи 5000 долларов США. Как будет решен этот вопрос, пока неясно.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера