Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Счастливый билет в Москву

Кажется, еще совсем недавно веселая, импульсивная Ольга Хохлова играла на сцене театра имени М. Горького в спектаклях “Продается мужчина”, “Ромул Великий”, “Биндюжник и Король”, в шоу и кабаре “Зеленая лампа”. Но все это из области воспоминаний - вот уже три года она работает в Москве и кое-чего достигла как актриса. В симпатичном ресторанчике “Калужская застава-2”, по соседству с которым Ольга посещает очередные образовательные курсы, нам наконец-то удалось спокойно побеседовать. Фонтан энтузиазма, постоянные шуточки, оптимизм и жажда деятельности - Хохлова не изменилась.

Мы вспоминали о прошлом, говорили о будущем.

- Ольга, что больше всего из дальневосточного прошлого мешало тебе в новой работе?

- Особенности нашей речи и непонимание правил московской игры. Нам это незаметно, но на самом деле приморский говор очень режет слух. Прежде всего многоударностью и “рассиживанием” на каждой фразе. У меня из-за этого было много проблем. Потом московские контракты - это не то что наши. Здесь нужно учитывать все мелочи, незаметные нюансы. Например, по последнему контракту, который я подписала, я полностью принадлежу компании - не могу толстеть, худеть, менять внешность, иметь права на создаваемый образ. Ведь по созданному мною образу могут выпускать игрушки, компьютерные игры. Отдельно оговаривается участие в рекламе фильма. С этим делом нужно быть осторожной.

- В Москве часто говорят о дальневосточном характере и к нашим землякам относятся по-доброму, уважительно и немного настороженно. Про наш характер слагают какие-то легенды, мифы, которые порой оказываются правдой. Как у тебя проявилась дальневосточная закалка?

- Прежде всего в том, что никому не сделала плохого. По первости была очень самоуверенной, ощущала себя как звезда - спасибо Звеняцкому. Могла пойти куда угодно, заявить о себе громко. Но с первых же шагов на московской сцене весь мой дальневосточный характер обломали. Под самый корешок. Здесь свои правила игры, их нужно хорошо понимать, прежде чем что-то делать.

- Эта игра стоит того, чтобы бросать насиженные места и начинать карьеру с нуля?

- Что ты! Это просто сказка, это нужно было сделать давно, еще в институте. Здесь огромное поле для творческого человека, возможности для работы. Только нужно иметь свой дом, где можно спрятаться от неудач.

- Как ты пришла на московскую сцену? Приходилось кого-то из коллег толкать, кусаться, наступать на ноги?

- Нет, этого не было. Были истерики и слезы. Начала с Константина Райкина. На показе он остановил меня после двух фраз, не стал слушать дальше. Это был шок. Полгода проплакала вместе с детьми, не хотела больше вообще нигде пробоваться. Но прошло время, и меня без просмотра взял в труппу “Театра на Перовской” худрук Кирилл Пенченко - уволилась актриса, на которой держался репертуар. Сразу получила два вечерних, два утренних спектакля и главную роль в премьере. В пьесе “Александр” Юрия Рогозина играла “горячую” прибалтийку Петру. Появилась хорошая пресса, автору спектакль понравился, даже обещал написать специально для меня. С этим театром была на гастролях в Молдавии. Но были свои проблемы - режиссер ни в какую не отпускал на съемки, а это было для меня очень важно. Потом случайно узнала, что Марк Розовский устраивает просмотр студентов, и решила попробоваться в этом театре. Все этюды он смотрел в темных очках, а когда мы с партнером вышли, он встрепенулся и снял очки. Показывали фрагмент из малоизвестной пьесы, где я играла старую еврейку, обучающую хохла русскому языку. Марк Григорьевич был в восторге, гоготом встречал каждую фразу. И хотя актеры моего возраста были не нужны, меня в труппу приняли - актриса готовилась уйти в декрет. Но узнав, что берут меня, она никуда не пошла и поехала с театром на фестиваль. И как бы у режиссера до сих пор есть потребность во мне, но какая-то расплывчатая. Да и момент творческого сближения состоялся только на показе. Самое печальное - театральные режиссеры не отпускают на съемки.

- А что, много предложений?

- Тьфу-тьфу-тьфу, хватает. После Райкина у меня “повылазили” все комплексы - что толстая, ужасный говор, страшная, со своим носом могу играть только Бабу Ягу. Я собралась и сделала пластическую операцию. Сама себя в кадре полюбила. И тут предложения просто повалили. Снялась даже в рекламе молдавского фарфора. Изображала “новую русскую”, которая играет с маленьким песиком: то возьмет на руки, то опустит на землю. На последнем дубле Баську очень сильно “укачало”, и он испортил реквизит. Но ролик получился удачный.

А вначале было очень тяжело. Режиссеры кричали: “Вы профессионал или нет? Что вы здесь делаете?” Неделями плакала, хотела опять все бросить. На площадке рот боялась открыть. Казалось, кругом звезды, а я никто. Шутить начала совсем недавно. Это все Звеняцкий “виноват” - носит нас на руках, а мы и возомнили.

- Как ты попала на съемочную площадку “Сибирского цирюльника”?

- Никаких проб не было, хватило короткого разговора с Никитой Михалковым, да и эпизод был незначительный. Приходила на съемки с 26 февраля по 4 марта, меня гримировали, и я ждала. Но группа не укладывалась в график. А тут гастроли в Кишиневе. Ждала до последнего и за свои деньги добиралась на самолете. Хотя не снялась, все равно оплатили все съемочные дни. Зато мой папа снялся в нескольких эпизодах. Когда узнала, что нужен гармонист, привела папу, показала ассистенту, потом Никите. Его утвердили без проб - такая яркая фактура.

- В каких фильмах ты уже снялась?

- Возможно, это кажется незначительным, но мне нравится. В прокат уже вышел фильм режиссера Александра Баранова, продюсеров Сергея Ливнева и Бахыта Килибаева “Новогодняя история”. Играю очень веселую Снегурочку, которая с 17 лет “снегурит” с окурком в зубах. А Дед Мороз - Леонид Куравлев.

Известный по фильму “Роковые яйца” Сергей Ломкин заканчивает картину “Сан Саныч” про киношный процесс. Я играю ассистентку режиссеров - Эйзенштейна, Тинто Брасса, Хичкока. Они меняются, а я остаюсь. Действие этой комедии проходит в психушке. И самое главное - начались съемки 26-серийного фильма “Мореплавание Солнышкина”. Кроме Москвы съемки на севере, в Крыму и в Таиланде! Главную роль исполняет Саша Лойе (известный как потребитель “Херши”), еще Армен Джигарханян, Владимир Гаркалин. Надо же, жила рядом и в Таиланде ни разу не была, а тут придется. Правда, пляжи запрещены, загорать нельзя. Гример уже сейчас ругается, какую-то зеленую грунтовку на лицо накладывает перед естественным тоном.

- Во Владивостоке ты много пела - в театре, кабаре, на капустниках. Здесь удается попеть?

- Когда на площадке стоп-кадр, меняют свет и рядом много народу, конечно, начинаю петь, танцевать. Я же человек театральный. В “Новогодней истории” Куравлев подкинул идею спеть пьяным голосом “И снится нам не рокот космодрома...”. Но все в меру.

- По Владивостоку часто грустишь?

- Часто. Этот город мне никто и ничто не заменит.

Съемки сериала “Мореплавание Солнышкина” завершаются в сентябре. В конце года он выйдет на канале “РТР”. Кстати, автор этой книги, нынешний москвич Виталий Коржиков, в прошлом тоже дальневосточник. Вот такие бывают в жизни интересные совпадения.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера