Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

Первый учитель - это больше чем мама

Об учителях частных школ в последнее время говорят часто и порой не слишком доброжелательно. Дескать, учат неизвестно как, а деньги лопатой гребут...

Сказать такое про преподавателя частной школы “Атланта” Ирину Валерьевну Назарову язык не поворачивается. Прежде всего потому, что первоклашки в нее просто влюблены. В ее пользу говорит и педагогический стаж (13 лет), и отношение коллег. “Уроки Ирины Валерьевны - это целый спектакль с многократными перевоплощениями”, - так отзываются они о ее работе. Еще одна роль, которую Назарова освоила еще пять лет назад в обыкновенной школе, тоже неплохо ей удается. Когда она с приклеенной бородой и в тулупе появляется возле елки и басом говорит: “Дед Мороз я настоящий, из глухой сосновой чащи!”, ее не узнают даже собственные ученики.

- Ирина Валерьевна, десять лет вы преподавали в общеобразовательной школе. Как вспоминаете это время?

- Самые лучшие годы в моей жизни. Это потом уже случилось что-то страшное, что поставило наше учительство в невыносимые условия.

- Один из ваших нынешних коллег по этому поводу сказал так: “Я не против, если бы меня время от времени отправляли туда “на курсы повышения квалификации” и при этом еще платили...”

- Если честно, я ушла оттуда не из-за зарплаты. Тогда еще особых проблем с деньгами не было. Дело в том, что у нас атмосфера в самом коллективе стала настолько неблагоприятной... А это для меня очень много значит. Замкнуться в своей скорлупе и притвориться, что я ничего не замечаю, не умею и не хочу. Если чувствую, что мои старания сделать работу интересней никому не нужны, в этом месте я долго не задержусь.

- Не секрет, что у людей сложилось весьма своеобразное представление о контингенте частных школ. Может быть, я сильно преувеличиваю, но подавляющее большинство рисует себе такую картину: дескать, пятиклассницы в норковых шубах с сотовыми телефонами размышляют, в чем сегодня прийти на урок, в платье от Кардена или костюмчике от Юдашкина...

- Конечно, позволить себе учить ребенка в негосударственной школе могут только люди обеспеченные. Но для меня это прежде всего дети. Дело даже не в том, из какой семьи ребенок, как он одет и сколько получают его родители. Разница в том, как он в этой семье воспитан. К счастью, понятливые и человечные дети у родителей с большим достатком - сегодня не редкость. Их не испортили ни деньги, ни роскошь, в которой они купаются.

Есть, к сожалению, и другие примеры. Кое-кто чуть ли не с пеленок ведет себя так, как будто ему все позволено. Мне этих детей просто жаль. Но такими их сделала семья.

- То есть в первую очередь это проблема родителей?

- Безусловно. Некоторые из них изначально занимают такую позицию: учитель - это человек, которому мы платим деньги. Поэтому к нему можно относиться как к прислуге. Вот стоит перед тобой мамаша в мехах и бриллиантах, глядя на тебя сверху вниз, словно ты - полное ничтожество. Может быть, она тебе об этом и не скажет, но взгляд, манера держаться сделают это за нее.

Переломить такое отношение непросто. Неосознанно это проскальзывает у многих родителей, особенно когда они тебя видят в первый раз. Но я таких конфликтов нисколько не боюсь, потому что знаю - для их детей я делаю все, что в моих силах, и делаю это, как я считаю, неплохо. Рано или поздно они все равно поймут и оценят мои усилия. После этого и мнение об учителе заметно меняется. В конце концов они будут к тебе относиться так, как ты этого заслуживаешь.

Хотя, конечно, с родителями моих первоклашек мне повезло. Они меня любят, уважают, почти так же, как дети.

- Для многих первоклассников учеба - не серьезное занятие, а новая увлекательная игра. Наверняка в вашем арсенале имеются какие-то методы поощрения, способные поддержать интерес ребенка к этому занятию?

- Да все что угодно! Это и цветные наклейки, и грамоты, всевозможные визитки, самые невероятные. Но все это до той поры, пока ребенок не поймет, что учиться нужно не ради ярких обложек, призов и грамот.

На сегодняшний день мои дети уже достигли этого уровня. Хорошей характеристики от учителя и оценки “пять” им достаточно. Правда, иногда я по-прежнему провожу на уроках конкурсы, где разыгрываются какие-то награды - брелки, игрушки... Но в общем вся эта “мишура” для них уже пройденный этап.

- Ирина Валерьевна, у вас подрастает дочь. Хотели бы вы, чтобы она училась в вашем классе?

- Да, наверное, это и не нужно. Правда, у меня часто бывало наоборот, когда меня ученики называли мамой. Но вообще я считаю, что для любого ребенка идеал учительницы и матери - это разные вещи. И смешивать их не стоит.

Однажды к нам приехала мать одной моей ученицы. Посидела на занятиях, понаблюдала за дочкой и с удивлением воскликнула: “Надо же, она вас слушается лучше, чем меня!” На самом деле ничего удивительного в этой ситуации нет: авторитет учителя - это великая сила.

- Выходит, что воспитывать чужих детей проще, чем своих?

- Может, это странно звучит, но лично для меня так и есть. У меня в классе 9 человек и потрясающее взаимопонимание с каждым. Любому из них я могу сделать замечание жестом, взглядом, выражением лица. И он меня чувствует. А мой родной ребенок - это сплошное недоразумение. На него всегда не хватает времени. Ему же достаются все мои эмоциональные срывы. А в классе я прежде всего учитель, каждого из этих малышей я должна сделать человеком.

Работать со старшеклассниками еще интереснее. Но общаться с ними нужно очень осторожно. Непросто и заработать авторитет в их среде, потому что они в глубине души нас уже оценивают, судят со своей колокольни.

- А как насчет дистанции между учителем и учеником?

- На мой взгляд, учитель должен так строить свои взаимоотношения с детьми, чтобы ребенок чувствовал, как вести себя в его присутствии, что можно при нем себе позволить, а что нет.

Конечно, крайностей вроде: “Ирина Валерьевна, пойдем покурим” или слепого повиновения учеников, как в армии, быть не должно. Ребенок должен чувствовать себя личностью. Я могу ему только объяснить, почему и как лучше поступить. Но навязывать свою точку зрения и манеру поведения не буду.

- Ирина Валерьевна, а “двойки” себе вы часто ставите?

- Бывает. Вообще-то я человек самокритичный, вечно в себе копаюсь. Часто собой бываю недовольна, но, знаете, я себя могу и хвалить. Если чувствую, что достигла желаемых результатов, я себе говорю: “Ай да я, ай да молодец!”

- Если вы были в чем-то не правы, сможете сказать об этом ребенку?

- Да, таких случаев в моей практике достаточно. Допустим, это случилось днем. И я весь вечер думаю, как вести себя завтра. Ведь совсем необязательно говорить: “Извини меня”. Можно так тонко построить с ребенком диалог (неважно, при классе или один на один), чтобы он понял: да, я ошибалась, но у меня и в мыслях не было задеть его больное место.

Однажды мне пришлось просить у ученика прощения за свой поступок. Он так обиделся, что убежал с уроков. В тот же день я пришла к нему домой со словами: “Алеша, мне так за себя стыдно”. Спустя несколько лет мы встретились, и он мне сказал: “До сих пор помню, как вы мне в физиономию дневником залепили. Но я, Ирина Валерьевна, вас простил”.

- Кто вы по натуре: исполнитель или организатор?

- Наверное, во мне в равных пропорциях сочетается и то и другое. Хотя в жизни я для себя сделала такой вывод: быть добросовестным исполнителем не всегда выгодно - его так любят непорядочные администраторы. Их задача - выжать из него как можно больше. Жизнь научила меня немного разбираться в начальниках. С одним не слишком добросовестным частным учебным заведением, например, сейчас приходится судиться из-за семимесячной невыплаты заработной платы. Теперь я уже просто чувствую, с кем можно работать, а от кого лучше сразу уйти.

- Перефразирую известное крылатое выражение: “Плох тот учитель, который не мечтает стать директором”. Вы согласны с этим утверждением?

- Может быть, но мне о директорском кресле думать рановато. Слишком большого внутреннего напряжения требует эта должность. Пока я просто учитель.

Просто первый учитель... Это от него зависит, по какой стезе пойдет ребенок в ближайшие 10 лет, будет ли бегать в школу с удовольствием или учиться из-под палки. Ученикам Ирины Валерьевны можно позавидовать - пока она с ними, аллергия на учебу им не грозит.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера