Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Морская душа с речных берегов

Родившись в нескольких тысячах километров от побережья, он попросту не представлял, какое оно - море. Но уже в 14 лет был влюблен в него не меньше, чем адмирал Нельсон. Правда, сам стать адмиралом тогда еще даже и не мечтал. Во всяком случае, никаких специальных упражнений для закаливания характера не делал: ведь если характер есть, то его и закаливать не нужно. Начальник штаба Тихоокеанского флота вице-адмирал Виктор Федоров уверен: судьба человека - его характер.

- Виктор Дмитриевич, флотская молва утверждает, что место вашего рождения - большая тайна. И ни на одной карте бывшего Советского Союза оно не обозначено?

- Это большая выдумка. Хотя на картах России и Советского Союза его действительно нет. Я родился в Китайской Народной Республике, в 120 километрах от границы с Забайкальем, на небольшой станции на берегу Аргуни. Мой дед в свое время был командиром 3-й кавалерийской бригады на Даурском фронте, а второй дед там же, в Китае, трудился на благо России. В общем, на Родину я попал через 8 лет после рождения, в 1955 году. Сначала, правда, родители переехали в Казахстан, а уже затем в Забайкалье.

- Говорят, что вице-адмирал Федоров стал военным не столько по призванию, сколько благодаря призыву?

- Скорее, присутствовало и то, и другое. В Приморье я приехал в 16 лет поступать в Дальневосточное мореходное училище в Находке. А в 68-м году, после его окончания, меня действительно призвали на 3 года в качестве младшего лейтенанта. До этого о карьере морского офицера я даже и не мечтал. Больше представлял себя штурманом на судне промыслового флота.

- Вас тогда огорчила необходимость надеть погоны?

- Нет. Никаких расстройств по этому поводу я не испытывал, как, впрочем, и радости. Это была очевидная необходимость. Долг, если хотите. А мы были приучены свой долг выполнять. К тому же флот в то время находился на подъеме, и служба представлялась как почетная обязанность.

- Была или представлялась? К примеру, собираясь в ресторан, вы надевали форму или штатский костюм?

- Ну, по ресторанам я особо не ходил. Некогда было. Я служил на тральщике в Камчатском соединении охраны водного района. К стенке швартовались только с целью пополнения запасов - и опять в море, на полтора-два месяца.

- Неужели так ни разу и не посетили знаменитый питерский ресторан “Авача”?

- “Авачи” тогда и в помине не было, как, впрочем, и костюмов у большинства лейтенантов той поры. Поэтому, конечно же, надевали форму. А свободные вечера, если таковые выдавались, я предпочитал проводить в стенах Дома офицеров флота, а не в городских ресторанах. Разумеется, до тех пор, пока не женился.

- И как долго вам удавалось сохранить статус холостого лейтенанта?

- Два года. В 1970-м наш корабль был направлен в Хабаровск для проведения ремонта. Вот в этом городе я и нашел свое счастье.

- Виктор Дмитриевич, если не секрет, скажите, чем в наше время занимаются жены современных адмиралов?

- Не знаю, как все жены, а моя супруга - преподаватель музыки. А занимается она в настоящий момент поисками работы. Так что безработица коснулась не только офицерских, но и адмиральских семей.

- После присвоения вам адмиральского звания вы не испытали чувства своей исключительности?

- Нет. Вот чувства ответственности заметно прибавилось. Причем не только за дело, но и за судьбы людей, которые тебя окружают. Ради звания я никогда не служил. Такая служба была бы лишена смысла. Карьеризм в чистом виде неприемлем на флоте. Уже на уровне командира корабля появляется очень большая, я бы сказал, самостоятельная ответственность. Во время дальнего похода от решений, принимаемых командиром корабля, может зависеть не столько его очередное звание, сколько жизнь сотен людей. А получить рекомендации старших начальников, на которых потом можно будет взвалить часть ответственности, нет возможности. Вряд ли махровому карьеристу нужен такой риск.

- Тем не менее известны десятки случаев, когда, мягко говоря, не особенно талантливый офицер становился большим военачальником?

- Я думаю, что если такие и были, то, наверное, все они не очень хорошо заканчивали свою карьеру.

- У обывателя бытует мнение, что сын генерала не может стать маршалом потому, что у маршала тоже есть сын?

- Это может быть, и верно, но только на обывательском уровне. На самом же деле подобное случается крайне редко. Во всяком случае, мой отец - простой рабочий.

- А ваш сын не мечтает стать адмиралом?

- Дело в том, что мой сын выпускник факультета океанологии ДВГУ. И на службе он оказался во многом благодаря тому состоянию, в котором оказалась наука. Поэтому у него в данный момент более простая и ясная задача - стать хорошим офицером.

- Виктор Дмитриевич, лейтенант флота российского образца 1997 года отличается чем-то от советского лейтенанта 1970 года?

- Разница огромная. Но я думаю, что им несколько труднее, чем было нам. 70-е - период подъема флота. Новые корабли поступали десятками. А сейчас, когда корабли только выводятся из боевого состава, служба стала своего рода испытанием на преданность профессии. А какая может быть преданность, если многие из офицеров даже в море толком не бывали. Они попросту не знают, насколько флотская служба интересная и по-настоящему романтическая профессия. Насколько профессия защитника Отечества - дело, достойное настоящих мужчин. Я думаю, если бы мы смогли обеспечить их всем необходимым, они служили бы не хуже нас. Правда, есть одно “но” - отношение общества к своим защитникам.

- Произошедшая капитализация общества и, соответственно, молодых офицеров каким-нибудь образом сказалась на сохранении старых флотских традиций?

- Могу уверенно сказать одно: ”солдафонство” у нас по-прежнему не в почете. Хотя, конечно же, все зависит от конкретного экипажа и, главное, от образованности и интеллигентности командира корабля. Недаром говорят: экипаж - семья. Там, где люди гордятся своим кораблем, командиром, там не только с традициями, но и со всем остальным полный порядок. А семьи, как известно, бывают разные. А в общем-то для лучшего сохранения традиций нужно чаще ходить в море, а капитализация здесь, наверное, ни при чем.

- Старые царские адмиралы почитали за честь быть приглашенными отобедать в кают-компании с офицерами корабля. Большинство российских императоров начиная с Петра I, бывая на кораблях, с удовольствием принимали подобные приглашения. А где предпочитает обедать современный вице-адмирал?

- Тоже с офицерами. Общение в кают-компании всегда хорошая возможность почерпнуть что-нибудь новое и полезное для себя. Тот, кто отказывается от такой возможности, много теряет.

- Виктор Дмитриевич, говорят, что среди офицеров тоже существует “годковщина” и до сих пор ее никто не отменял?

- Дело в том, что ее никто и не объявлял. Какие-то отдельные перегибы во взаимоотношениях старших и младших офицеров могут быть, но это отнюдь не система.

- То есть если командиры боевых частей посылают за пивом командира группы - лейтенанта, то это еще не система?

- Ну, во-первых, если он не захочет - то и не пойдет. Бить его за это никто не станет. А во-вторых, это, быть может, для него даже и почетно - посидеть за одним столом со старшими товарищами.

- А как в этой области обстоят дела среди нижних чинов?

- Честно говоря, неважно. В последние годы неуставные взаимоотношения приобрели как бы экономический характер. Появились разные “счетчики”, вымогательства и даже принуждения пойти на преступление. Недаром Фрунзе говорил, что армия - это сколок общества. Я думаю, что лечить от болезни нужно не только вооруженные силы, но и все общество.

- Виктор Дмитриевич, в последние годы наш флот резко сократил свое присутствие в зоне АТР. На ваш взгляд, не приведет ли это к полной потере наших позиций в этом регионе и появлению новой третьей силы, опасной как для нас, так и для многих других государств.

- Третья сила уже появилась и большими темпами наращивает свою мощь. Но все-таки свои позиции, несмотря на многие неблагоприятные факторы, мы пока еще сохраняем. Хотя надо признать, что удается нам это с большим трудом. В дальнейшем же все зависит от того, каким образом будет развиваться наша экономика. Если все будет нормально, то мы сможем восстановить и свое присутствие, и баланс сил. Главное - сохранить людей, сохранить профессионалов.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера