Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Люди второго сорта?

В годы войны была у нас одна Родина, одна молодость, одна жизнь, одна семья, одна смерть, одна цель - победа. И что бы в войну сделал фронт без тыла? Отцы, братья, мужья, сыны и женихи воевали на фронте. В тылу в основном работали молодые женщины и девушки. Работали годами без выходных, без отпусков, в три смены по 12-18 часов. В холоде, без света. Голодные и больные. Под бомбежками и артобстрелами доставляли продукцию для армии. Все для фронта, все для победы! За нашими плечами еще были старики и дети.

Как же так получилось, что нас, участников тыла, обошли стороной? Почему такая большая разница в предоставлении льгот участникам войны и труженикам тыла? Мы получились как бы людьми второго сорта.

Вот я, например, начала трудиться в войну 15-летней девчонкой. В то время наша семья жила в Курской области в селе Ментурово, которое несколько раз переходило из рук в руки. Меня направили работать в санитарный батальон, что был открыт в здании школы села. Копала окопы, расчищала снежные заносы на дорогах. Собирала и сдавала трофейное оружие. Хоронила убитых. Все вместе копали поля, чтобы посеять рожь и просо. Шрамы от мозолей остались на всю жизнь - мясо на руках отставало от костей. Жили на свекле и гнилой мороженой картошке, трудились во имя победы - бесплатно. Только в январе 1944 года, когда я уже пошла служить в связь, нам стали платить кое-какие деньги. Но зачем они были нужны тогда?

Все было разбито и разрушено, наш дом сгорел, и мы жили в землянке... В июле 1945 года за мной приехал знакомый по госпиталю - на двух костылях, с раздробленной стопой левой ноги. В 1943 году он откопал меня и вынес из засыпанного снарядами блиндажа, потом этот человек спас от смерти моего 3-летнего брата, который болел рахитом и воспалением легких: приносил нам молоко и мед. В знак большой благодарности я вышла замуж за него, а он увез меня на свою родину, в Приморье. Так я очутилась здесь.

В 1975 году мой муж умер. Правда, мы успели вырастить троих детей. У меня трудовой стаж более 30 лет, пенсию получаю 350 рублей, больше 100 рублей уходит на квартиру и свет. Разве можно в моем возрасте прожить на оставшиеся деньги? Я не могу купить нужное лекарство, я не могу поставить нормальные зубы, не могу установить себе телефон. Я даже не могу купить подешевле продукты в магазине для ветеранов и инвалидов войны - нас там не отоваривают.

В общем, остались мы в старости обездоленными и обманутыми: выходит, мы не заслужили нормальной человеческой жизни и властям до нас нет никакого дела. Впрочем, иногда нам устраивают благотворительные обеды, продают для нас сыворотку возле рынка, а многие люди уже лазят по помойкам. Все это не входит ни в какие рамки... Ни одна церковь, ни один священник не отмолят грехов власти перед униженными людьми.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера