Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Приключения русского в Италии

Эдуарда Семенова, солиста театра “Классическая опера”, называют приморским соловьем. Его чарующий тенор можно услышать в театре, филармонии, музее, на губернаторском приеме. Он дипломант международных конкурсов вокалистов имени Лемешева, Шаляпина. Недавно Эдуард Семенов вернулся из Италии, где получил гран-при на первом международном конкурсе имени Карузо в номинации Джанни Морелли, известного итальянского дирижера. Третью премию Карузо он разделил с корейским баритоном. Но всего этого могло не быть, не дай итальянцы дополнительных 10 минут российскому исполнителю, чтобы тот успел сменить дорожный костюм на фрак и смочить пересохшее от 40-градусной жары горло несколькими глотками минералки

10 минут потребовалось для того, чтобы Эдуард превратился в Альфредо и взял гран-при

- Эдуард, прежде всего хочется поздравить вас с блистательной победой! Тем более что завоевана она была в таких экстремальных условиях.

- Действительно, поволноваться пришлось изрядно. Я отложил поездку на последние дни, так как пел в опере “Травиата”, понадеявшись на одно из владивостокских туристических агентств. Увы, оно меня подвело. В результате пришлось в Москве выстоять 8 часов на жаре (для голоса это нокаут), чтобы получить визу. В Италию добирался через Францию. Прилетев в Рим, пересел на поезд, который шел в Пиньятаро Маджоре, небольшой старинный город, где проходил конкурс. Пока я ехал с вокзала на такси - 12 километров, первый тур конкурса уже закончился.

Но спасибо устроителям этого праздника, которые учли мое положение и дали 10 минут: я успел бросить чемодан, переодеться и даже “пообщаться” с концертмейстером. Какая тут распевка!..

- Что вы исполняли?

- Арию Альфредо из оперы “Травиата”. 2 часа спустя мне объявили, что я прошел первый тур. Итальянцев приятно удивила моя школа, а также тот факт, что я приехал не из Москвы или Санкт-Петербурга, а из неизвестного никому Владивостока, который пришлось показывать на карте.

В конкурсе, где принимали участие 167 вокалистов из 30 стран мира, я был единственный из России. Правда, гран-при Карузо взяла Ирина Васильева, бывшая солистка Большого театра, которая вот уже 6 лет живет в Италии. К слову, условия конкурса мне прислал мой друг Юрий Лаврентьев, с которым в свое время мы вместе учились, пели в “Классической опере” во Владивостоке. Сейчас он работает в Туринской опере и одновременно берет уроки вокала у итальянской профессуры.

Мне довелось побывать в Академии Санта-Чичилиа в Ватикане, где в свое время выступали Елена Образцова, Мария Каллас, Пласидо Доминго, и присутствовать на открытом уроке.

- Сильно отличается процесс обучения от нашего?

- Разве что в оплате. Один профессорский час стоит минимум 100 долларов. Что касается условий, их можно назвать идеальными. Обучение вокалистов идет 6-8 лет. Там можно увидеть корейцев, датчан, англичан, американцев. За их образование платит государство. Раньше в России солистов Большого театра тоже отправляли на несколько лет на стажировку в Италию, чтобы они могли лучше понять язык, стилистику итальянской оперы.

- Вы не солист Большого театра и живете в нынешнее время, значит ли это, что у вас нет никакого шанса получить подобное образование?

- О чем вы говорите!.. Я не смог найти ни рубля, чтобы съездить на конкурс, хотя визитница распухла от карточек, которые мне любезно предлагают после каждого концерта. Можно сказать, я ограбил своих родственников, чтобы иметь возможность выступить в Италии. Призовых денег - около 1000 долларов - мне как раз хватит на то, чтобы рассчитаться с долгами.

Заработать необходимую сумму для обучения в Италии у нас немыслимо. Разве кто возьмется помочь, чтобы потом во Владивостоке я мог открыть свой класс.

Когда у меня брал интервью журналист компании “RAI 1” и спросил, как я живу, я ему ответил: “Никак”.

- А если я вам задам тот же вопрос?

- Мы с женой Ириной, она работает в Тихоокеанском симфоническом оркестре - играет на виолончели и учится в институте искусств, снимаем квартиру на Тихой. Своей нет. У родителей 2-комнатная хрущевка. Перспектив получить жилье от города - тоже почти никаких.

- Грустное признание, но смогли бы вы сейчас бросить свою малоприбыльную стезю вокалиста, сменив ее на другую профессию, тем более что у вас есть диплом энергетика?

- Действительно, в свое время я окончил энерготехникум. Работал на ТЭЦ-2, на заводе “Радиоприбор” - мастером. А без пения, разумеется, жить сейчас уже не смогу.

- Каким же образом удалось сменить рабочую спецовку на фрак?

- Как-то в газете прочитал объявление: народный театр музкомедии набирает солистов. Я решил попробовать. И к своему удивлению и немалой радости, прошел отбор. Было это 11 лет назад.

Что касается рабочего класса, родители у меня как раз из него. Я знаю цену этой жизни и очень ее уважаю. Просто каждому свое.

Кстати, все мои родственники любят петь и русские, и украинские песни. Отец играет на баяне и немного на пианино. Меня тоже хотели в детстве отдать в музыкальную школу, даже инструмент купили, но тут родился младший брат, и планы изменились. К тому же я сам был не подарочек. Мне гораздо больше нравилось гонять с пацанами в футбол, ездить на велосипеде или играть в казаки-разбойники, чем разучивать гаммы. Одно время я серьезно занимался боксом, тяжелой атлетикой. Хотя в школьном хоре тоже пел с удовольствием.

- Значит, свою певческую “карьеру” вы начали почти в 20 лет, можно сказать, с нуля?

- Получается, что так. Первым человеком, который преподал мне урок музыкальной грамоты, был Анатолий Иванович Тихонов - нынешний дирижер Тихоокеанского симфонического оркестра. Потом я попал в руки Тамары Шишлянниковой - преподавателя пения на театральной кафедре института искусств. Следующим моим педагогом была Валентина Рубан. Под ее руководством я за 2 года экстерном окончил курс училища.

Последние 6 лет мы работаем с Владимиром Ворониным, которому я обязан очень многим. Аспирант московской консерватории, он занимался у известного профессора Гуга Тица, Владимир открыл передо мной целый мир. Имея за спиной такого учителя, мне не стыдно было выступать перед итальянским музыкальным профессоратом. Кстати, больше всего мой преподаватель волновался за русскую программу, а не за итальянскую.

- Интересно, почему?

- Не знаю, вероятно, есть какая-то природная предрасположенность к итальянской “стилистике”. Один из профессоров на конкурсе сказал мне: “Я могу допустить, что ваш отец русский, но то, что мать передала вам итальянскую кровь, - это точно”.

Забавно слышать такое утверждение. Хотя я действительно хорошо понимаю итальянский язык. Как-никак 7 лет пою на этом языке арии из опер Верди, Пуччини, Россини, Доницетти. К тому же в путешествиях со мной непременно присутствует словарик. Тем более что в самолете я спать не могу.

- Эдуард, вам с гастролями довелось побывать во многих странах?

- В Израиле, Японии, Республике Корея, Гонконге, на Филиппинах, в республике Палау. Италию увидел впервые.

- Какое она на вас произвела впечатление?

- Италия для меня - это прежде всего аромат необыкновенно вкусного кофе и каких-то немыслимых экзотических благоуханных цветов.

Потом вино. Итальянцы его пьют постоянно, причем исключительно домашнего приготовления. И, кажется, я понял, в чем его прелесть - оно немного недобродившее. Такое вино прекрасно бодрит, восстанавливает силы и почти не пьянит.

- Для голоса оно тоже полезно?

- Нет, ни кофе, ни вино здесь не подходят. Лучше минеральная вода. Во время уроков лично я пью “Шмаковскую” или “Монастырскую”. А когда распеваюсь, обязательно должен съесть апельсин, яблоко или грушу. Фруктовая кислота благоприятно влияет на полость рта. А еще для голоса показано мясо, желательно с кровью. Оно очень хорошо восстанавливает белковый баланс в организме.

А вообще я люблю есть все, что готовит моя жена. У нее это получается всегда вкусно и по-новому. Редкий дар. И в музыке она, на мой взгляд, тоже очень талантлива. Вообще музыка нас очень сближает.

- А на эстрадные концерты вы ходите?

- Нет. Это не для души, это для ног. Мне кажется, я из современной музыки просто вырос. Хотя с удовольствием слушаю старые добрые композиции Стинга, “Биттлз”, “Пинк флойд”. Люблю почитать исторический роман, взять с полки томик русского классика. И при этом очень неравнодушен к политике - газет просматриваю ворох. Рядом со мной в такие минуты обычно устраивается домашняя любимица персидская кошка Чуча. А еще у меня есть мечта - купить гоночный велосипед.

- Вам тяжело расставаться с родными на время гастролей?

- Честно сказать - да. Мне постоянно нужна их поддержка. Кстати, огромная заслуга в моей победе в Италии принадлежит Ирине - она мне звонила очень часто, подбадривала.

- Слышала, это лето вы проведете вдали от семьи и от владивостокского зрителя?

- Леонардо Квадрини, главный дирижер и артистический директор конкурса им. Энрико Карузо, предложил мне летние концерты с симфоническим оркестром по Италии с дальнейшей записью компакт-диска в Америке. А Карло Майер, директор неапольского театра Сан-Карло, предлагает подписать контракт (после предварительного прослушивания) на исполнение главных партий в русских операх, которые идут на сцене театра. Разумеется, это очень заманчивые предложения, которые нельзя не принять. Но к нашему приморскому зрителю я непременно вернусь. Здесь мой дом.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера