Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Жизнь

Мир способно уберечь только международное право

В сравнительно благополучном 1936 году родители отправили Валю Михайлова, 11-летнего ученика владивостокской школы № 34, на каникулы к бабушке в Иман. Тихий городок пах спелой смородиной и мукомольной пылью с окраинных мельниц. Но что-то мешало Валентину бездумно отдаться заслуженному отдыху. Это “что-то” находилось прямо за рекой, ощерившись колючей проволокой и амбразурами пулеметных гнезд. Туч, которые, согласно знаменитой песне, хмуро ходили бы на границе, он не приметил, зато хмурых японских солдат запомнил хорошо. И написал обо всем увиденном в далекую Москву, где издавался любимый им журнал “Мурзилка”. А журнал возьми да и напечатай его письмо! То-то потом разговоров было в школе и дома. Тем не менее никто и предположить не мог, что “мурзилкина” публикация на международную тему откроет счет нескольким монографиям и сотням научных и публицистических статей доктора юридических наук, профессора В. С. Михайлова в отечественных и зарубежных сверхсерьезных изданиях.

Почти через два десятилетия после памятных каникул многообещающий кандидат наук, защитивший в Московском институте международных отношений диссертацию о правовом статусе русско-китайской границы, КВЖД и Порт-Артура, придя однажды утром на службу в суперэлитном и суперсекретном Комитете информации при МИД СССР, получил на экспертное заключение проект договора между Советским Союзом и КНР, от содержания которого ему стало попросту жутко. Высокие договаривающиеся стороны констатировали, что для успешного строительства коммунизма на советском Дальнем Востоке остро не хватает рабочих рук, в то время как у друзей-соседей их переизбыток. Посему стороны соглашаются переселить в наши края на определенный срок миллионы китайских семей для содействия в достижении единой коммунистической цели.

Против достижения светлой цели Михайлов как раз не возражал. Однако вспоминая родной довоенный Владивосток, где целые кварталы в самом центре города занимали граждане Поднебесной со своими лавчонками, харчевнями, опиекурильнями и игорными притонами, Валентин Степанович живо представил себе, как тысячекратно увеличенная “Миллионка” расползлась бы по всем дальневосточным городам и весям. Тут впору не о коммунизме мечтать, а бить тревогу по поводу возможных территориальных утрат. Несмотря на то, что сторонников заключения договора было немало, аналитическая записка о рискованности такого шага со стороны советского правительства, в подготовке которой самое активное участие принял В. С. Михайлов, возымела действие - проект договора тихо, без почестей был похоронен.

Тут, видимо, следует сделать небольшое отступление, чтобы рассказать, куда же, собственно, попал молодой аналитик в области международного права. До начала 90-х годов малейшее упоминание о Комитете информации при МИД СССР грозило крупными неприятностями “в клеточку”. После распада СССР кое о чем говорить стало можно, и в московской прессе появились публикации на эту тему. Комитет был создан Сталиным как независимый канал получения конфиденциальной внешнеполитической информации по совету его давнего соратника Молотова, который поначалу и возглавлял новую спецслужбу. Туда стекались разнообразные сведения из советских представительств за рубежом, от иностранных корреспондентов ТАСС, из КГБ и ГРУ, а также от собственных источников. Весь этот ворох фактов и мнений тщательно просеивался аналитиками комитета, а результаты докладывались как по начальству в МИДе, так и прямиком высшему руководству страны.

Впрочем, путь В. С. Михайлова к ответственной столичной работе был отнюдь не прост и не короток. Аттестат зрелости Валентин получил в 1942 году, но на фронт его по молодости лет не взяли. Более полугода он работал слесарем на “Дальзаводе”, прежде чем попал на действительную воинскую службу в бригаду торпедных катеров Тихоокеанского флота. В двойном качестве штурманского электрика и фотокорреспондента газеты соединения краснофлотец Михайлов участвовал в высадке советского десанта в порты Кореи в августе 45-го. После войны - оперативная работа во Владивостокской таможне, где в то время сотрудники со средним образованием были только он да начальник, остальные - ниже среднего. Особо “громких” дел тогда за таможней не числилось, однако пришлось потрудиться, участвуя в разоблачении одного из сотрудников советского торгпредства в Пекине, который несколько лет совмещал официальную должность с крупными контрабандными операциями. Ну, а самому Валентину Михайлову пришлось совмещать обязанности таможенника с изучением английского языка во Владивостокском пединституте и права во Всесоюзном юридическом заочном институте.

Упорство в достижении поставленных целей, умение работать сразу по нескольким направлениям очень пригодились Валентину Степановичу, когда он из системы МИДа перешел на научно-педагогическую работу, которая, как и прежде, была связана с защитой международно-правовых интересов нашей страны. Наиболее удачной он считает научную командировку в Англию, где он побывал в Лондонском, Оксфордском, Кембриджском и Эдинбургском университетах. Его направили туда накануне международной конференции по новому соглашению об Антарктике, поскольку Англия, Франция, Аргентина и ряд других стран выдвигали территориальные притязания, идущие вразрез с интересами СССР. Собранная Михайловым уникальная информация позволила советской стороне выработать свою позицию по узлу антарктических проблем с учетом интересов других стран и противоречий между ними. Были впоследствии и другие интересные командировки в Японию, Финляндию, Голландию, Испанию, США. Его знают и ценят зарубежные коллеги. Например, в прошлом году имя профессора Михайлова было включено в американский справочник “Кто есть кто в мире”. В нынешнем году биографическая справка о нем вошла в том “2 тысячи выдающихся деятелей ХХ века” (Кембридж, Англия).

Почетных регалий и званий у Валентина Степановича немало. В основном они связаны с самым крупным его научным достижением - обоснованием и разработкой новой отрасли в международном праве, а именно: международного здравоохранительного (медицинского) права, его содержания, значения и применения в мирное время. 10 лет назад по просьбе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) он подготовил и опубликовал в Женеве специальный труд, который ВОЗ ныне рассматривает в качестве фундаментальной основы будущего развития одного из актуальнейших направлений в международном праве.

Однако глобальные проблемы всего человечества никогда не мешали В. С. Михайлову живо интересоваться “домашними” делами. В свое время в ДВГУ им была создана кафедра международного и государственного права, а при ней - лаборатория международного морского права, которая совместно с ТИНРО готовила для заинтересованных организаций Дальнего Востока и Москвы информационно-аналитические материалы по международно-правовым проблемам в бассейне Тихого океана. В частности, именно сотрудники этой лаборатории сумели “просчитать” и доказать руководству страны нецелесообразность проектов некоторых советско-американских соглашений по морским вопросам в АТР, в результате чего они тогда подписаны не были.

И сейчас, в период размытых внутри- и внешнеполитических ориентиров Москвы, профессор Михайлов продолжает верить в победу разума, справедливости и международного права во всем мире. Он не спорит с мыслью классика о том, что только красота спасет мир. Тут есть одна грамматическая тонкость: в русском языке XIX века было два написания и, соответственно, значения слова “мир”. Достоевский писал о “мiре” как сообществе людей на Земле. Что же касается “мира” как отсутствия войны между людьми, то его может спасти только международное право.

В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера