Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Профессия - социалочка

“Так случилось, что я тяжело заболел. Вышел из больницы инвалидом первой группы. Куда идти, что делать? Кое-как прожил осень и зиму. Думал, еще одну зиму не переживу. Но в апреле в двери постучала женщина... И теперь я живу и жду, когда она придет. Я зову ее - моя спасительница”.

Эти пронзительные строки посвящены Татьяне Глазуновой, сотруднице хорольской службы социальной помощи на дому. “Социальный” стаж у нее небольшой - чуть больше года, но, кажется, всю жизнь провела на этой работе: такой трудной, отнимающей массу сил и физических, и душевных, но благодарной и счастливой. В селе у нее несколько подопечных. Одних достаточно проведать 2-3 раза в неделю, другие ждут каждодневного визита, а к иным следует заглянуть даже в выходные.

“Спасибо, семья помогает, - говорит Татьяна Николаевна. - Сын во внеурочное время старикам продукты относит, муж может им и плитку, и утюг починить. Мне нравится моя работа. Поймите, социальный работник - это не тетка с огромной авоськой. Мы для своих стариков и родственники, и психотерапевты... Нужно уметь выслушать человека, приласкать, ободрить, а иногда и прикрикнуть, чтобы не хандрили, не ворчали на весь белый свет”.

Татьяна Глазунова - одна из полутора тысяч социальных работников службы, оказывающих помощь на дому 9 тысячам приморских инвалидов и престарелых. Эта форма социальной защиты населения зародилась в Приморье больше 10 лет назад. Сначала - в виде эксперимента. Начальник управления социальной защиты Иван Торяник “прихватил” эту замечательную идею из турпоездки на Аляску. “Кто на море, на природу, а я - в социальный департамент, - рассказывает Иван Иванович. - Нашел там человека, который занимается одинокими стариками, объездил с ним подопечных, все узнал, на себя “примерил”. Решил во что бы то ни стало перенять “буржуинский” опыт. В министерстве социальной защиты меня поддержали, дали добро на эксперимент”.

Эксперимент удался и стал неотъемлемой частью системы соцзащиты. Во-первых, это выгодно государству: расходы на одного домашнего одинокого старика составляют 2,5 тысячи рублей в год, почти столько же обходится ежемесячное содержание одного обитателя дома-интерната! Во-вторых, это хорошо для людей: многие психологически более комфортно чувствуют себя в родном доме.

Работают в службе социальной помощи на дому преимущественно женщины. Да это и понятно: здесь нужны исключительно женский такт, умение сопереживать, сочувствовать. Случайные люди в службе не задерживаются. Слишком много душевных и физических затрат: попробуй-ка потаскай тяжеленные сумки да наруби дров - в селе это обычное дело. Зарплата же мизерная - около 600 рублей, самое большее, на что можно рассчитывать. Есть такие, кто и по 400 получает. Все зависит от стажа, образования. В прошлом году губернатор помог: прибавил всем еще сотню к зарплате.

Почти 60 процентов работников социальной помощи на дому имеют высшее и среднее образование. Средний возраст - 40 лет. В основном люди семейные. Но, кажется, многие словно еще одну семью обретают - своих подшефных. Как, например, Светлана Радченко из Партизанского района. В прошлом году она стала победительницей конкурса социальных работников. Покорила не только своих стариков, но и членов жюри.

“Хочу, чтобы мои бабушки и дедушки считали меня своим близким другом, помощником”, - так определила суть своей работы Светлана Николаевна. И это, судя по всему, ей здорово удается. “Остались мы с бабкой вдвоем. Троих детей раскидало по всей стране, - говорит один из ее подопечных. - Если бы не наша Света, совсем завяли бы”.

У Радченко 6 подшефных. Она к ним не пешком ходит - крутит педали велосипеда. Кстати, по закону социальным работникам полагается иметь транспорт. Отделению надомной службы в сельской местности рекомендуется иметь в штате водителя. Увы, не каждый район может этим похвастать. Даже положенные соцработнику велосипеды не у всех есть. Кто-то из жителей Шкотовского района сказал со вздохом: “О, у нас бы и лошадь сгодилась”.

А вот Татьяну Прудникову из Дальнереченского района эта проблема, можно сказать, не волнует. Она к своим старикам на собственной машине ездит. Это, конечно, не сверхпроходимый джип, но с сельскими дорогами справляется.

О своей работе Татьяна Сергеевна готова рассказывать стихами: “С утра рвану в Ракитное, а уж потом в Малиново... А завтра я в Рождественку, там ждет меня Игнатьевич. Он манки 10 килограмм и хлеба заказал. Померяю давление, поговорю про Ельцина... Проведаю Семеновну и накормлю Ильиничну. Играючи дровишек там три куба нарублю. А дома ждет семья. Недоена коровушка, и боров так орет...” Столь поэтическое повествование прозвучало на конкурсе социальных работников, и в нем же я нашла удивительно точное, “народное” название этой профессии - социалочка.

Вокруг нее, социалочки, вертится сегодня стариковское житье-бытье. Спасибо всем, кто работает в этой сфере - отделах и управлениях социальной защиты населения края, кто каждый день сталкивается с проблемами, болью, горьким одиночеством и помогает людям не выживать, но жить.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера