Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Жизнь

Путь к храму

Вокруг нас белили, протирали, начищали, украшали: - Готовимся к празднику. Знаете, хочется, чтобы все здесь сияло. Ведь наступает самый любимый праздник, особенный, долгожданный. Пасхальные дни такие веселые, такие шумные, такие радостные!

Вот уж никак не ожидали корреспонденты "В" услышать такие слова - веселые, шумные! - тут, в монастыре, в Марфо-Мариинской обители, от ее настоятельницы матери Марии. А впрочем, почему? Наверное, и монахиням, как говорится, ничто человеческое не чуждо.

- Вы к нам заглянули в прекрасное время, - считает матушка. - Весна, уже и птички поют, и подряд проходят почитаемые в народе Вербное воскресенье, когда православные отмечают Вход Господен в Иерусалим, затем Страстная седмица - на этой неделе у нас каждый день в храме торжественные службы - и, наконец, светлое Христово Воскресенье. На Пасху всегда сюда столько людей приходит! Поздравляют, приносят куличи, крашеные яйца, мы все это собираем и отвозим детям. А нынче у нас есть и еще один повод для радости: в обители три новых инокини. Как положено, великим постом, 25 марта владыка совершил постриг, и эту Пасху встречают уже не просто послушницы, а матери Галина, Серафима и Христина.

...Девушка сидит за прилавком, а покупателей пока нет, и она читает раскрытую на столике книгу, не обращая внимания на царящую кругом суету генеральной уборки. Дойдя до определенных мест в книге, она встает для глубоких поклонов. Потому что читает эта хорошенькая девушка не любовный роман, а псалтирь и торгует не галантереей, а христианской литературой, иконками, свечками. Это и есть мать Христина. Матерью в общепринятом смысле слова ей уже стать не суждено.

Черное монашеское платье призвано скрывать очертания легкой девичьей фигурки, "форменный" головной убор окутывает голову и шею, а в мрачном этом обрамлении - совсем юное, милое личико! Ей бы, что называется, в вихре вальса кружиться, а она постриглась в монахини.

Что должно было случиться в этой едва начавшейся судьбе, чтобы девушка решила уйти в монастырь? И почему здешние сестры, кто постарше, не отговорили ее? Сами-то в свое время пожили в миру, иные и замужем побывали, и детей вырастили, а Христина еще жизни не видела. И не увидит теперь.

- Сегодня у меня послушание - торговать в церковной лавке и читать псалтирь, - рассказывает она. - Прихожане обращаются в храм с просьбами помолиться, к примеру, за здравие или отмолить грехи. А завтра я, возможно, буду работать на кухне, если получу это послушание.

Так в обители именуют ежедневные задания, что поутру дает настоятельница. Кстати, режим здесь достаточно суров: подъем в половине шестого, в шесть часов - общая молитва, так называемое сестринское правило, затем завтрак, послушание до обеда, после него снова послушание, в семь вечера ужин, опять сестринское правило, а под конец дня каждая молится индивидуально (это келейное правило), и за полчаса до полуночи насельницы укладываются спать.

Сейчас, в канун Пасхи, им не хватает келий и мест в трапезной - народу прибавилось. К инокиням и послушницам (которые живут здесь постоянно, но еще могут и не принять постриг, то есть не стать монахинями) на время присоединились несколько женщин, пожелавших тут помолиться и поработать, помочь сестрам в подготовке к празднику. Например, Евгения Мишина приехала из Кавалерово:

- Для меня это как бы паломничество. Работа на монастырь - себе во благо, за это многие грехи прощаются. А вообще-то по жизни я безработная уже давно. Раньше была штукатуром-маляром. Теперь в основном на алименты живем от моего второго мужа, да вот что-то владивостокское предприятие “Гранит” их задерживает, может, вы похлопочете, чтобы выплатили? Дома у меня две дочки остались. Младшей 9 лет, она девочка хорошая, мы молимся вместе, а вот со старшей не все благополучно.

И Евгения, накрутив на швабру чистую тряпку, полезла обметать притолоку в трапезной, а заодно сняла сверху одну из икон - попросила мать Херувима. Такое имя дал ей после пострига владыка Вениамин.

- У нас уже была мать Ангелина, потом появилась Херувима, а теперь и Серафима, - довольна настоятельница. - Это же все в честь ангелов - посредников между богом и людьми.

К слову, сестра Херувима, в отличие от других, не слишком-то улыбчивых, выглядит по-настоящему счастливой. У нее здесь, в монастыре, своя мастерская, где эта безусловно одаренная женщина подновляет иконы, пишет копии с лучших, украшает оклады, и сразу видно, что все это приносит ей поистине творческое удовлетворение.

Другие, похоже, находят себя в благотворительности. Хотя Марфо-Мариинская обитель отнюдь не роскошествует и сама живет по сути на пожертвования, большую часть их насельницы передают для “отказных” ребятишек во владивостокскую детскую больницу № 2 и для пациентов краевой детской противотуберкулезной больницы, где нередко бывают.

Не хотела матушка Мария показывать журналистам “В”, а особенно фотокорреспонденту мужского пола кельи, то бишь жилые комнаты на втором этаже этого старого храма на Седанке, но не удержалась и поспешила впереди нас по лестнице:

- Глядите, сколько! - посреди комнаты была сложена добрая сотня упаковок памперсов. - Это одна фирма выделила от щедрот своих, а мы завтра отвезем для больных малышей.

Ну а мы, полюбовавшись памперсами, тем временем и келью рассмотрели, и в соседнюю взор кинули: обстановка спартанская. Железная кровать застлана старомодным пикейным покрывальцем, соседняя - солдатским полушерстяным одеялом. Никаких торшеров, горок с красивой посудой, безделушек, что создают уют в комнатах домашних.

- Не об уюте и удовольствиях надо думать, а о спасении души, проводя время в трудах и молитвах, - убеждена юная сестра Христина. - Мне, допустим, совсем не хочется подводить глаза - зачем? - или делать маникюр, красить ногти: обстригла их ножницами, и хорошо.

Не щадя своих ногтей, другие насельницы и добровольные их помощницы-прихожанки в эти минуты отскребали копоть и начищали до блеска церковную утварь. В коридоре красила стены бригада маляров. А мать-настоятельница, приглядывая за всей этой праздничной сутолокой, то и дело давая новые поручения приходящим подсобить, делилась с корреспондентами “В” своими заветными планами:

- Мечтаю построить приют для девочек-сирот. Увы, у нас тесно, хотя само здание чудесное: это памятник истории и архитектуры, первый здешний епископ тут жил. Здание намоленное, с особенной, возвышенной атмосферой. Но для приюта нужно строить отдельное. Владыка это начинание благословил, и проект уже есть, только средств нету. Может, после вашего репортажа откликнутся богатые фирмы, предприятия? Пожертвования монастырям - дело святое, такая лепта любому зачтется перед Господом. Я верю, что все-таки будет у нас христианский приют для девочек. Но это, конечно, в будущем, а пока главные наши устремления - к Пасхе: устроить все так, чтобы праздник получился действительно ликующим и надолго запомнился.

Нет сомнений, что усилиями матушки Марии получится по-задуманному: нарядно, торжественно, душевно. Ида Александровна всегда была талантливым, прямо-таки прирожденным организатором праздников. Да-да, мы знакомы с тех давних пор, когда 20 лет назад после университета мне довелось работать в редакции “Дальневосточного моряка”, а директор музея морского флота Ида Пономарева, впоследствии, в 1993 году ставшая матерью Марией, была активным автором газеты, приносила мне заметки, составляла очень толковый календарь памятных дат и событий и всегда приглашала журналистов на многочисленные мероприятия, которые проводила то под эгидой партийного комитета пароходства (она была членом парткома), то у себя в музее.

Боже, какие веселые ветеранские “огоньки” устраивала она на старый Новый год! Старые моряки любили Иду Александровну и охотно участвовали в любых затеях по ее сценариям: и “яблочко” на приз плясали, и в лотерее-аллегри с завязанными глазами щелкали ножницами, пытаясь срезать с веревочки флакон одеколона, и пели хором “Прощайте, скалистые горы”. Даже Снегурочкой взаправду очаровательной бывала Ида Александровна, а ее сын Женя - сначала перво-, затем второклассник и так далее - выступал в роли наступившего Нового года и был удивительно симпатичен в яркой шапочке с наклеенными мамой блестящими цифрами: “1979”, потом “1980”...

Ушла та жизнь. Без сожалений? Как знать... А недюжинные организаторские способности явно пригодились матушке Марии в ее нынешней ипостаси. Поэтому на Пасху и мы, пожалуй, придем сюда, на Седанку, в Марфо-Мариинскую обитель, чтобы тоже проникнуться ощущением праздника, который, безусловно будет здесь замечательным!

В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера