Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Не плачь! Сделаю девицей - женюсь

И выпил из пробирки глоток загадочной болезни Недавно Владивостокский институт эпидемиологии и микробиологии и Владивостокский медицинский университет провели семинар для врачей по болезни, которую нынче опытный врач должен определить безошибочно: дальневосточная скарлатиноподобная лихорадка, или псевдотуберкулез.

Теперь уже известно, что ежегодно по России псевдотуберкулез переносят около 10 тысяч человек, причем большая часть пациентов приходится почему-то именно на Дальний Восток. Протекает он достаточно тяжело, длительно, хотя смертельных случаев зарегистрировано лишь единицы. Заражение, как правило, происходит через пищу - плохо промытые либо подгнившие, подмороженные овощи, в основном капусту, морковь, лук, которые обычно едят сырыми.

Болезнь эта - штука крайне неприятная, и рассказ о ней был бы скучен, если бы...

Если бы не захватывающая история ее открытия, которое произошло почти 40 лет назад во Владивостоке. Рассказывает академик РАМН, профессор НИИ эпидемиологии и микробиологии СО РАМН Георгий СОМОВ:

- В марте 1959 года чуть ли не весь личный состав одной из воинских частей на территории Владивостока свалила странная болезнь - в лазарете и в казарме прямо на полу лежали десятки молодых парней. Каждый день давал новых заболевших, и общее их число перевалило за 300.

Врачи части растерялись, обратились за помощью к нам, в медицинский отдел ТОФ. Мы немедля поехали на выручку. Еду и думаю: боже мой, неужели чума или нечто подобное? К счастью, оказалась не чума. Мы поставили диагноз - скарлатина, но позвали на консультацию городских врачей. Те, взглянув на меня с укором, дружно сказали: ну и что тут странного - это же скарлатина, вот все признаки - сыпь, обложенный язык, другие симптомы...

Консилиум закончился, доктора уехали. А день спустя сыпь прошла, и у пациентов начались сильные боли в суставах, в области живота - это уж точно никакая не скарлатина...

На четвертый день вспышки из Ленинграда срочно прилетел главный инфекционист Вооруженных сил СССР профессор П. А. Алисов, осмотрел больных и заключил: да, это не скарлатина, а какая-то новая болезнь...

И мы остались наедине со своими пациентами и загадочной болезнью, уже принявшей в крае характер эпидемии. Военно-морские врачи назвали ее дальневосточной скарлатиноподобной лихорадкой (ДСЛ).

5 лет мы не могли выявить возбудителя этой странной болезни, анализы и исследования не давали результата.

И вот однажды военно-морские врачи В. А. Знаменский и А. К. Вишняков посеяли выделения больных на чашки Петри, поставили в холодильник. Лишь через месяц, когда понадобилась лабораторная посуда, чашки вынули и... ахнули: колонии выросших микробов оказались известным науке микробом псевдотуберкулеза. Вопреки традициям других микробов, этот любит... холод (потому-то и размножается активно в овощехранилищах). Заболевание это никогда особо не волновало человечество - в разных странах отмечались лишь единичные случаи. А тут - эпидемия, и абсолютно новая картина самой болезни! И Знаменский пишет статью в центральный научный журнал.

Через месяц пришел ответ из редакции: этого не может быть, это просто научно несостоятельно... И тогда доктор берет пробирку с живой культурой псевдотуберкулеза, выделенной от больного, летит в Ленинград и решительно входит в кабинет к Алисову в Военно-морской академии. Самозаражение - единственный путь убедить в своей правоте?

Алисов в ужасе замахал руками: “Не смейте! Уходите! Я не разрешаю!” И Знаменский ушел. Он отправился в гостиницу и там выпил всю пробирку. Через несколько дней он заболел, и его положили в клинику профессора Алисова. Все симптомы болезни теперь имели возможность наблюдать и фиксировать врачи Ленинграда.

Болезнь протекала тяжело, но ученый несколько дней категорически отказывался принимать антибиотики - чтобы не была стертой клиническая картина. Лишь когда положение стало критическим, разрешил себя лечить. Доказав, что дальневосточная скарлатиноподобная лихорадка - действительно новое проявление псевдотуберкулезной инфекции.

Потом, конечно, еще много лет потребовалось для детального изучения болезни, разработки методов лечения, диагностики. За эту масштабную работу в 1989 году группа ученых владивостокского НИИ эпидемиологии и микробиологии получила Государственную премию СССР.

В истории науки же не забываются и другие вещи: удивительная самоотверженность врачей...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера