Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Жизнь

Подвал для двоих

- Ты только глянь на его прикид, - с нескрываемым ехидством говорит мне Верка, - съехать можно!

И верно, отмечаю я про себя, прикид что надо - добротный, вполне соответствующий статусу территории, где в недалеком прошлом каждый второй носил флотскую форму. На Касьяныче (так зовут Веркиного бой-френда) - видавший виды матросский бушлат со споротыми погонами, с сохранившимися блестящими пуговицами да тельняшка, где дырок вдвое больше, чем полос, не в масть штаны - от китайского “адидаса” да кроссовки, привязанные к ногам обрывками веревок.

- Не передумала? - серьезно и тихо, как заговорщик, снова обращается ко мне Верка. - Но смотри, не засвети нас.

Я набираю побольше воздуха в легкие и мужественно направляюсь в сторону подвала, предвкушая всю мерзость его липкого нутра. “Сладкая парочка”, как кличут Верку и ее сожителя знакомцы-богодулы, согласилась показать мне свое жилище за весьма скромное вознаграждение. У Верки есть кличка - Но-шпа, это от того, поясняет она, что у нее всегда что-нибудь болит, а но-шпа, по ее разумению, панацея от любой боли, даже после запоя голову хорошо поправляет. На этот счет у нее стройная теория, но я не слушаю, стараясь не вступить в нечто непотребное в темной, пахнущей крысами утробе подвала. В строгом соответствии с количеством подъездов подвал имеет как бы несколько отсеков. В этом доме на редкость благополучный подвал, а в одном из подъездов жильцы с первого этажа даже подпол себе соорудили и овощи хранят. Это мне Касьяныч рассказывает по пути. Их “квартирка” - во втором отсеке.

Сквозь заколоченное оконце пробивается лучик божьего света, но этого мало, чтобы не сбиться с пути. Я достаю фонарь - непременное условие для осуществления экспедиции. Здесь сухо. Пол выметен и даже посыпан песком. У стены рядом с трубой центрального отопления, где сушится какое-то тряпье, стоит кровать - скорее всего выброшенная из больничной палаты. Чем застлан “альков”, не понять - сверху довольно крепкая тюлевая занавеска. Рассохшийся книжный шкаф уставлен банками из-под пива.

- Не подумай, что на мусорке собирал, это я сам выпил - шибко пиво люблю! - поясняет Касьяныч. А я про себя отмечаю, что за то время, что живет он здесь со своею “старухой”, пиво он “любил” всего 12 раз...

Помыться можно в последнем отсеке, там порыв горячей воды и за минуту набегает больше литра. На дыру Касьяныч наложил “пластырь”, и без надобности ее не открывают.

- Небось думала, что у нас тута и вши, и чесотка? - смеется Верка - Как же! У нас тута все условия! Правда, еду здесь не готовим. Знакомых много, были бы харчи, а со своими-то харчами да с бутылкой нас всяк в гости примет. Но ночуем здесь, только если уж не добрались по какой причине...

Я понимающе киваю, но присесть ни на одно из кресел не рискую, а они усаживаются. Касьяныч рассматривает принесенные мною вещи и поношенную обувь, а потом задумчиво говорит:

- Припослед одежку-то мы добывали лишь в “Магазине “Тысяча мелочей” - так зовут у нас дунайскую свалку. До нее хоть на автобусе можно добраться... А теперь что - считай дожили до весны! - он улыбается, обнажая единственный прокуренный зуб.

У всякого из них своя жизненная история. Верка вроде бы имела семью да спилась, муж-мичман бросил ее и после демобилизации подался к родным на Украину, прихватив двоих пацанов. Она тешила себя надеждой скопить денег и уехать следом, но потом и квартиру, и вещи, оставшиеся от былого благополучия, пропила и отиралась у подружек-пьяниц. Одну из них в прошлое лето убили бог весть за что, а Верка лишилась пристанища.

Касьяныча встретила на кладбище. Поначалу чуть было не передрались из-за поминальной рюмки, а потом покорешили. В тот же день он и привел ее в подвал. Случалось, воровали летом с огородов зелень, картошку, ягоды, кое-что продавали, но больше для себя. По осени сбором грибов увлеклись. Немало денег заработали, да все пропито.

- Касьяныч-то, знаешь, какой добрый, - рассказывает Верка, - он раньше служил на корабле. Баб у него было много, а вот семьи не случилось. Или врет, поди...

Я пожимаю плечами, хорошо зная, что народец этот может сочинить душещипательную легенду своего жизненного крушения без особого труда. И с мужеством разведчика, попавшего в плен к врагам, терпя побои и унижение, будут до последнего отстаивать они правдивость своей легенды...

Но пока они вместе. Опустившиеся на дно, еще не утонувшие в водке, абсолютно бесполезные, но живые своими интересами, привязанностями и даже мечтами... Никто не считал бомжей в этом городе. Нет здесь ни ночлежки, ни благотворительных обедов, а чтобы найти что-то съестное в мусорном баке на рынке, нужно опередить шустрых юных попрошаек.

После полутемного затхлого подвала улица встретила нас ослепительным светом, свежим весенним ветерком. У входа в подъезд два жирных кота нежились на солнце...

- У тебя случайно нет но-шпы? - спросила Верка. - Выручи, если сможешь. Замучил хондроз...

В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера