Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Жизнь

Он кормил Хрущева, Микояна, Алиева и Чебрикова

Он кормил Хрущева, Микояна, Алиева и Чебрикова

/font>

- Крабов для Хрущева мы начали резать с шести утра, - вспоминает владивостокский повар Виктор Белозеров. - Вообще обед состоял из разных блюд, и мясных, конечно, вдоволь, но задумка была такая: Владивосток должен показать дары моря. Поэтому мы приготовили классический крабовый салат, филе краба и отварное, и обжаренное, и под соусом. Все это разместили вокруг громадного блюда, на котором красовался неразделанный вареный краб.

Самого большого туда уложили. Заходят Никита Сергеевич со свитой: "Вот это да!" Так они сразу на клешни, как говорится, навалились. Оно и понятно - салат им из баночек и в Москве готовят, а тут интереснее самолично крабовое мясо из скорлупы добывать.

Тем самым обедом и сделал себе Белозеров карьеру - для него почетную, но весьма нелегкую и, на нынешний взгляд, странную: она не принесла ему ни хороших заработков, ни, что называется, широкого общественного признания. Виктор Трофимович стал крайкомовским поваром, то есть кулинаром для узкого круга, и кормил этот самый круг, а также именитых гостей Приморья 3 десятка лет.

А началось все в ресторане "Челюскин", где Виктор проходил практику и куда его после кулинарного училища охотно взяли по просьбе мастера-повара Нины Моисеевой. Кухня "Челюскина" благодаря Нине Нестеровне славилась на весь город. Именно Моисеевой поручили готовить на даче крайкома КПСС во время визита Хрущева. "Мы поедем с Белозеровым, - сказала Нина Нестеровна. - Вместе мы справимся с любым заказом. Виктор хотя и молодой повар, но уже очень квалифицированный".

К такому выводу пришли и те, кто отвечал за питание высоких гостей, отбывших из Владивостока вполне довольными здешними завтраками, обедами и ужинами. Белозерова вызвали в трест ресторанов и кафе: "Из "Челюскина" тебя переводим. Числиться будешь по нашему тресту, а работать - в крайкомовской столовой для секретарей".

- Отказываться от таких предложений, а вернее, распоряжений в те годы было не принято, - посмеивается Виктор Трофимович. - В ресторане у меня оклад был 150 рублей, а тут стал 70: это ведь столовая. Опять же в ресторане выходные дни мне давали строго по графику, а в крайкоме зачастую по месяцу без выходных работал. Обедали у меня секретари и заведующие отделами. Кормил начальство от Чернышева до Волынцева - так сказать, все исторические личности парторганизации Приморья через мои обеды прошли.

С уважением говорит Белозеров о Василии Чернышеве:

- Первый секретарь крайкома КПСС в прежние времена был царь и бог, но Василий Ефимович с обслуживающим персоналом никогда не проявлял чванства, простой был, приветливый человек. После обеда, бывало, заглянет на кухню: "Спасибо. Борщ у тебя всегда вкусный, но сегодня вообще исключительный".

По давным-давно заведенному правилу к обеду в столовой для высших чинов предлагалось 7 блюд. Виктор Ломакин, возглавивший крайком после Чернышева, в меню смотрел редко:

- Не присаживаясь, с высоты своего роста Виктор Павлович поглядит, что другие едят, и говорит официантке: "Вон Елизарьев что-то изысканное пробует, давай-ка и мне то же самое".

При сменившем впоследствии Ломакина Дмитрии Гагарове, у которого был больной желудок, особое внимание пришлось уделять супам. Готовил Белозеров и прозрачные овощные супчики, и суп-пюре, и суп-крем. Порой Гагаров заказывал заранее: "Виктор Трофимович, пожалуйста, сварите завтра просто бульон, без ничего". - "А подать с яйцом, с пирожками?" - "Ну, может, один пирожок съем".

- И кашу я варил постоянно - рисовую, гречневую, овсянку, - рассказывает Белозеров. - Ну а прочее в меню, как положено, - блюда русской кухни: пельмени, жаркое, беф-строганов и так далее. В старом здании крайкома готовил максимум на 20 человек, а когда партия переехала с Ленинской, 47 в Белый дом, пришлось "расширить производство". Если вы помните, в то время половину здания занял крайком КПСС, вторую - крайисполком. У исполкомовцев была своя столовая, но их начальники, пару раз пообедав с нашими, решили, что "у партии" вкуснее. И стала их официантка ко мне на кухню что ни день с тележкой приезжать. Пришлось готовить побольше порций. Так и продолжалось вплоть до запрещения КПСС: вкупе с крайкомом-то и меня упразднили.

Любопытно, что успехи нахваливаемого всеми чиновными едоками повара не нашли никакого отражения в его трудовой книжке: все 30 лет она так и хранилась в отделе кадров треста ресторанов и кафе, и никто не внес на страницы поощрений ни единой записи. Впрочем, Виктор Трофимович об этом не печалится:

- Зато мне есть что и кого вспомнить, а это, пожалуй, дороже наград.

И вправду, кого только он не кормил! Практически все важные гости нашего края откушали приготовленные Белозеровым блюда.

- Кроме Форда и Брежнева, - уточняет Виктор Трофимович. - Они и припасы, и поваров привезли с собой, те на Санаторной и готовили. А когда Леонида Ильича привезли в крайком, ему предложили здесь пообедать (у меня-то все было готово), но он отказался, попросил лишь чашку кофе. Я быстренько кофе сварил, и Брежнев его выпил - не без удовольствия, как мне потом сказали.

Гостей в Приморье перебывало много. В любой день Белозеров мог предупредить жену:

- Валя, меня не будет двое суток (или трое, или неделю).

Валентина вопросов - куда? зачем? - не задавала. Знала, что кэгэбэшники с самого начала работы Белозерова крайкомовским поваром предупредили его: нельзя никому сообщать, где и кого он кормит. А его везли то на крайкомовскую дачу, то на крейсер, то на вертолете в тайгу. Он кормил космонавтов Германа Титова, Валентину Терешкову, Бориса Волынова, Георгия Гречко. Готовил обеды для редких в "закрытом" Владивостоке иностранных визитеров - к примеру, редактора португальской коммунистической газеты "Аванте" Антонио Диаша Лоуренсо, - и для видных деятелей КПСС и государства.

- Кто сейчас помнит, скажем, Козлова? - задумчиво спрашивает корреспондента "В" Виктор Трофимович. - А Фрол Романович был большим человеком, секретарем ЦК КПСС. Принимали его очень хорошо, ну и я постарался, Козлов еду похвалил. Лично поблагодарил меня и Микоян. Анастас Иванович оставил впечатление как человек воспитанный, вежливый. Характер, видно, у него был на редкость уживчивый - не случайно ведь в высших эшелонах власти держался целых 40 лет, и наркомом был, и министром, и председателем президиума Верховного совета СССР, и 31 год - членом Политбюро ЦК КПСС. Кстати, из членов Политбюро довелось кормить мне и Гейдара Алиева (теперешний азербайджанский президент тогда был первым замом председателя Совета министров СССР), и председателя КГБ Виктора Чебрикова (он приезжал сюда в 85-м как кандидат в депутаты Верховного совета от дальневосточников).

Но особо запомнился Белозерову знаменитый, признанный властью писатель Константин Симонов, тоже бывший гостем крайкомовской дачи. Во-первых, Виктор Трофимович Симонова читал, от души полюбив как стихи "Жди меня, и я вернусь", так и прекрасный военный роман "Живые и мертвые". А во-вторых, Константин Михайлович "вживе" оказался любознательным, отнюдь не замкнутым человеком.

- Мы с ним разговаривали не раз, он со мной и сфотографировался на память, - говорит Виктор Трофимович. - Где-то в старом альбоме есть эта фотокарточка. Надо бы поискать. Давненько я альбома не доставал, не до этого было.

"Упраздненный" вместе с крайкомом партии повар стал в своем роде жертвой системы. 30 лет на кухонном посту он верно служил высшему краевому руководству, следовал за ним как нитка за иголкой, и вдруг - никому не нужен. Хотя с его квалификацией, наверное, и несложно было найти работу, но Виктор Трофимович растерялся, ведь три десятка лет он сам ничего не решал - за него решали, а он выполнял приказы. Из состояния растерянности вывела Белозерова Галина Ким, мастер-повар, что пришла заведовать производством в созданный "на базе" старого кафе "Электрон" ресторан "Нагасаки". Галина Петровна знала о кулинарном искусстве крайкомовского умельца и пригласила его готовить мясные блюда.

С тех пор вот уже несколько лет над мясом в "Нагасаки" царствует Виктор Белозеров. Галина Ким специализируется на восточных блюдах с экзотическими приправами, а Виктор Трофимович по-прежнему представляет русскую кухню. Правда, те, кто ест сегодня его фирменное жаркое, и не догадываются, что мастерством этого повара восхищались Хрущев и Микоян, Титов и Терешкова... Ну да не в славе счастье, а пожалуй, в приятных моментах, когда отобедавшие гости не скупятся на слова благодарности повару, Виктор Трофимович же в ответ с достоинством приподнимает свой белоснежный колпак:

- Я был рад вкусно накормить вас.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера