Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Невозможно смотреть на негров в “жизели”...

Владивосток не избалован хорошим балетом. Но в ноябре нам повезло, мы смогли насладиться прекрасными спектаклями труппы Донецкого театра классической оперы и балета под управлением народного артиста Украины Вадима Писарева.

Вадим Писарев - личность неординарная. В свои 33 года он художественный руководитель труппы, блистательный солист, лауреат многочисленных международных конкурсов Москвы, Парижа, Хельсинки, организатор фестивалей балетного искусства, издатель газеты. В Донецке Писарев создал школу хореографического мастерства. В 21 год он завоевал Большую золотую медаль на престижном конкурсе артистов балета в американском городе Джексоне. В 1995 году Писарев получил приз ЮНЕСКО как лучший танцовщик мира. Он танцевал на одной сцене с Васильевым, Плисецкой, Максимовой. Специалисты отмечают редкую исполнительскую технику Вадима Писарева, его невероятные полеты и легкость. Однажды после “Вальпургиевой ночи” поклонники подарили Вадиму букет воздушных шаров со словами: “Вы летаете еще выше и легче”.

- Вадим, ваши прыжки просто поразительны. Это от бога?

- Наверное, мне природой или богом дарована координация. Еще учась в Киевском хореографическом училище, я увлекался техникой. А начинал в ансамбле народного танца. Техника украинского гопака помогла быстро овладеть техникой классического танца.

Перелом в моем творчестве произошел после того, как мне году в 83-м удалось увидеть запись выступления Михаила Барышникова. Это была запрещенная пленка, смотрели украдкой. Ночь не спал, потом пришел в класс и стал танцевать.

- Что вам ближе - классический балет или современный?

- Танцую и то и другое. Но с опытом убеждаюсь, что классический танец выше модерна и неоклассических танцев. Это база, на которой мы растем и развиваемся. Двойное ассамбле, если его танцовщик делает без помарок, чисто, четко, будет впечатлять еще тысячу лет. В модерне танцоры двигаются свободно. Эта пластика привлекает зрителя, но завтра они ею насытятся.

- Русский балет сегодня переживает не лучшие времена?

- Период упадка. В советское время был “золотой век” оперы, балета, музыки, живописи. Сейчас больший интерес у публики вызывают спортсмены, звезды эстрады. Иные танцовщики предпочитают выступать, например, в Париже, где публика оценит по достоинству их талант. Здесь остались только те танцовщики, которые посвятили русскому балету всю свою жизнь, на них держится Большой, Киевский театры. Но есть в нынешнем положении вещей и нечто хорошее: в Большой пришла молодежь. Раньше для того чтобы получить одну из первых партий, например, в Киевском театре, нужно было просидеть в кордебалете лет пять. Сегодня молодые быстро становятся зрелыми танцовщиками, получают известность. Уже появились такие яркие имена: Вишнева, Лопаткина, Захарова. А вот сильных танцовщиков, кроме Баталова, нет.

Русский балет всегда отличался от западноевропейского или американского. Видишь “Лебединое озеро” и всегда по рукам, по жестам понимаешь, что это русская школа балета. Так же вы всегда узнаете американскую школу, они к жесту относятся без внимания. Но сегодня идет смешение всех школ. Современный балет строится на базе русской и французской школ.

- С удивлением прочла в вашей газете, что центр балетного искусства перемещается из Европы в Японию. С чем это связано?

- Японцы впитывают в себя как губка все талантливое. Сманивают наших педагогов, танцовщиков. Они построили массу балетных школ. И, знаете, если восемь лет назад это было что-то ужасное, то сегодня в Японии появились великолепные танцовщики. Будучи членом жюри на одном из международных конкурсов, поражался исполнению классических партий японскими балеринами. Японцы боготворят русскую школу и фанатично преданы своей работе, впитывают каждое наше слово. Единственно, им мешают узкие глаза, короткие ноги. Балет - это прежде всего линия ноги, стопы, руки, внешность, сила. Почему русский балет достиг таких высот? Наши люди изначально красивы. Где-то японцы выигрывают, но их невозможно смотреть, например, в “Лебедином озере”. Так же, как невозможно смотреть на негров в “Жизели” или “Спящей красавице”. Они должны танцевать свои партии в “Баядерке”, “Корсаре”.

- Вадим, вам несложно одновременно быть солистом и художественным руководителем?

- Передо мной были примеры Барышникова, Нуриева. Показалось, что и я смогу. Когда вы достигаете мастерства, можете только утром сделать очень хороший профессиональный балетный класс. Этого хватает. Тем более мне не нужно учить спектакли классические и современные. Я их уже все знаю.

В своей жизни я сыграл все, о чем мечтал. “Жизель” - удивительный спектакль, один из самых любимых и старых моих спектаклей. Станцевав “Жизель”, я понял, что не зря прожил жизнь в балете.

- Почему вы не остались за границей? В свое время вы долго там работали.

- Да, во время путча наш театр находился на гастролях в Америке. 37 человек остались там, заняв ведущие места в разных театрах. Вернулся, потому что не хочу работать для чужого народа. Это не громкие слова. И не понимаю, почему я должен всю свою жизнь работать только ради своего благосостояния. Тем более не хочу работать для людей, которых я не люблю. В какой-то момент там мне стало страшно. Счастье ведь не в том, чтобы иметь богатство. Меня душила нехватка общения. Не хватало запаха родины. Я в другой стране не могу творить.

После возвращения труппу Донецкого театра оперы и балета пришлось собирать буквально по крупицам. Театр переживал упадок, но в 80-х он был силен. Нас даже Киев боялся, только Москва приглашала на гастроли, впрочем, как и теперь. Год за годом набирали труппу. Сейчас у нас прекрасный коллектив. В репертуаре 46 спектаклей, появились “Реквием” Моцарта, “Дон Кихот”, “Пер Гюнт”, постановка по Набокову. “Пер Гюнт” идет в моей постановке. Вообще хотелось сделать театр международного образца, поэтому мы старались сформировать репертуар, который был бы интересен не только нашей публике, но и зрителям Парижа, Лондона, Стокгольма.

- Вадим, в балете вы уже взяли все вершины, но как, наверное, трудно удержаться?

- Балет - это ежедневный труд. Иной раз хочется отдохнуть, походить по музеям, съездить на природу. Могу позволить себе отдохнуть 2-3 дня - не более. Иначе, боюсь, потеряю форму.

- Говорят, в балете главное - вовремя уйти?

- На пенсию у нас выходят в 38 лет. Потом можно работать педагогом. Вот говорю с вами и задумался об этом... В принципе Барышников в 44 года был в прекрасной форме. Все дело в природе и том, как долго сможешь себя держать. Но, с другой стороны, Марис Лиепа был прав в том, что балет - это искусство молодых. Правда, иногда ветеран сцены может прыгать выше молодых. Фальк Акапусте, прекрасный педагог и великий немецкий танцовщик, в 55 лет танцевал так, как молодые не танцевали. Он для меня образец.

- Обычно личная жизнь балетных артистов не складывается. А у вас и здесь все благополучно. Жена - замечательная балерина Инна Дорофеева, растет сын Андрей.

- И нашу семью не нужно сильно идеализировать - живем, как все. Бывают ссоры. Но главное, есть взаимопонимание.

Сын серьезно занимается классическим танцем, ходит в хореографическую школу. Я вижу, у него данные лучше, чем у нас с женой.

- У вас, неземного артиста, есть свои слабости?

- Конечно, люблю баню, рыбалку, обожаю собирать грибы, хорошо поесть, немного выпить. Знаете, нужно уметь расслабляться. Перегрузки для артиста - это смерть. Когда танцуешь каждый день, не можешь ночью заснуть от страшной усталости. Рюмка коньяка помогает, только чтобы это не мешало работе. Кстати, мне понравилась ваша водка.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера