Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Жизнь

Приключения экипажа танкера "Находка" на российской правовой суше

Газета "Владивосток" не раз в течение года, который прошел со дня гибели танкера "Находка" в Японском море, обращалась к последствиям этой катастрофы. Ее никак нельзя считать чисто техногенной, сейчас более острым стал ее человеческий аспект.

Эти утраты не измеряются только тоннами и долларами. Погиб капитан танкера Валерий Мельников. Пятно, образованное вылившимся из танков судна мазутом, откочевало по волнам к берегам острова Хонсю, став причиной экологического бедствия. Экипаж во время аварии судна в зимнем штормовом море подвергся не только "водным процедурам" в ледяной воде, но и сильнейшим стрессам, нервному перенапряжению, которые еще скажутся на здоровье моряков и их семей. Есть и такое понятие, как моральный ущерб.

Но еще большие стрессы ожидали некоторых членов экипажа после прибытия на родную землю.

Японские спасатели выловили наших танкеристов из воды, обогрели, оказали первую помощь. В Находке и во Владивостоке их встретили со слезами радости - хорошо, что остались живы. С горькими слезами проводили в последний путь капитана Валерия Мельникова, тело которого было обнаружено на японском побережье. Обстоятельства его гибели все еще остаются тайной для общественности.

В Находке членов экипажа собрал у себя директор ЗАО "Приско-Траффик" Сергей Ветказов и заверил, что предприятие не оставит их без внимания. А значит, они получат материальную компенсацию за пережитое и потерянное, будут обеспечены работой в дальнейшем. Словом, все будет по-человечески.

Председатель регистрационного отделения Российского профсоюза моряков Николай Суханов со своей стороны сказал, что профсоюз и ЗАО "Приско-Траффик" имеют коллективный договор в интересах экипажа, который строго выполняется, и все, что положено сделать по этому договору, будет сделано.

На пресс-конференции для российских и иностранных журналистов Сергей Ветказов подтвердил свои обещания, обмолвившись, правда, что с теми членами экипажа, которые будут способствовать утечке информации, разговор будет особый. Возможно, именно поэтому многие из моряков в первое время после катастрофы предпочитали отказываться от интервью, ссылаясь на усталость от пережитого. Немногие поделились с журналистами воспоминаниями и через год. Почему - станет яснее, если описать перипетии некоторых судебных дел, связанных с вышеназванной судоходной компанией.

Кстати, журналистам "В" в очередной раз так и не удалось связаться с представителями "Приско-Траффик". Юрист же, защищавший интересы членов экипажа, встречался с ними в суде.

Итак, в коллективном договоре было записано, что "Все моряки находятся под защитой профессионального союза моряков и международной федерации трудящихся транспорта", а пункт 8.7.2 настоящего договора указывает на то, что Профсоюз обязуется осуществлять контроль и защиту трудовых гарантий работников Компании в обеспечении занятости, приема на работу и увольнения, охране труда и здоровья, соблюдении трудового договора, жилищного, пенсионного законодательства, выполнении Компанией своих обязательств, обусловленных настоящим коллективным договором, через соответствующие компании, технические и правовые инспекции и других уполномоченных лиц".

Бумага, как говорится, все стерпит. Люди же не особо искушены в юридических тонкостях. И не только потому, что "благодаря" нашим законодателям и прочим издателям различного рода нормативных документов наша правовая система представляет собой совершенный хаос.

Главное, пожалуй, в том, что найти хорошую работу для любого человека сейчас трудновато и моряки готовы соглашаться с различными полулегальными условиями, предлагаемыми частными компаниями, лишь бы пойти в хороший рейс, заработать денег, привезти машину, обеспечить сравнительно приличную жизнь семье. И потому рискуют порой жизнью и здоровьем, дабы не оказаться вместо морских просторов где-нибудь на рельсах Транссиба в числе пикетчиков, как шахтеры сегодня.

И в этот раз оказалось, что конкретно трудоустройством всех членов экипажа погибшей "Находки" никто не занимался и о трудовых гарантиях забыли вовсе. А в результате часть потерпевших моряков оказалась без работы. И не просто так. Впоследствии администрация ЗАО "Приско-Траффик" объявила, что они не являются их работниками с октября 1996 года в связи с увольнением по собственному желанию и в момент гибели судна являлись рабочими иностранной компании Oceanic Asian Ventures.

Руководство закрытого акционерного общества "Приско-Траффик" отнюдь не смущало то, что члены экипажа печальной памяти "Находки" в 1997 году на основании паспортов моряков были прописаны на морских судах, принадлежащих этому акционерному обществу, как их работники. Как оказалось, некоторым из них не представлялось для ознакомления никаких приказов об увольнении, другие документы - трудовая книжка, военный билет уволенных находились в отделе кадров. Но ведь согласно статье 39 КЗоТ эти документы должны выдаваться владельцам в момент их увольнения.

Вот один из примеров. Бывший судовой врач танкера "Находка" В. В. Якушин, не получая работы, в июне 1997 года обратился в администрацию ЗАО "Приско-Траффик" с просьбой уволить его по сокращению штатов. Но получил отказ. А на его жалобу в Находкинскую прокуратуру в связи с необоснованностью данного отказа администрация ЗАО дала в прокуратуру ответ, что В. В. Якушин является работником "Приско-Траффик", предприятие не производит сокращения и имеет возможность обеспечить его работой. Как будто бы и проблемы нет.

Между тем проблема, конечно же, существует. Члены экипажа "Находки" Л. А. Кипер, В. Н. Миненок, В. В. Якушин, узнав в конце концов о том, что с октября 1996 года компания считает их уволенными, обратились в Находкинский городской суд с с исковыми заявлениями к "Приско-Траффик" "О восстановлении их на работе и оплате вынужденного прогула".

Они утверждали, что ранее не изъявляли желания увольняться с работы в этой судоходной компании, тем более работать в иностранной компании. Но в октябре 1996 года администрация ЗАО под угрозой списания на берег обязала их написать заявления об увольнении и подписать контракт с иностранной фирмой Oceanic Asian Ventures. При этом их заверили, что после рейса они будут зачислены в ЗАО "Приско-Траффик", а предложенная им формальность осуществляется, дескать, в интересах предприятия. Не желая потерять работу, они вынуждены были подписать предложенные им бумаги, так как, отказавшись от выполнения указаний администрации, могли быть списаны на берег, то есть оставаться без работы.

Напомним, речь шла не просто о рядовом трудовом конфликте, а об отношении к членам экипажа судна, которые рисковали своей жизнью и здоровьем во время аварии.

А теперь картина судебного разбирательства. 24 декабря 1997 года Находкинский городской суд под председательством судьи Н. В. Назаренко рассмотрел гражданское дело по иску Л. А. Кипер. И что же? Как уже сообщало находкинское приложение "В", ответчик - ЗАО "Приско-Траффик" иск не признал. Дескать, в это время экипаж работал в иностранной компании. А в качестве обоснования было представлено коллективное соглашение между компанией Oceanic Asian Ventures и Российским профсоюзом моряков, копия которого имеется в распоряжении редакции. Соглашение было подписано от имени иностранной компании все тем же генеральным директором ЗАО "Приско-Траффик" Сергеем Ветказовым (?), а от имени профсоюза - Николаем Сухановым.

Еще ремарка. Оказывается, у нас "не принято" индивидуально заключать контракт с каждым моряком по отдельности, как это делается в по-настоящему цивилизованных странах. А посему есть лазейка для бюроначальственных лиц, которая позволяет им все решать за трудящихся, делая их по сути бесправными наемниками. Что и показал ход судебного процесса.

На нем также было представлено агентское соглашение о комплектовании между данной иностранной фирмой и "Приско-Траффик", из которого следовало, что представительство Oceanic Asian Ventures и ЗАО "Приско-Траффик" также осуществлялось одним лицом - Сергеем Ветказовым.

И вот еще нюанс. Ответчики так и не смогли представить документы, подтверждающие существование этой иностранной компании, и документы, уполномочивающие С. Ветказова действовать от ее имени. Может, этой компании и нет вовсе? Такая вероятность не исключается.

Это отчасти подтверждает и заявление Г. А. Степаненко, которая, обращаясь к суду, пояснила, что 27 октября 1996 года, будучи работницей ЗАО "Приско-Траффик", она состояла в экипаже судна "Капитан Гридин", которое, загрузившись в Ванино, шло в Магадан. Во время рейса капитан судна, выполняя указание руководства, обязал членов экипажа написать заявления об увольнении из ЗАО "Приско-Траффик" и подписать контракт о том, что они являются работниками иностранной компании Oceanic Asian Ventures. Из Магадана судно ушло в Китай, где было сдано на металлолом. Члены экипажа "Капитана Гридина" из Китая вылетели самолетом и прибыли в Находку 7 января 1997 года. То есть история закулисной трудовой документалистики, которую претерпели моряки "Находки", - не единичный случай.

Прибыв домой, Г. А. Степаненко пришла в администрацию ЗАО "Приско-Траффик", где ей сообщили, что она уволена на основании заявления, подписанного ею 27 октября 1996 года. Заработной платы с 27 октября 1996 года она не получала - и пополнила ряды безработных. Как и многие другие "лишние" люди.

Каково же было решение суда? Горничная затонувшего танкера "Находка" Любовь Кипер восстановлена на работе в ЗАО "Приско-Траффик" с оплатой заработной платы за период вынужденного прогула.

Аналогичное решение было принято Находкинским городским судом по гражданскому делу В. В. Якушина - о восстановлении на работе и выплате заработной платы во время вынужденного прогула. Суд также вынес решение признать запись в трудовой книжке В. В. Якушина о работе в иностранной компании недействительной.

В июне нынешнего года будет рассматриваться гражданское дело по иску В. Н. Миненок к ЗАО "Приско-Траффик" о признании незаконным его увольнения и оплате вынужденного прогула.

И вот что примечательно. В ходе рассмотрения гражданского дела по иску Любови Кипер суд установил, что "за период с 09.01.1997 года в ЗАО "Приско-Траффик" произведено сокращение флота с 8 до 1 единицы, а также фактическое сокращение работников от 200 до 30 человек. При этом предприятие не имело возможности трудоустроить своих работников, не производило сокращение".

И еще сведения. За это время ЗАО "Приско-Траффик" сменило свой адрес и телефоны, избавилось от имущества, которое можно было бы продать за долги. И, возможно, организаторы уже создали другую судоходную компанию, приглашая российских моряков в смертельные плавания, во время которых можно утонуть если не в морских волнах, так в правовом беспределе коммерческих пиратов. Возможно, именно гибель танкера "Находка" показала порочность новоявленных судоходных компаний, которые, скупая суда-развалюхи, руководствуются принципом "сорвать деньги и уйти в сторону". Если бы не "Находка", был бы кто-нибудь другой.

Причем список таких примеров растет и ширится. В нынешнем году у южнокорейского острова Уллындо затонул сухогруз "Аган" находкинской судоходной компании "Козерог". В результате погибло несколько человек. А теперь родственники некоторых погибших, например больная жена второго помощника, у которой осталось двое сыновей, не могут отыскать даже следов этой компании, чтобы получить хотя бы не денежную компенсацию за гибель кормильца семьи, а просто недополученную им зарплату. Корреспондент "В" в свое время попытался проникнуть в офис "Козерога", но в ответ на вопросы получил глухое непонимание. Не знаю, не слышал, не видел - молчу. Потом захлопнулась железная дверь и замолчали телефоны. Директор, говорят, где-то за границей. А морякам и семьям погибших, похоже, остались "рога и копыта". Какие комментарии?

Трудно избавиться от впечатления, что все мы живем в одном большом дурдоме, где главврачи и вахтеры носят малиновые пиджаки вместо белых халатов. А надзирающие за законом прокуроры, милиционеры, спецслужбы - дальтоники? При этом - слепое правительство. И сколько еще "Находок" и "Аганов" нужно утопить, чтобы мы прозрели?

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера