Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Жизнь

Пыточная для матросов

Об этой трагедии на Тихоокеанском флоте в прошлом году с ужасом узнала вся страна. Напомним, “В” первым рассказал о ней своим читателям: в воспитательных целях командир закрыл матроса в металлический ящик, в котором невозможно было даже нормально вздохнуть. Живым из “пыточной” парень уже не вышел.

Недавно военный суд Владивостокского гарнизона закончил рассмотрение дела старшего лейтенанта Александра Черкашева. Офицер был признан виновным в превышении должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия, и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. За преступление он осужден на 7 лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима.

В душегубку на воспитание

Александр Черкашев давно хотел стать командиром корабля, поэтому службу “тащил” не спустя рукава - старался как мог. Его усилия не остались незамеченными. Уже в августе 1996-го, через два года после окончания училища, он был назначен помощником командира корабля (на кораблях 3-го ранга нет старпома, его обязанности выполняет помощник). Доверие следовало оправдывать. Сам подтянутый, аккуратный, обязательный, офицер физически не переносил “бардак” на корабле.

Уже в октябре, налаживая воспитательный процесс, Александр закрыл двух недисциплинированных матросов в ящик для якорных цепей (расположенное ниже ватерлинии помещение, куда убирается якорная цепь корабля - идеальный карцер). В апреле 1997 года два бойца, неравнодушные к спиртному, по приказанию помощника командира опять провели ночь в “карцере”. Вероятно, содержание в цепном ящике не оказывало благотворного влияния на подчиненных, и через два месяца старший лейтенант Александр Черкашев рискнул применить “высшую” меру наказания - арест с содержанием в герметичном кранце переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК).

11 июня 1997 года уходящий в отпуск командир корабля сообщил Черкашеву, что к ним в воспитательных целях переведен матрос Ким. Парень еще тот - в прежней части уже не знали, что с ним делать. Приступив к временному исполнению обязанностей командира корабля, старший лейтенант в обед того же дня отдал распоряжение дежурному по электромеханической боевой части - заставить Кима убрать масляное пятно. Однако “перевоспитуемый” на приказ “навалил”.

На следующий день старший лейтенант узнал от дежурно-вахтенной службы, что Ким не спал в кубрике. В 11 часов на корабле был объявлен “большой сбор”, но матрос на построение не вышел. Через некоторое время его все-таки отыскали. В качестве наказания и. о. командира приказал матросу надеть индивидуальный защитный комплект и пробежать в нем до конца пирса. Ким “заниматься спортом” в тяжелом ИЗК отказался. Не зная, каким образом еще можно добиться исполнительности от матроса, офицер принял решение запереть Кима в кранец ПЗРК. Это произошло в 11 часов 30 минут. Заперев матроса, Александр Черкашев отдал распоряжение дежурному по низам старшине 2-й статьи Майтуеву контролировать арестанта, а сам занялся текущими делами. И в текучке об отданных приказаниях забыл.

Кранец переносного зенитно-ракетного комплекса “Стрела” расположен на верхней палубе. По сути представляет собой металлический шкаф высотой 1 м 84 см, шириной 68 см и глубиной 37 см. Дверь кранца имеет резиновое уплотнение. При нахождении корабля в базе ПЗРК на борту не хранятся. Внутренние стены этого металлического ящика - последнее, что видел в своей жизни матрос Ким.

Пыточный шкаф как инструмент инквизиции широко применялся еще в средневековье. В известные годы запирали “в ящик” особо несговорчивых следователи НКВД. Долго находиться в кранце невозможно. Разумеется, Черкашев знал и устройство, и особенности этого “шкафчика”. Более того, многим на корабле было известно, что один из офицеров уже закрывал в этот кранец своего подчиненного. Правда, матрос не пострадал, а офицер впоследствии был наказан командиром корабля.

В 12.30 старшина, желая проверить состояние арестованного, подошел к кранцу и постучал по двери. Ким также ответил стуком. Следующий раз об арестанте вспомнили лишь спустя почти 4 часа. В 16.20 тот же старшина 2-й статьи Майтуев обратился к старшему лейтенанту Черкашеву за разрешением сводить Кима на обед. Слишком поздно - обед задохнувшемуся матросу уже не был нужен.

Военно-морские авторитеты

История жуткая, выходящая за все рамки как человеческих, так и служебных отношений. Но несмотря на всю ее исключительность, надо признать - это не первый и далеко не единичный случай, когда для наказания рядовых военнослужащих офицеры применяют противозаконные формы воздействия.

Не так давно на другом корабле пьяный матрос почти полностью разгромил пост управления зенитно-ракетного комплекса. В наказание отцы-командиры подвесили бойца за руки к стволу пушки. Получилось что-то вроде военно-морской дыбы. К счастью, никого не убили и даже не покалечили. Несколько лет назад другой “флотоводец” в воспитательных целях запер подчиненного в помещении вентиляторной и держал его там более 20 суток. В конечном счете процесс воспитания закончился самоубийством матроса. И подобных случаев - не перечесть.

На суде Александр Черкашев заявил, что поведение матроса Кима расценил как крайне вызывающее, подрывающее авторитет его как командира и единоначальника в глазах подчиненных. Весь трагизм заключается в том, что подобные командиры вовсе не являются маньяками с садистским уклоном. Абсолютно здоровые люди, в своем уме и при твердой памяти, хорошо характеризующиеся по службе. Единственное, чего они хотят, - добиться строгого выполнения устава и воинского долга. Отзывы о Черкашеве также только положительные: требователен, добросовестен, честен...

Со случаями откровенного неповиновения со стороны нижних чинов офицерам приходится сталкиваться достаточно часто. Правда, в основном молодым офицерам. Но далеко не каждый решается применять столь жесткие меры. Некоторые, пытаясь избежать подобных эксцессов, просто закрывают на все глаза, другие откровенно заигрывают с подчиненными. Большая же часть вынужденно использует метод “кнута и пряника”: где-то дает флотским “авторитетам” послабление, в принципиальных вопросах проявляя непреклонную требовательность. Но сама необходимость вести такую политику вызывает понятное раздражение. “Приказ начальника - закон для подчиненного только в том случае, если подчиненный тоже начальник”, - горько шутят офицеры.

Устав от такого Устава...

Большинство офицеров из тех, с кем мне довелось разговаривать при подготовке материала, не оправдывают Александра Черкашева. Но подчеркивают: это преступление - часть общей системы взаимоотношений, сложившейся сейчас в армии и на флоте. Одной из главных причин офицеры считают несовершенство армейских законодательных актов.

Взять действующий дисциплинарный устав. Созданный на основе наилучших революционных устремлений героев гражданской войны, при наличии руководящей роли партии и комсомола, он еще на что-то годился. На бумаге и сейчас все выглядит красиво и убедительно: от воспитания высоких морально-психологических качеств до “применения оружия в исключительных, не терпящих отлагательства случаях”. На самом же деле реально командир может применить выговор, наряд вне очереди или арест с содержанием на гауптвахте. В нарядах матросы сейчас и так стоят через день, говорить об эффективности выговора в армии вообще не хочется. Попасть же на переполненную гауптвахту “раздолбаю” в нынешней обстановке бывает сложней, чем порядочному человеку в дом отдыха. “Губа” - она одна, а нарушителей дисциплины много. Вот и приходится изобретать собственные меры наказания, на свой страх и риск добиваясь исполнения закона незаконными методами. Ничего не поделаешь, ведь кто-то же должен и Родину защищать...

Реформы в армии не успевают за развитием общества. Иными словами, вооруженные силы попрежнему живут по меркам социализма. Попав на службу совсем из другого мира, призывник впадает в шок - оказывается, он что-то должен и чем-то обязан государству. Единственным выходом из такого положения большинство молодых офицеров считает создание по-настоящему профессиональной армии. А пока этого не произойдет, подобные трагедии попросту неизбежны.

P. S. В конце февраля военный суд одного из гарнизонов Дальневосточного военного округа приговорил к нескольким годам лишения свободы командира роты, убившего рядового... за грязный воротничок гимнастерки. Удар кулаком для солдата оказался смертельным.

В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера