Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Рекламный щит вместо Золотого Рога

У владивостокских старожилов еще живы в памяти мощные взрывы, стершие с лица земли Успенский собор, Покровский храм. Студенческие пикеты у старинного дома Кориополей, пытавшиеся защитить здание от чугунной бабы. Скучная доска почета, выросшая на месте старого китайского театра, так украшавшего один из колоритных уголков бывшей Миллионки. Все это в прошлом. Сегодня в Приморье действует специальная служба - научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры Приморского края, призванный оберегать наше культурно-историческое наследие. Но проблем в этой области, увы, не стало меньше. И волнуют они, несмотря на шквал сиюминутных житейских проблем, немало людей. Свидетельство тому - звонки наших читателей во время “Прямой линии”, которую вела Анна Мялк - директор этого центра.

Здравствуйте! Вам звонит коренной житель Владивостока Геннадий Владимирович Викулин, пенсионер. Меня очень беспокоит судьба памятника адмиралу Макарову. Я сам 30 лет отдал флоту и считаю, что памятник следует установить недалеко от штаба флота, тем более что Степан Осипович был первым командиром Тихоокеанской эскадры. И вообще, кто решает судьбу этого и других памятников? Согласитесь, стыдно и обидно, когда адмирала с площади “сбросили” на дорогу, а бронзовый трубач может в любой момент рухнуть на головы горожан.

- Дело в том, что еще полгода назад состоялся градостроительный совет, где обсуждалась дальнейшая судьба памятника адмиралу Макарову и, в частности, говорилось о необходимости организовать специальный архитектурный конкурс. К сожалению, конкурс так и не был объявлен, а решение по этому вопросу принял мэр города без учета мнения специалистов и самих горожан.

Насколько мне известно, памятник собираются разместить на верхней площадке перед спуском в Спортивную гавань. Но до сих пор мы не можем добиться от городских властей официального постановления о проектировщиках, исполнителях проекта, источниках и сроках финансирования. А без таких гарантий сохранности памятника мы не можем согласовать его перенос. К тому же, согласно проекту постановления правительства, ответственность за эти действия возлагается не на мэрию, а на краевую администрацию и наш центр.

Судьбой другого монумента - памятника борцам за власть советов на Дальнем Востоке, ставшего символом Владивостока, центр занимается уже не первый год. Увы, пока безрезультатно - нет средств. Сейчас готовится отдельная программа по его спасению, с тем чтобы привлечь к решению этой проблемы и городские, и краевые средства. Тем более что деньги потребуются немалые. По самым скромным подсчетам, это обойдется в 10 миллионов новыми. Недавно мы подали очередную заявку в краевой бюджет. Но поскольку он не утвержден - вопрос снова завис.

- Здравствуйте! Хотелось бы вот что узнать. Наша фирма выкупила часть помещений на втором этаже в здании-памятнике на ул. Светланской. Желательно бы иметь отдельный вход. Возможно ли это?

- Все чаще в нашей практике встречаются случаи, когда комитет по имуществу разрешает переводить жилые помещения верхних этажей в нежилые. Там устраивают офисы, магазины. В этом случае отдельный вход, а иногда и два, в зависимости от штата сотрудников, просто необходим.

Но вся проблема заключается в том, что обустраивать вход со стороны главного фасада да еще на верхних этажах в здании-памятнике нельзя. Это не только портит его внешний вид - искажает архитектурный и исторический облик, что запрещается законом.

- Как же быть?

- Прежде всего прийти к нам в центр. Мы располагаемся по адресу: 1-я Морская, 2, кабинет 339. Тел. 412-141. Необходимо познакомиться с документами, с планом здания. В исключительных случаях организация отдельного входа допускается со стороны торцевого или дворового фасадов, лишенных архитектурных деталей. Разумеется, архитектура новых элементов должна быть выполнена в полном сочетании с архитектурой здания. Причем все подобные работы требуют специального проекта. Кстати, как и любой косметический ремонт фасада. Он должен восстанавливать лишь первоначальную отделку здания. При этом запрещается использовать материалы, несвойственные этому зданию: например, пластиковые рамы с другим переплетом, тонированные стекла и проч.

- Но взгляните на Светланскую, Алеутскую - там сплошь и рядом на фасадах зданий новые “заплатки” самой причудливой формы - следы ремонта.

- К сожалению, мэрия Владивостока и районные администрации нередко разрешают такие изменения фасадов зданий в центре города, не направляя пользователей памятников к нам. И тем самым нарушают закон. Сейчас центр начал работу по инвентаризации всех арендованных зданий-памятников. В ближайшее время в этом деле будет наведен порядок.

- Анна Вадимовна, здравствуйте! С вами говорит правнук первого редактора газеты “Владивосток” Николая Варламовича Соллогуба. Я проживаю на ул. Пушкинской, 7, в доме, построенном моим прадедом почти 100 лет назад. Это было одно из первых каменных зданий Владивостока. Сейчас оно гибнет на глазах. В подъезде зияет огромная дыра, в которую видно небо. Куда я только не обращался - бесполезно. Вы сможете нам помочь?

- Разделяю вашу обеспокоенность. К сожалению, за 2 последних года на охранные мероприятия из городского и краевого бюджетов не поступило ни рубля. А средства от аренды памятников, которые по закону целиком должны направляться на реставрацию и охрану культурно-исторического наследия, тоже используются не по назначению. А ведь это очень большие суммы. Тогда, безусловно, хватило бы денег на подобные аварийно-спасательные работы.

Но я отвлеклась от вашего вопроса. Мы непременно встретимся с вами. И постараемся помочь дому, который, безусловно, заслуживает особого отношения.

- Здравствуйте, вас беспокоят жильцы дома № 19 на ул. Алеутской, который в народе называют “Серая лошадь”. Прошел слух, что на крыше нашего дома будет надстраиваться мансарда. Правда ли это? Если да, возникает вопрос: не повредит ли такая “перестройка” дому?

- Действительно, года 2 назад к нам обратилась одна фирма с таким предложением. Разговор носил предварительный характер и ничем так и не закончился. А вообще мансарды становятся довольно популярной “темой” для Владивостока. И здесь решения принимаются с большой осторожностью. Если это многоэтажный дом в плотной исторической застройке и кровля его с тротуара практически не видна, допускаются некоторые изменения ее формы. Мансарду можно сделать, а заодно и привести в порядок вечно текущие крыши, которые не ремонтируются десятилетиями. Другое дело, если здание одноэтажное, как, например, на ул. Бестужева, 37. Недавно его выкупил “Владхлеб” и проектирует сейчас ремонтные работы. Изменять форму кровли мы не разрешили. Это как раз тот случай, когда она - цельный и важный элемент архитектурного облика здания: со своим силуэтом, характером.

- Здравствуйте, Анна Вадимовна! Я люблю свой город, в котором родилась, и очень переживаю, когда рушат старый, красивый еще крепкий дом, а на его место ставят типовую многоэтажку. Известно, что готовится новый закон об охране историко-культурного наследия России. Появится ли надежда на реальное спасение исторической застройки Владивостока? Кстати, каковы ее границы?

- В существующем законе, который действует с 1978 года, на мой взгляд, достаточно прав для того, чтобы сохранить то, что мы имеем. Надо просто уметь ими пользоваться, я бы сказала, вовремя пользоваться. Чего там не хватает, так это реалий сегодняшней жизни, например, вопросов, связанных с приватизацией земли и т. д. Например, в Японии аналогичный закон успешно действует уже 70 лет, только он регулярно дополняется.

В проекте нового российского федерального закона большое внимание уделяется охране памятников археологии. И это действительно очень важно. Для нашего края особенно - здесь насчитывается около 1,5 тысячи археологических памятников. А сколько их уже погибло под ножом бульдозера! Не так давно вырыли котлован прямо на территории Южно-Уссурийского городища - уникального археологического памятника. Материалы переданы в прокуратуру. Согласно будущему закону все строительные площадки, независимо от места их размещения, будут проходить историко-культурную экспертизу.

Что касается исторического центра, его границы определены еще правилами застройки Владивостока прошлого века. Они простираются от берегов Амурского залива по проспекту “Красного знамени” до пл. Луговой, включая территорию Минного городка. Доходят до южной оконечности бухты Золотой Рог. Разумеется, сюда входит территория полуострова Шкота. Здесь сохранилась историческая застройка, планировка, ландшафт, который определяет силуэт города, его характер.

Наш центр подготовил схему зоны охраны памятников истории и культуры г. Владивостока, которую в начале этого года утвердил губернатор края. Отныне историческая среда всех охраняемых объектов в черте исторического центра города защищена охранной грамотой. Городу необходим проект реконструкции исторического центра Владивостока. Если мэр осуществит такое проектирование, тогда можно быть уверенным, что Владивосток оправдает звание исторического города и сохранит свои памятники.

- Никак не мог до вас дозвониться. Скажите на милость, кто разрешил на главной площади русского города установить огромный рекламный щит иностранной фирмы? Это как нужно себя не уважать!

- Понимаю ваше возмущение. И на мой взгляд, такая реклама здесь неуместна. К тому же бездумно, ничем не оправданно уничтожается великолепный вид с площади на бухту Золотой Рог, на корабли, противоположный берег. В законе все той же Японии есть целая глава об охране таких территорий, которые называют местами пейзажной красоты. В нашем законодательстве также есть статьи, позволяющие отстаивать сохранение ценного ландшафта и условий его восприятия.

- Появится ли в нашем городе аллея мэров, о которой одно время писали газеты?

- Насколько мне известно, с одной из московских фирм действительно шел разговор по этому поводу. Заключен ли договор - не знаю. Но одно могу сказать - для переноса к мэрии памятника Я. Семенову нужны веские основания, поскольку он относится к вновь выявленным памятникам, находится в охранной зоне города, к тому же живы его авторы, чье согласие в данной ситуации обязательно.

- Здравствуйте! Мы живем на многострадальной сопке Алексеевской, некогда одном из самых красивых местечек в городе. Строительство коттеджей здесь продолжается. Крыши домов закрывают панораму, скоро, вероятно, доберутся до астрономического пункта, ровесника Владивостока. Неужели нельзя прекратить это безобразие?

- Экспертная комиссия до сих пор не согласовала проект застройки сопки Алексеевской. Тем не менее работы продолжают вестись с прежним размахом - городская архитектура дала “добро”. Единственное, чего удалось добиться, - вершина застраиваться не будет. Астрономический пункт не пострадает. Отметки кровли верхней строчки застройки, которые закрывают обзор, должны быть понижены. Увы, нам еще не всегда удается противостоять позиции силы. Но уверена, что рано или поздно мы начнем жить по цивилизованным законам и город наш будет только хорошеть.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера