Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Самый теплый дом

До села Красный Яр путь не близок. От гострассы Владивосток - Хабаровск - 150 таежных километров. Лениво вползают они с увала на увал, а зимой кажутся еще и в два раза длиннее. Особенно когда попадешь на эту дорогу после снегопада да машина не раз побуксует на подъемах, непременно сползая в будто намагниченный кювет

Разные приходилось слышать версии о рождении названия этого села. И одна из них такая: будто первые устроители села, выбиравшие место для него, увидели с правого берега Бикина, что левобережная сторона с невысоким яром, густо поросшая молодым красноталом, словно алым пламенем объята в лучах утреннего солнца. И назвали это место Красным Яром.

Живут в этом селе преимущественно аборигены Дальнего Востока, потомственные охотники. Дети и внуки многих из них, кстати, давно уже перешли в “разряд” интеллигентов и стали учителями, врачами, учеными, писателями и художниками. Но есть еще одна примечательная особенность у села, о которой и в Пожарском районе до сих пор не каждый знает: три с половиной года тому назад открыт был здесь дом-интернат для людей престарелых, оставшихся на склоне лет без какого-либо попечительства родственников. Сейчас их здесь 10 человек, и все они местные жители. И для ухода за ними определены 8,5 штатных единицы - с поварами, санитарами-нянечками. Ни на минуту, одним словом, не остаются старички без заботливого надзора своих опекунов - работников дома-интерната.

Живут дружно, одной семьей. Вот ветеран войны Коко Сесанович Кимонко - ему уже далеко за 70. Его жене Надежде Либосановне Мартыновой - 91 год. Это самые старенькие, нуждающиеся в постоянном уходе и внимании. Другие - помоложе, способны даже поработать на всю семью. Павел Васильевич, например, специализируется на колке дров для баньки - тут она, во дворе, а Иван Петрович непременно воды наносит из колодца. Летом, можно сказать, все без исключения в собственном огородике копаются - выращивают на 8 сотках разные овощи, зелень, картошку. Трудотерапией в шутку называют эту работу для души. Но шутки шутками, а урожай самый лучший получают в селе - собственной картошки, например, до конца февраля хватит, только потом начнут прикупать у односельчан.

По важным делам и событиям обязательно собираются на общий совет - когда надо, допустим, обсудить подписку на газеты и журналы или меню завтраков, обедов, полдников и ужинов на предстоящую неделю. 3 года тому назад в повестке дня таких собраний в комнатке-столовой были вопросы и посложнее, потому что приходилось персоналу сталкиваться и со случаями воровства, пьянства, было немало обид друг на друга по разным другим поводам. Теперь всего этого давно уже нет, каждый заботится друг о друге, и за стол никто не сядет, если кто-то еще не проснулся, например.

Разными путями приходят сюда старики. Одно их объединяет: оказались они совсем одинокими и практически беспомощными. Вот Владимир Афанасьевич, например. Он здесь вроде бы самый молодой, нет еще и 60 лет, но с детства инвалид - болезнь Дауна. Да на склоне лет еще автомашина его сбила, и он потерял ногу. Кому такой нужен в обществе, где сами сейчас еле концы с концами сводят, добывая крохи для собственного пропитания? И попробуй сам проживи на мизерную пенсию. А здесь всегда сыт, обогрет, под присмотром врачей - больничка-то на противоположной стороне узкой сельской улочки. И телевизор цветной можно смотреть до последней точки в программе: в село всю зиму свет дают через день - не хватает дизельного топлива, а для больнички и дома-интерната электричество круглосуточно “крутит” собственный маленький дизель-генератор, для которого топливо всегда находится.

- У нас есть все необходимое, - подтверждает и директор интерната Татьяна Канчуга. - Хорошо помогают администрации села, района, отдел соц-обеспечения, некоторые предприниматели, просто жители. Вот Герман Ким из Уссурийска, генеральный директор ООО “Мир”. Раньше он в Красном Яре работал охотоведом, не забывает нас: в течение года 4 раза привозил одежду, медикаменты, фрукты, рис. Никогда не отказывает в помощи местный предприниматель Александр Козлов. Жители села хранят в своих подвалах наш картофель, а если и продают нам какую-то свою огородную продукцию или мясо, то по самым низким ценам. А вот недавно из Лучегорска автобусом передали коробку с четырьмя новенькими куртками. Кто, откуда? И фамилию отказались назвать свою... Нет, нас не обижают. Да сами посмотрите: у вас дома есть продукты 41 вида? У меня тоже нет. А здесь - пожалуйста. Мы не поленились, посчитали. Так что нашим поварам-кормильцам не приходится экономить при готовке самых разных блюд, в том числе национальных. Пельменей, например, по-нашенски...

Женщины здесь работают старательные, и с самого первого дня персонал не менялся. Повара классные: Лариса Адян - специалист дипломированный, а Галина Кукченко до этого несколько лет работала в детском саду. Все село знает, как они вкусно готовят. И директор Татьяна Канчуга здесь с первого дня, хотя за 24 года жизни в селе и в лесничестве работала, получив диплом в техникуме, и киномехаником, когда пришлось собственным детям побольше времени уделять, и социальным работником по уходу за престарелыми односельчанами. Жена охотника, месяцами пропадающего на отдаленном охотничьем участке, воспитала четверых детей.

- Трудно, - спрашиваю, - работать директором такого вот дома-интерната?

- Да нет, - пожимает плечами в некотором недоумении даже. - Я “моторная” по природе, не могу сидеть на месте. Так что эта работа мне по душе. Трудно было, когда я одна ухаживала за шестью престарелыми односельчанами. А теперь нас тут 7 работниц. Но обеспечить в таком маленьком интернате для престарелых настоящий семейный уют ненамного, наверное, легче, чем в крупных, где по 100 и более стариков живет...

Но тут же оговорилась, что сельский, пусть и домашний по сути быт не всех устраивает. За минувшие годы через дом-интернат в Красном Яре прошло уже 27 человек. Осталось 10, а остальные уехали в города, к более цивилизованным бытовым условиям. Правда, недавно Татьяна Павловна узнала, что один из таких бывших ее подопечных обратно просится: жил на Седанке, в Партизанске, в Пантелеймоновке и уже добрался до дома для престарелых в Дальнереченске. Да еще десятка два престарелых жителей района просятся в Красный Яр. Но мест пока нет. И заветная мечта Татьяны Павловны - найти спонсоров и с помощью властей пристроить во дворе кухоньку-столовую. Тогда в жилом доме можно будет устроить еще 2-3 спаленки и поселить сразу 6 человек. Да не находятся пока такие вот состоятельные деловые люди. Хотя, как считает все же Татьяна Павловна, они еще, наверное, не знают об этой ее мечте...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера