Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Жизнь

Прошу вас, не судите!

Прочла статью “Детоубийцы” и не могу не высказаться. Ведь обернись все чуть-чуть иначе, и меня тоже кто-то мог бы называть “детоубийцей”. Ситуацию, во многом схожую с этой историей, 14 лет назад пережила и наша семья. Но тогда к неописуемому нашему счастью все обошлось благополучно. А дело происходило все в том же Черниговском районе.

В ноябре 83-го года мы с 11-месячным сыном попали в стационар Черниговской районной больницы с простудным заболеванием. В больнице ребенок заразился кишечной инфекцией, и все началось, как у Сережи Серова. Все попытки докторов были безуспешными - мальчик таял на глазах.

Нас собрались переводить в инфекционное отделение, что в Реттиховке. Приехал мой муж, и мы, не дожидаясь “скорой”, на своей машине помчались в Реттиховку. Сынок наш был уже похож на трупик. В таком состоянии его приняла врач Ирина Завьялова и тут же положила под капельницу. Потом было много бессонных ночей и тяжких дней... Ирина Петровна прибегала к нам среди ночи - шуба застегнута на одну пуговицу, сапоги вообще не застегнуты, шапка в руках: счет шел на минуты, ей некогда было даже одеться.

И случилось чудо - сын пошел на поправку. Я знаю, его спасли Ирина Завьялова и весь коллектив инфекционного отделения. До сих пор испытываю огромную благодарность к этому врачу, но каюсь, ни разу не написала и не сказала ей об этом. В ноябре я была в Реттиховке и, может быть, встречала ее, но не узнала. Вот так бывает в жизни.

А сын наш уже 9-классник, не отличник, но учится хорошо, занимает призовые места на олимпиадах.

Cын - наша радость и счастье. В нем - вся жизнь наша. Особенно после пережитой трагедии. В той же Реттиховке 4 года назад наша старшая дочь, неудачно прыгнув, повредила родинку. У нее развилась меланома - рак кожи. В больнице долго пытались лечить ее - антибиотиками, но здоровье дочери все ухудшалось. Направили в районную больницу, затем к онкологу во Владивосток. Потом была очередь в онкологическое отделение 1000-коечной больницы, долгое ожидание операции, 5 дней в отделении... и смерть.

Я до сих пор не могу свыкнуться с тем, что дочери больше нет. И до сих пор казню себя. Я ведь встречала людей, которые вылечились от рака, я разговаривала с ними, но ничем не смогла помочь дочери. Может, мало я старалась? Может, надо было сразу везти ее в 1000-коечную и рыдать, и на коленях молить, чтобы взяли ее на операцию, не откладывая надолго? Или надо было собрать последние деньги и повезти дитя в Хабаровск или в Москву, как просила меня доченька? Господи, нет ответа на мои вопросы.

Поэтому я так понимаю мать несчастного Сережи и прошу - люди, не судите. Кто знает, какой будет для нее оставшаяся жизнь. Не позавидуешь...

В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера