Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Повеситься или ждать Годо...

Ни в коей мере не являясь специалистом-теоретиком в области зарубежного театра, в том числе абсурдистской драмы, осмелюсь изложить просто зрительские непосредственные впечатления от новой работы Камерного театра драмы. Американский режиссер Марк Уильямс поставил здесь пьесу классика и одного из основоположников абсурдистского жанра Самюэля Беккета "В ожидании Годо".

Убеждена, что большинство владивостокских зрителей впервые смотрят спектакль подобного жанра, и просто ручаюсь, что актеры камерного театра не только никогда не играли в драме абсурда, но и мало что слышали о ней. Причем вины их в этом нет ни малейшей. Как известно, отечественный театр гордо и независимо прошел мимо драматургии абсурда, когда в середине нынешнего века и позже ею увлекался весь цивилизованный мир.

Тем больше заслуга постановочного коллектива "Годо".

Буду честна сама с собой - первый акт я откровенно скучала и мало что понимала в происходящем на сцене. Наверное, нам, десятилетиями воспитанным на реалистическом искусстве, на действенном психологическом театре, довольно сложно воспринять столь непривычное зрелище, как "В ожидании Годо". В самом деле, что происходит? Двое странных бродяг под каким-то крючковатым подобием дерева ждут какого-то призрачного Годо и при этом разговаривают ни о чем. Естественно, Годо так и не является, да, собственно, и не может явиться, потому как его появление требует определенной завершенности, а какая завершенность может быть в странной зыбкости существования героев Беккета. Ведь по сути все мы ждем Годо, и у каждого из нас свои ожидания и свой Годо. И потому во второй половине спектакля я и не заметила, как меня захватило театральное действо, как заворожило, заставило думать о чем-то очень личном, очень своем. Было грустно, и в то же время спектакль оставил какую-то смутную, едва уловимую надежду - не случайно режиссер дважды повторил необычайно сценическую и просто красивую мизансцену: под кругом луны, обнявшись, стоят двое бродяг спиной к зрительному залу, а перед ними весь мир с его холодностью и злобой, его простыми человеческими радостями и верой.

Спектакль рассказал о хамстве и грубости, которые олицетворяет огромный скотоподобный Поцо (Д. Штанько). Хотя в театре абсурда, впрочем, как и в жизни, все неоднозначно. Разве только о жестокости думаешь, глядя, как дикарь Поцо тянет за собой на грубой веревке хрупкое существо, астматически хрипящее и сгибающееся под тяжестью поклажи. Ведь не пройдет и дня (хотя время у Беккета - вещь весьма относительная, кто знает, день прошел или месяцы...), как тот же Поцо предстанет в очках слепца, будет тонкой тростью ощупывать свой путь и из бесцеремонного вожака превратится в жалкого гиганта, беспомощного без того же хрупкого Лаки, который теперь становится его поводырем.

Безмолвного слугу Лаки, поводыря Поцо, неожиданно играет женщина, актриса А. Белых. Наверное, это продиктовано возможностями жанра. И становится еще страшнее, когда задыхается под тяжестью груза не очень молодая женщина, когда рычит Поцо: "Встань, скотина, повернись, дерьмо!" - а мы видим перед собой трогательные золотые кудри, рассыпавшиеся по худеньким женским плечам. Поистине трагического звучания достигает Белых в единственном отпущенном ей драматургом монологе. Чем-то отдаленно этот, казалось бы, бессвязный монолог напоминает небезызвестный текст странной символистской пьесы, которую начинающий чеховский драматург Костя Треплев написал для своей возлюбленной Чайки - Нины Заречной. Создается ощущение, что Лаки вещает о неминуемом конце света, о великих неотвратимых испытаниях...

Герои Беккета мало действуют и много говорят, при этом говорят, не слушая и не слыша друг друга. Их слова пробуксовывают на одном месте, мысль трудноуловима, кажется, не уши, а сердца их запакованы в лохмотьях; каждый существует как будто в безвоздушном пространстве, независимо друг от друга.

Впрочем, Поцо и наперсник, ненавидя один другого, словно скованы одной цепью. И также неразлучны, и также вмес-

те ожидают Годо двое бродяг - их играют В. Перминов и С. Меньшов. Герои Перминова и Меньшова нелепы и неприспособлены к жизни, беззащитны перед ее хаосом, они чудовищно одиноки и трогательны. Они нищи как церковные мыши, и когда один из них предлагает вечно голодному напарнику морковку или редиску, в его руках - это дар, равный целому состоянию.

Вообще мне представляется, что молодой актер С. Меньшов как бы рожден для театра абсурда. Он невероятно пластичен, у него высокий голос, который будто взмывает и растворяется где-то там, вверху. Складывается ощущение его физической отстраненности от бренного мира. Он странен и не похож на представителей актерского цеха. При этом на сцене С. Меньшов, абсолютно как ребенок или кошка, которых, как известно, переиграть невозможно, ограничен.

Идут дни... Мыслями совершенно неожиданно для себя возвращаюсь к увиденному спектаклю. И все больше мне кажется, что он про всех нас. Ведь это мы бываем глухи к чужой беде, мы порой смешны и нелепы, мы ведем бесконечные бессмысленные разговоры, при этом не слыша друг друга, мы существуем каждый для себя (не случайно нынче в моде термин "некоммуникабельность"), и мы вечно ждем своего Годо. Это мы в его ожидании. Впрочем, в наше сложное время, в том театре абсурда, в котором мы нынче живем, у нас есть выбор, который предлагает один из героев: "или повеситься, или ждать Годо"...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера