Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Ореховый пожар

Тысячи тонн кедрового ореха вывезли нынче из Приморья предприимчивые китайцы. Его в Поднебесной переработают на масло, лекарство, парфюмерию. Мы, как обычно, выступили в роли тупых поставщиков сырья.

Отправляясь в командировку по краю, мы взяли с собой пакеты, чтобы купить где-нибудь в тайге орехов на долгую без света и тепла зиму. Однако уже на подступах к Артему перед нами стала разворачиваться необыкновенная картина: множество китайцев сидели у обочин дорог с самодельными плакатиками: “Куплю кедровый орех”. И чем дальше в лес...

Последних китайцев, оснащенных грузовиками и новенькими мешками - заполненными и готовыми к заполнению, - увидели в районе Ивановки Михайловского района. Дальше по дороге на Дальнегорск работали наши соотечественники. На кого - было понятно, на них же, китайцев. Желающих фотографироваться и давать интервью среди них, понятно, не было. А когда мы в глубине тайги приблизились к одной из стоянок организованных в бригаду заготовителей, к нам с угрозами двинулись несколько крепких мужиков... Стало ясно, что купить “для себя” можно только по цене в 4-5 раз выше той, что была до орехового бума, спровоцированного китайскими купцами.

И все же откровенных людей мы встретили в глубинных селах Приморья. Одна из наших давних знакомых Евгения С. как раз сидела на двух мешках, поджидая заготовителя. Когда-то, на заре горбачевского нэпа, она “заразилась” фермерством. Имела землю, завела 20 телят. Но ни зерно, ни мясо по справедливым ценам у нее никто покупать не стал. Помаявшись несколько лет, бросила она эти новации и оставила себе земли столько, сколько надо на прокорм себя и многочисленной семьи. Без мяса и хлеба не сидит. Женщина за 50, но по-мужски крепкая, она говорит откровенно: вместе с племянницей заготовила и продала тонну орехов. Сколько может заготовить крепкий мужик? Мешок в день. Учитывая цену того дня - 600 рублей. Неплохо!

Впрочем, любопытно, как складываются цены. Все зависит от прочности нервов продавца и покупателя. Приезжает городской и говорит: “Покупаю ваши орехи, но рискую. С 1 ноября Гродеково для китайцев закроют, а пароход в Ольге уже забит под завязку”. Так это или нет - поди проверь, таежник. В соседнем с тетей Женей селе семья К. первую тонну орехов продала по 5 рублей за килограмм, вторую - по 8, неделю назад продавали по 15. Но сегодня, когда Гродеково и не думали закрывать, а орех остался только на дальних сопках, цена поднялась до 20 рублей за кг.

Одно в этом деле хорошо: безденежный люд смог наконец-то получить живые и немалые деньги. Кончится ореховый бум - запасутся сахаром, другими продуктами, обновят одежду. Кто порасторопнее, прикупит легкую сельхозтехнику. Снова жить станут...

И все же опять за державу обидно. Есть ли хоть толика здравого смысла в том ореховом “пожаре”, который охватил нынче приморскую тайгу? Ни один из ходоков за шишкой о правилах и лицензиях на заготовку ничего не слыхал. Радио давно отключено, газет не выписывают - денег нет. Бог этим людям в помощь! Но ведь есть сытые, наглые ребята, которые снуют по таежным дорогам на мощных грузовиках-рефрижераторах. Скупают, везут орех поближе к границе. Какими правилами руководствуются они? Есть ли у них лицензии, платят они налоги? В ответ на этот вопрос глава администрации одного из районов напустил тумана. Да, заготовители правила нарушают, но у власти нет четких полномочий в этом вопросе. Да, мы их наказываем, но об этом лучше не писать... Для кого лучше?

Однако один из причастных к этому бизнесу без обиняков выдал “правила”, о которых глава не знает или не хочет знать: нужную справку тут можно купить у чиновника, а потом вези орех в любом направлении - никто не придерется. Впрочем, кто продает справки, он говорить не стал - себе дороже. Ясно только, что греют на этом руки не только те, кто вдоль и поперек прочесал тайгу.

Нашим отцам городов и весей, наверное, тоже понятно, почему килограмм орехов, купленный у нас за доллар, в Китае стоит 4. Тамошние предприимчивые люди сделают из него массу полезных вещей, которые дадут им существенную прибыль. Но у нас другими вопросами головы заняты. В пылу междоусобной войны выясняют, кому сподручнее предприятия банкротить. К примеру, фармацевтическую фабрику или многострадальный “Биоприм”. Вроде бы и пригодны для подобного лекарственно-косметического производства эти предприятия. Но если их распродать, тоже некоторая выгода будет. Как видно, мы тоже умные, но только по-своему.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера