Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Жизнь

Сколько стоит доброта?

Благотворительность сегодня дает ряд небольших, но весьма приятных льгот. Вот почему у нас так много благотворительных фондов. В прошлом веке такую деятельность, кстати, называли попечительством или призрением. И, самое главное, никогда не путали с рекламой. Сегодня же, жертвуя деньги, благодетели нередко больше всего думают о какой-то своей выгоде, достойном имидже, паблисити... А иногда благотворительность бывает попросту унизительной для тех, ради кого “творят благо”.

Обидели

Много лет назад семья Петровых (имена, фамилия героев по этическим соображениям изменены. - Прим. авт.) взялась растить своего внука. Родители Андрейки спокойно расстались с сыном. У них была другая жизнь, в которую ребенок как-то не вписывался. Наверное, они по-своему любили мальчика. И, кажется, любят и сейчас. Но все заботы о воспитании Андрея, душевные и материальные, весь груз ответственности по-прежнему на бабушке с дедушкой.

И не случись с нами то, что случилось, никто бы, пожалуй, и не узнал о проблемах этой необычной семьи. Но подобно многим, Петровы нынче оказались выброшенными за черту бедности. Доход семьи - около 900 рублей. Виталий Прокопьевич, заработав 48 лет стажа, остался с пенсией в 360 рублей. Подработать где-то и хотел бы, да не в силах - перенес два инсульта. Жена, Наталья Николаевна, тоже пенсионерка, с 40 лет на инвалидности. Как живут? Да как все - божьей милостью, выкраивая, выгадывая на самом необходимом. Перед пенсией холодильник зияет пустотой. Спасительных домашних консервов в семье не водится - ни участка, ни дачи вечно хворающие пожилые люди не держат. На днях зашли знакомые - принесли банку соленых огурцов, немного муки, круп, сахару. Наталья Николаевна попыталась отказаться, неловко ей, стыдно, но где там... Эти люди знают, как они бедствуют. И хотя сами живут трудно, но стараются помочь еще кому-то.

Обращались Петровы в отделы социальной защиты. Это когда совсем уж невмоготу стало: смерть близкого человека, болезни выбрали все отложенное на “черный день”, заставили влезть в долги, за которые не рассчитались до сих пор. К сожалению, служба соцзащиты ничем помочь не могла - слишком много у нас бедных, каждому толику - и то не хватит. К тому же Петровы - не самые нуждающиеся, в прожиточный минимум укладываются. Да и дома у них чисто и аккуратно. Ковры вон на стенах... Заглянувшая как-то к Петровым “социальная защитница” это сразу подметила - как символ достатка. А у кого этих ковров не было в приснопамятные социалистические времена?

Последней инстанцией, куда обратились Петровы, стал фонд социальной поддержки при управлении социальной защиты населения администрации края. Здесь тщательно изучили всю подноготную Петровых, пристыдили горе-родителей, по существу отказавшихся от сына, и обещали помочь. Не деньгами, но продуктами.

Продукты семье действительно выдали. На сто рублей - крупы, растительное масло, лапшу, печенье... Правда, в крупах бегали жучки, но жучков, говорят, можно водичкой смыть. Но дело даже не в этом. Удивляет другое: о своем благодеянии фонд немедленно сообщил в прессе. Да еще с упоминанием фамилии Петровых, с полным описанием всех их бед.

“Я и без того стараюсь с друзьями не встречаться, не хочу обременять своими проблемами. А тут - на весь край прогремели, - - говорит Наталья Николаевна. - Ужас как стыдно. А представьте себе, каково теперь нашему внуку. Он же в школе учится, у него масса друзей-приятелей, а его выставили голодным-раздетым и брошенным. Мы действительно живем трудно, но бедность свою изо всех сил прячем от окружающих. Да, мы просили о помощи, но неужели нельзя было сделать это как-то поделикатнее?!”

За щедрость - спасибо

Увы, деликатности и душевной тонкости нашим чиновникам явно не хватило. Впрочем, этих качеств недостает многим благодетелям. Недаром на смену дореволюционным меценатам, бескорыстно вкладывавшим деньги в искусство, культуру и просто в талантливых людей, сегодня приходят прагматичные спонсоры. И ведь не только слово исчезает из обихода, теряется суть идеи милости. На днях в редакцию обратился представитель одной из преуспевающих компаний: “Хотим помочь больнице”. И дальше: “Но нам нужно, чтобы вы о нас обязательно написали”. Цена благодеяния - реклама. Иные еще и торгуются. В прошлом году, когда совсем невмоготу было детской больнице, обратилась я за помощью в некую фармацевтическую компанию. “Какие скидки дадите на рекламу?” - деловито поинтересовались “благодетели”. Без скидок помочь отказались.

Или еще показательный эпизод. Президент очень известной компании страшно обиделся, когда его имя не прозвучало в списке меценатов, оказавших поддержку юному таланту, и даже отказался прийти на церемонию вручения награды.

А вот более двух десятков фирм, в прямом смысле слова спасших от голода воспитанников городского Дома ребенка, напротив, попросили доктора Касьяна не упоминать о них в прессе. Потому что пришли они к сиротам, движимые лишь чувством сострадания, а вовсе не для того, чтобы афишировать свою доброту.

Благотворительная щедрость, представьте себе, тоже бывает разной.

В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера