Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Миша и гранаты

Взрыв обладает необъяснимой притягательной силой - как огонь. Наверное, поэтому трудно найти человека, который в подростковом возрасте не увлекался бы пиротехникой. Самодельные суриковые бомбы, газовые баллончики, набитые порохом, и т. д. - сколько молодых людей лишились из-за них рук, глаз, а то и жизни. С возрастом подобная тяга ослабевает, но никогда не проходит совсем. Напротив, у некоторых юношеское увлечение становится делом жизни. Например, у нашего гостя. Знакомьтесь: Михаил Осипюк - эксперт-взрывотехник. На сегодняшний день это, пожалуй, единственный человек в крае, делающий экспертизы по всем криминальным “разборкам”, в которых применялись взрывчатка, гранаты и прочие боеприпасы.

В американских боевиках типичный образчик человека, который с легкостью обращается со взрывчаткой, таков: квадратная челюсть, куча мускулов, маниакальная тяга к уничтожению. У Михаила все это отсутствует напрочь. Напротив, он чрезвычайно мягкий и скромный человек.

- Миша, ты совершенно не производишь впечатления того, кто каждый день общается с веществами, таящими в себе смерть. Извини за каламбур, но как ты дошел до такой жизни?

- Очень просто. Закончил Ленинградский технологический институт имени Ленсовета. Так, во всяком случае, назывался этот закрытый вуз в конце 70-х-начале 80-х годов. В результате получил высшее образование по специальности “химия и технология соединений высоких энергий”, а это - взрывчатые вещества, ракетное топливо и т. д. Мой выбор был вполне осмысленным: я еще в школе написал в институт, и мне прислали контрольные работы, по которым я готовился к поступлению. Всегда увлекался химией, ну и, конечно, свою роль сыграло юношеское влечение к взрывчатым веществам. Мы сами варили взрывчатку в отличие от современных подростков, которые собирают уже готовые боеприпасы вокруг арсеналов и воинских частей, а также запросто выменивают их на водку или сигареты у тех же охранников арсеналов.

- А как тебя занесло в город нашенский?

- После окончания института распределился на завод ракетных двигателей в город Половоград Днепропетровской области. Но 1988 году производство под видом конверсии стали сворачивать, и оказалось так, что в одном месте сконцентрировалось огромное число специалистов одного профиля. Примерно через год я поехал в гости к дяде во Владивосток (кстати, я родился здесь, здесь родились мои родители, похоронены дед и прадед), а в 1990 году уже работал в Институте химии Дальневосточного отделения академии наук. Занимался противообрастающими покрытиями, если сказать проще - красками. Мне нравилось. Я до сих пор уверен, что наука - это единственное, чем можно заниматься в жизни.

***

Владивосток встретил Михаила неприветливо. Перебравшись в наш город, он некоторое время жил у родственников. Но вечно это не могло продолжаться. Михаил стал снимать комнату. Причем, как это часто бывает, ему с первого раза жутко не повезло на хозяев. Едва ли не каждый день они устраивали пьянки с танцами, песнями и мордобоем. Иногда перепадало и квартиранту. В конце концов его достала такая жизнь, и Михаил решил съехать с “пьяной” квартирки. В расстроенных чувствах Михаил пришел на вокзал и уж было хотел взять билет на поезд и уехать куда подальше, но что-то его остановило... Возможно, несколько лет спустя, когда ему пришлось выбирать между научной работой и службой в органах внутренних дел, этот случай повлиял на его решение.

- Ты говоришь, что влюблен в науку. Почему же оставил карьеру ученого и пошел работать в милицию?

- Сам понимаешь - жить на что-то надо. В Академии наук к 1993 году настали совсем плохие времена. Денег не платили, хоздоговорные темы закрывались. А тут в краевом управлении внутренних дел открылась вакансия эксперта-взрывотехника. Дело в том, что в начале 90-х взрывов в Приморском крае стало настолько много, что пришлось организовывать специальную лабораторию. Я пришел в нее первым.

- С чем тебе приходится иметь дело в экспертно-криминалистическом управлении?

- В первую очередь от меня требуется определить - что за взрывчатка, какое взрывное устройство, как изготовлено. Привлекают также и в тех случаях, когда изымают крупные партии боеприпасов. До недавнего времени наша лаборатория вообще была единственной в крае. За экспертизами к нам обращались и обращаются из прокуратуры, ФСБ, таможни.

- Что-нибудь произвело на тебя сильное впечатление?

- Пожалуй, самое первое дело - взрыв на Сахалинской, 19. Помнишь, когда взрывом разрушило часть дома. Это случилось буквально через две недели после моего выхода на работу. Существовали самые разные версии, но подтвердилась наша: 4 килограмма тротила закинули в окно с крыши дома. Я почти полмесяца занимался поиском взрывчатки и нашел-таки - из обоев выделил следы присутствия тротила.

- Существует ли какая-нибудь закономерность во взрывах?

- Да. Весной и осенью взрывов почему-то больше. Так же, как ночью или ранним утром. Если говорить об общих тенденциях, то пик подрывной деятельности отмечен в 1995 году. Далее пошел спад, но в этом году кривая взрывов снова поползла вверх. Нужно сказать, что с годами меняются направленность, качество и исполнение. Раньше все больше использовали гранаты, теперь самодельные управляемые мины. Чаще стали взрывать автомобили, офисы и, конечно, людей.

- Я знаю, что ты стажировался в Америке. Что это была за учеба?

- Нас принимала американская организация ATF, которая контролирует распространение алкоголя, табака, огнестрельного оружия и боеприпасов. При продаже именно этих подакцизных товаров регистрируется наибольшее количество нарушений и случаев коррупции. Две недели мы слушали лекции, после чего получили сертификаты, подтверждающие окончание курса. Там же нам предложили вступить в ассоциацию экспертов-взрывотехников, но для этого требовался взнос в долларах. Пришлось отказаться, хотя членство в ассоциации позволяет пользоваться материалами исследований по данной теме, что никогда не помешало бы в практической работе.

***

Работа эксперта-взрывотехника, как всякая служба в милиции, и опасна, и трудна. Есть в ней и место подвигу. Припоминаю случай двухгодичной давности во Владивостоке на улице Русской: ночью здесь прогремел взрыв, ударной волной которого выбило окна в окрестных домах и повредило автомобиль “Тойота-Чайзер”. Второй взрыв громыхнул уже под утро, когда к месту происшествия приехала следственно-оперативная группа Советского РУВД. Осматривая машину для более полного исследования, коллега Михаила - эксперт-взрывотехник Дмитрий Волков неожиданно увидел возле одного из пробитых скатов гранату РГ-42 без чеки. Граната не взрывалась только потому, что была завернута в носовой платок. Молниеносно оценив ситуацию, Дмитрий прижал ее рукой к асфальту, а затем и обезвредил гранату. Третьего взрыва не произошло. Таким образом, были спасены жизни нескольких офицеров милиции и праздных зевак. За проявленное личное мужество, спасение жизни людей, находившихся в этот момент вблизи от места происшествия, руководство УВД Советского района выступило с ходатайством о представлении эксперта ЭКУ УВД края старшего лейтенанта милиции Дмитрия Волкова к государственной награде.

К сожалению, награда так и не нашла героя. А уже этим летом Дмитрий Волков серьезно пострадал сам: у него в руках сработало самодельное взрывное устройство.

- Михаил, тебе лично приходилось быть свидетелем несчастных случаев?

- За время работы в милиции нет, но когда работал в Половограде, видел, как целые мастерские, а это отдельные здания, превращались в пыль. Естественно, гибли люди. Один раз в нашей мастерской за несколько часов до начала моей смены погиб человек: он закручивал болт, под которым осталось немного ракетного топлива. От давления оно воспламенилось. Железный болт, сам представляешь с какой скоростью, попал ему в голову.

- А что-нибудь курьезное или смешное в твоей практике встречалось?

- Взрывы чаще всего уносят человеческие жизни. И если кто-то находит отдельные случаи смешными, то это скорее черный юмор. Вот необычные происшествия были. Например, приезжаем расследовать обстоятельства очередного взрыва и на месте происшествия обнаруживаем совершенно... голого погибшего человека. Через некоторое время я столкнулся с идентичным случаем. И только позже до меня дошло, что всех пострадавших “раздевает” взрывная волна. Так что кожа человека гораздо крепче, чем любая одежда.

- Тебе-то самому не страшно возиться с гранатами и тротиловыми шашками?

- Да нет. Само по себе взрывчатое вещество не причинит вам вреда. Если, конечно, вы в полной мере соблюдаете технику безопасности. Люди гораздо страшнее.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера