Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

На ловца и зверь бежал,

На Западе много и подробно пишут о легендарном разведчике Джордже Блейке, его операциях, разоблаченных им агентах, скрупулезно подсчитывается урон, нанесенный Англии. Но вот о том, как советской разведке удалось перевербовать у “Секрет Интеллидженс Сервис” одного из лучших британских рыцарей плаща и кинжала, предпочитают помалкивать. Иногда как бы нехотя, сквозь зубы роняют, что переметнулся к русским по идейным мотивам. Ну а о человеке, “сосватавшем” Блейка, и вовсе ни слова! Иногда, правда, в зарубежных трудах по истории разведок упоминается, что в корейском лагере Блейка допросил некий Григорий Кузьмич, офицер советской разведки, после чего британский агент и согласился сотрудничать. Так, в частности, излагается версия “измены” Блейка в недавно вышедшем на Западе капитальном 760-страничном фолианте “КГБ: история внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева”.

или Как чекист из Приморья объегорил английскую разведку

Как все, оказывается, просто!..

Начало 50-х годов. На Корейском полуострове полыхает война. По заданию СИС кадровый офицер Джордж Блейк, прибывший в Сеул с секретной миссией еще в 1949 году, активно занимается сбором информации в районе боевых действий. У него - дипломатическая “крыша”, работает в ранге вице-консула. После одного из боев Сеул пал под ударами северокорейских и пришедших им на помощь китайских войск. Английские дипломаты вместе с другими иностранцами интернированы, их заключают в лагерь. Здесь вице-консулом и заинтересовались советские спецслужбы.

Сделаем, однако, еще одно отступление. К началу 50-х годов советская разведка понесла на британских островах тяжелые потери. Провалилась “великолепная пятерка” (Маклин и Ко), под серьезным подозрением оказался и фактически вынужден был свернуть свою деятельность знаменитый Ким Филби.

Все силы советских спецслужб были брошены на восполнение потерь. Центр внимательно следит за развитием событий на Корейском полуострове. Сюда по согласованию с правительством Северной Кореи направляется несколько групп советских разведчиков, одну из которых возглавлял молодой офицер управления НКВД по Приморскому краю Николай Лоенко.

Незадолго до этого он успешно справился с миссией весьма деликатного свойства. В одной восточной стране разразился острый внутриполитический кризис. Партия, на которую ставило советское руководство, оказалась в затруднительном материальном положении. Для ее поддержки Николаю Андреевичу было поручено доставить в эту страну определенную сумму денег и несколько десятков килограммов золота. Помощь подоспела вовремя, а подопечный, с которым работал разведчик, впоследствии стал министром и до конца своих дней оказывал СССР, скажем так, информационные услуги.

Командира группы срочно вызывают в Москву, где он делает обстоятельный доклад руководству Центра и предлагает конкретные меры по укреплению агентурной сети. Ему поручают разработку вице-консула, который (это уже было доподлинно известно) вовсе не был дипломатом.

Лоенко под видом обыкновенного армейского офицера, якобы из группы военных советников, входит в доверие к Блейку. В ходе первых встреч неожиданно выясняется, что британец помимо всего прочего всерьез интересуется марксизмом, скептически относится к внешней политике Запада. Не в восторге и от американского вторжения на Корейский полуостров.

Это же находка! В Центр немедленно уходит шифровка. Москва удовлетворена, но рекомендует Николаю Андреевичу действовать предельно осторожно. А вдруг аналогичную миссию выполняет и агент СИС?

Надо сказать, молодому разведчику пришлось нелегко. Эрудированный Блейк, получивший превосходное образование в престижном Даунинг-колледже, нередко ставил в тупик оппонента, имевшего за плечами лишь десятилетку да краткосрочные специальные курсы. Выручали его, как рассказывали мне сослуживцы Лоенко, редкостный от природы ум, юмор, умение даже в самом трудном споре легко и незаметно выпустить пар.

В арсенале вербовщика оказался еще один аргумент, пожалуй, самый весомый в условиях сурового лагерного быта. Лоенко стал приносить своему подопечному продукты питания, и, что более всего поразило британца, простоватый с виду русский офицер оказался искусным кулинаром! Особенно нравились Блейку блюда из гребешка, трепанга, мидии, морской капусты. Воистину путь к сердцу разведчика лежал через желудок!

Словно опытный охотник (а с детства Лоенко страстно мечтал быть охотником, в чем, кстати, впоследствии и преуспел немало) кружил вокруг своей добычи, боясь спугнуть или раньше времени выдать свои истинные намерения. И только многократно убедившись, что на верном пути, передает в Центр: “Клиент созрел”. Остальное было уже делом техники.

Далее их пути разошлись. Блейк, рассказывают, на прощание пригласил Николая Андреевича погостить у него в Лондоне. В дальнейшем с агентом СИС работали его непосредственные новые хозяева...

Послужной список Блейка обширен. Сегодня его ставят в один ряд с Рихардом Зорге и Кимом Филби. Напомним лишь главные вехи его деятельности. По наводке Блейка вычисляется сверхсекретный агент ЦРУ - подполковник Петр Попов (кстати, это был первый офицер Главного разведывательного управления Советской армии, завербованный западной разведкой). “Засвечивается” генерал-лейтенант Роберт Бялек, крупнейший британский шпион в службе безопасности ГДР. В середине 50-х годов Блейк предупреждает Москву, что англичане прорыли под Восточным Берлином полукилометровый тоннель, подсоединились к советскому кабелю и прослушивают секретные переговоры нашей миссии. Обнаружив “жучка”, наша сторона в течение 2 лет успешно подпитывала противника дезинформацией. Наконец, вся агентурная британская сеть в Советском Союзе и странах Восточной Европы, а это ни мало ни много около 300 человек, оказалась под колпаком.

В КГБ только успевали вытаскивать сети на берег. Это были звездные мгновения отечественной разведки...

Завершив миссию в соседних странах, Лоенко возвращается в Приморье. И здесь его направляют в Хасанский район, где он возглавляет оперативную группу по обеспечению государственной безопасности на этом участке границы. Должность хлопотная, ответственная, но соизмерима ли потенциалу разведчика, так блестяще проявившего себя за границей?

Это был один из тысяч рядовых бойцов невидимого фронта. Тянул, как говорится, лямку, выполнял все, что приказывали. Самому заботиться о себе в этом ведомстве не принято, другим недосуг, ну а у Центра заботы поважнее.

Не скоро, но справедливость все же восторжествовала. Прежде всего благодаря стараниям вернувшегося в Москву Блейка и бывшего начальника краевого управления КГБ Коробкина, который, как никто другой, знал истинную роль Лоенко в вербовке Блейка.

Николаю Андреевичу вручили орден боевого Красного Знамени, другие награды. Вспомнили о нем, наградив высшим орденом, и в соседней дружественной стране. Произошли перемены по служебной линии: получил звание полковника, стал заместителем начальника разведывательного отдела краевого управления КГБ. А далее, как он сам любил говорить, наступила проза. Отныне ему предстояло выполнять несколько иные задачи - готовить кадры, в том числе и нелегалов. Об этой стороне деятельности офицера, а тем более его учеников, еще не пришло время рассказать. Хотя уже более 20 лет, как разведчика нет в живых.

...Осенью 1976 года генерал К. Григорьев пригласил Николай Андреевича в поездку в один из районов края. Неподалеку от Уссурийска шедший впереди военный грузовик внезапно создал безвыходную аварийную ситуацию. Отвернуть не было никакой возможности. В результате столкновения машина КГБ - всмятку. Сидевший на переднем сиденье генерал вылетел в кювет и лишь каким-то чудом остался жив. А вот сидевшему позади спутнику кусок разбитого стекла угодил в голову.

Расследование показало, что причина аварии была банальной. За рулем грузовика оказался малоопытный солдат срочной службы.

Так нелепо оборвалась жизнь разведчика, может быть, самого выдающегося в истории спецслужб российского Дальнего Востока.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера