Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

Нужен ли Владивостоку Русский остров?

Хочу высказаться о проблеме транспортного обслуживания населения островов Русского и Попова.

Я много лет занимаюсь проблемами Владивостока, мне хорошо известны проблемы городского транспорта (веду курс “Городской транспорт” в архитектурном институте ДВГТУ) и портовых городов (это моя специализация в науке), поэтому полагаю, что мои соображения будут нелишними для властей при поиске решения транспортной проблемы островов.

О бедственном положении населения Русского острова знает сейчас каждый житель Владивостока. Почему этот остров, как и его сосед, остров Попова, оказался в “блокаде”? Неужели его судьба навечно зависит от “дороги жизни” в виде катеров и паромов? Почему он стал заложником “разборок” между портом и городскими властями? Есть ли для островитян “свет в конце тоннеля”? Неужели градостроители, обязанные думать о создании человеческих условий для жизни каждого жителя, бросили их на произвол судьбы?

Чтобы ответить на все эти вопросы, надо выявить суть проблем. Для этого вернемся в историю.

Владивосток возник и 100 лет развивался как военно-морская крепость России на Тихом океане. Все, что в нем делалось, было подчинено главной цели - созданию условий для базирования военно-морского флота. И остров Русский - этакий дальневосточный Кронштадт - играл свою роль (и очень важную!) в достижении этой цели. Во всех генеральных планах города, кроме последнего, Русский остров, как и значительная часть полуострова Муравьева-Амурского (т. н. “эспланада”) был для проектировщиков-градостроителей “табу” - закрытой крепостной зоной, посягать на которую архитекторы не могли.

Тем не менее уже в проекте генплана города и пригородной зоны, который разрабатывался Ленгипрогором еще в 1972-1976 годах (его авторами кроме ленинградских градостроителей были и местные архитекторы - Ю. Траутман, В. Карепов и автор этих строк), выяснилось, что существующих территориальных ресурсов города явно мало для его роста, и без вовлечения эспланады в застройку город развиваться не может.

С трудом, но смогли тогда добиться согласия Минобороны СССР на “потеснение” флота, и город получил “прибавку” территорий на Второй Речке, Патрокле, Горностае и кое-где еще. Но попытки использовать Русский остров даже для рекреации (а какой это рай для рыбаков зимой и любителей летнего морского отдыха, знает почти каждый горожанин!) были военными отбиты.

В проекте генплана города 1982-1984 годов, когда пришлось для размещения городской застройки предусматривать засыпку бухт в районах Первой и Второй Речки, чтобы “по-японски” строить город “на воде”, с трудом удалось согласовать с Минобороны СССР использовать часть территории Русского острова по берегу пролива Босфор Восточный для размещения портовых комплексов (по предложениям ДНИИМФ) и для строительства жилья (предполагалось, что это жилье будет строиться преимущественно для военных). В этих целях генпланом предусмотрено соорудить на остров 2 мостовых перехода - с полуострова Назимова (Артур, Анна) на Поспелово и с Токаревской кошки на Елену, и далее через Канал. Эти решения согласовало Минобороны и в 1989 году утвердил Совет министров России. Градостроители свое дело сделали, дальше слово по реализации этих решений было за властями России, края и города.

К чему привели “перестройка” и “реформы” - видно каждому. Однако и в этих условиях градостроители старались добиваться выполнения решений генплана. В 1992-1994 годах при разработке программы “Большой Владивосток” мы вместе с архитекторами “Приморгражданпроекта” более детально проработали вопросы создания постоянной транспортной связи островов Русского и Попова с городом. Причем варианты решений были сделаны на любой вкус: железнодорожный тоннель под проливом, совмещенные и раздельные мосты разных конструктивных решений - подвесные, разводные, поворотные, понтонные.

На остров предполагалось ввести железнодорожную и автомобильные магистрали с подходами ко всем намечавшимся портовым комплексам и дорогами к поселениям. Для энергоснабжения острова и города намечалось разместить на территории между бухтами Новик и Парис теплоэлектростанцию (вместо несостоявшейся ТЭЦ-3 в северной части города). Для улучшения водоснабжения острова намечалось подключить его к городским сетям водоснабжения (потребность острова в воде составляет от 3 до 7 процентов потребностей города, что не создаст дополнительных сложностей для городских источников водоснабжения).

Однако основным препятствием для градостроительного освоения острова Русского является отсутствие постоянной сухопутной транспортной связи с остальной частью города. И это не зависит от того, останется остров Русский только закрытой территорией (а он уже “приоткрылся”) или он будет включен в единое пространство Владивостока. Вполне возможен вариант совмещения “военной и гражданской” функций на острове, поскольку аналогичное совмещение на протяжении многих лет имеет место в самом Владивостоке, где штабы, боевые и учебные подразделения, арсеналы и другие объекты флота расположены либо в городской застройке, либо соседствуют с ней. Уже ясно, что ни флот, ни Минобороны в целом не в состоянии даже поддерживать ту огромную и уже “одряхлевшую” военную инфраструктуру, которую Россия создала здесь за почти столетний период. Ее безусловно надо сокращать и модернизировать.

Нужен мост

В градостроительном блоке программы “Большой Владивосток” транспортные связи острова “расписаны” таким образом:

- железнодорожный тоннель от южной горловины станции Эгершельд в район поселка Рында под проливом Босфор Восточный и бухтой Новик. Совмещенный железнодорожно-автомобильный мостовой переход через пролив Босфор Восточный с мыса Токаревского на мыс Безымянный и далее на Канал и Рынду;

- автомобильный высоководный мост с полуострова Назимова в район Поспелово у мыса Новосильского. Автомобильный понтонный мост с мыса Токаревского на мыс Безымянный (Елену). Но поскольку мостовой переход с полуострова Шкота на “Елену”, являющуюся островом, не решает проблемы связи с дорожной сетью острова Русского, этот переход должен иметь продолжение через бухту Новик и (или) морской канал.

Наиболее точно утвержденному генеральному плану города соответствует вариант совмещенного мостового перехода с мыса Токаревского на мыс Безымянный (Елену) и далее через бухту Новик и (или) канал.

Такие решения дают возможность создать прямую автодорожную связь города и с островом Попова, для чего через пролив Старка в районе мыса Дарагана, где глубины всего около 3 метров, можно построить мост длиной около 300 метров и соединить дороги островов Русского и Попова. По техническим решениям и по стоимости строительства этот мост - рядовой, пролив Старка не является судоходным из-за малых глубин (маломерные суда можно пропускать под мостом), поэтому создание такой связи резко улучшит условия проживания населения на острове Попова и сделает его (с подачей воды с о. Русского) привлекательным для проживания и более доступным для отдыха горожан.

Так видели и видят решение транспортных и инженерных проблем островов Русского и Попова градостроители. Эти решения и предложения прорабатывались еще 5-6 лет назад, но из-за “чехарды и разборок” городских и краевых властей они оказались невостребованными, более того, за их разработку город не заплатил ПИК ГРАДО и “Приморгражданпроекту” ни копейки и, естественно, не получил эти материалы.

А что делать сейчас?

Я убежден, что надо незамедлительно решать вопрос со строительством понтонных мостов (с выводными секциями) через бухту Золотой Рог на Чуркин и с Токаревской кошки на Елену и Канал. Как бы к ним ни относиться, но эти мосты можно возвести в очень короткие сроки и за вполне соразмерную цену. В городе развернуто большое дорожное строительство, и это очень правильно - нет для него сейчас более “критической массы”, чем транспортное обслуживание населения. Можно даже воду получать по графику (так много лет живет, например, Новороссийск и ряд других городов), но сама невозможность добраться до работы или больницы не только безнравственна, но и преступна. Да и очень накладна! Посчитайте, сколько нужно ежегодно платить за ремонт, содержание и эксплуатацию паромов и катеров, сколько мытарств испытывают жители города (они вообще оценке не поддаются!), и увидите, что понтонные мосты (как и развязки) окупятся буквально немедленно. Пусть они будут временной мерой (но, к примеру, тот же Галатский понтонный мост в центре Стамбула нес на себе огромный поток транспорта и людей с 1825-го по 1994 год! Сейчас он заменен на стационарный, а рядом с ним понтонный мост Ататюрка работает по сей день!). Если потребуется, разобрать эти мосты ничего не стоит.

Их изготовление для наших судоремонтных заводов - “Дальзавода”, “Звезды”, Находки или Славянки - элементарная задача. Кстати, завод “Звезда” уже осваивал производство понтонных плавучих причалов длиной по 150 метров. С помощью 7-8 таких причалов можно связать город и с Чуркиным, и с Русским, а еще пары - и с островом Попова.

Если на изготовление понтонов провести тендер между этими заводами или объединить их усилия, то можно и заводы загрузить, и за приемлемые деньги в короткие сроки решить проблему связи с островами, прорвать их “блокаду”.

Мэрия города уже показала, что она может энергично браться за большие дела по развязке транспортных проблем города, думаю, что и эта задача для нее посильна, тем более что в этом заинтересованы и флот, и заводы. Очередь за делом!

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера