Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Попасть в свою квартиру не удается уже 3 года

Квартирными спорами в наше время, пожалуй, никого не удивишь. Что поделать, государственного и ведомственного жилья сегодня не дождешься, а приобрести и тем более отстроить квартиру под силу далеко не каждому. Суды завалены исковыми заявлениями, в которых одни оспаривают, настаивают, добиваются признания своих прав, а другие отстаивают противоположную точку зрения. Иногда вынесения решения по таким делам приходится ждать годами.

Однако случай, о котором мы хотим рассказать, несколько иного рода. Женщина не может попасть в квартиру, за которую регулярно платит и на которую есть все необходимые документы, уже три года. Не может попасть даже после вступивших в силу судебных решений - они просто не исполняются.

Представьте себе следующую картину: приходите вы в свою квартиру, а она занята совершенно другими людьми. Последние все ваши апелляции и просьбы сначала с порога отметают, а потом и попросту не открывают дверь и не хотят вас слушать. Впрочем, обо всем по порядку.

В сентябре 1995 года скончался Николай Салов. После его смерти квартира по Океанскому проспекту осталась пустой - супруга развелась с ним более 20 лет назад, забрав с собой сына. В старости Николаю Васильевичу помогала Лариса Тучина. Она помогала убирать в квартире, доставала по мере необходимости лекарства, ходила по магазинам. В благодарность за заботу Николай Салов еще в 1993 году оформил на Ларису договор дарения своей однокомнатной квартиры.

Акт передачи жилья в собственность был оформлен в соответствии с российским законодательством во второй владивостокской государственной нотариальной конторе. Естественно, документ был заверен нотариусом в присутствии свидетелей, уплачена государственная пошлина. Так как к моменту своей смерти Николай Васильевич был прописан в квартире один, то кажется само собой разумеющимся, что никаких препятствий к тому, чтобы вселиться в нее после смерти хозяина, у Тучиной вроде бы не было. Однако столь очевидный факт не был столь же объективно принят и оценен бывшей супругой Салова - Валентиной Федоровной и ее сыном - Александром.

Лариса Тучина, на которую легли все хлопоты по организации и проведению похорон, так и не смогла попасть в подаренную ей квартиру. Пока она провожала человека в последний путь, в квартиру въехали бывшая жена Салова и ее сын. И не просто въехали, а не поленились сменить при этом дверные замки, а позже и поставить металлическую дверь. Разговоры Ларисы и ее доводы, копии документов на квартиру не оказывали на занявших ее жильцов ровным счетом никакого воздействия. При этом все это время квартплату регулярно платила - и платит до сих пор - именно Лариса, прописавшаяся там после смерти Николая Салова. Интересно, что до кончины Николая Васильевича его бывшая супруга и сын в квартире по Океанскому проспекту никогда не проживали. Собственница же ставшей вдруг причиной раздоров квартиры Лариса Тучина жила и живет со своим несовершеннолетним сыном в общежитии Приморского политтехникума на улице Бородинской.

Эх, знал был покойный, скольких трудов стоило Тучиной добиться признания своих прав во всевозможных инстанциях.

Сначала она подала гражданский иск в Первореченский районный суд. Однако разбирательство дела постоянно откладывалось - ответчики не являлись на слушания. Причины неявок были всегда однотипны - то справка о болезни, то работа сына в море и, соответственно, отсутствие в момент судебного заседания в городе.

Так продолжалось в течение года. Однако всякому терпению приходит конец. Куда только не обращалась Лариса с просьбой выселить наконец-то “захватчиков” из ее квартиры - в прокуратуру Первореченского района, края, в Генпрокуратуру, в Первореченский РОВД, к председателю районного суда.

Через год - в сентябре 1996 года - из Первореченского РОВД, куда из прокуратуры района была передана жалоба Тучиной, пришел ответ: “Факт захвата квартиры подтверждается, по данному факту возбуждено уголовное дело”. После этого прокуратура направила дело в суд. 15 ноября 1996 года судья Первореченского суда провела собеседование, но не по уголовному делу, а “по материалу протокольной формы”. Рассматривать это дело суд не стал, пока не будет принято решение по гражданскому иску Тучиной к ответчикам. Материалы вновь возвращаются в Первореченский РОВД “для решения вопроса о возбуждении уголовного дела”.

Еще через год - уже в октябре 1997 года - заместитель прокурора края Сергей Лучининов прислал Тучиной свой ответ на ее обращения. Из него следует, что уголовное дело все-таки было возбуждено, но затем приостановлено. Потом было принято решение провести дополнительное расследование, и в сентябре прошлого года вновь было принято к производству следователем Первореченского РОВД. “За волокиту, допущенную при расследовании дела, прокурором Первореченского района в УВД г. Владивостока внесено представление о грубом нарушении действующего законодательства”, - говорится в документе, подписанном Лучининовым. Однако о результатах расследования дела, нынешнем его состоянии Ларисе так и не сообщили. Иными словами, из одной правоохранительной инстанции женщину отправляли в другую, потом опять в первую и так далее.

А что же квартира? Лариса Тучина по-прежнему не могла занять ее - вселившиеся “хозяева” просто-напросто не пускали ее на порог. Суд никак не мог приступить к рассмотрению дела - неявки ответчиков, загруженность суда другими делами. Не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что ответчиками выступали родственники бывшего хозяина квартиры, даже если учесть, что долгое время бывшая жена с сыном жили отдельно. В конце концов в 1997 году Первореченский районный суд принимает решение в пользу истицы. В октябре 1997 года судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда, рассматривавшая кассационную жалобу Александра Салова, оставила в силе приговор суда первой инстанции. Кстати, во время судебных заседаний ответчик пытался оспорить право Ларисы Тучиной на квартиру. Отец, мол, не мог подписать договор дарения. Однако проведенные по делу экспертизы, в том числе и графологические, собранные другие доказательства не оставляли сомнений - квартира принадлежит именно Ларисе Тучиной.

Казалось бы, happy end. Но история на этом не закончилась. С октября прошлого года - времени вступления судебного решения в силу - до настоящего момента Лариса так и не въехала в свою квартиру. На этот раз волокиту затянули судебные приставы. Сама Лариса опять-таки не может попасть в квартиру, чтобы вручить определение Приморского краевого суда ответчикам. Неужели приставам нескольких месяцев недостаточно для того, чтобы исполнить судебное решение? В этом материале говорится лишь об одном случае, но подобных примеров можно найти массу. Судебные решения, которых приходится ожидать годами, часто столь же долгое время находятся в “подвешенном” состоянии. Это признают даже руководители управления юстиции Приморского края, в подчинении которого находятся судебные приставы. Кстати, недавно принят новый закон о судебных приставах, который наделил их новыми правами и обязанностями. По этому поводу в том же управлении юстиции проводились специальные занятия. Однако пока что подвижек в плане реального улучшения ситуации с исполнением судебных решений не видно.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера