Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

“Левиафаны моря - жертвы милитаризма”

Михаил ГЛАЗКОВ, специально для "В"

Морские катастрофы имеют такую же долгую историю, как и само мореплавание. Особенно трагичными становились аварии пассажирских судов в первой половине XX века, потому что именно тогда крупнейшие морские державы приступили к строительству больших лайнеров. Гибель в 1912 г. английского парохода “Титаник”, унесшая на дно Атлантического океана 1430 человек, стала первым тому подтверждением. Несколько позже, в годы Первой и особенно Второй мировой войны, когда немецкие подводные лодки развернули безжалостную охоту за крупнотоннажными пассажирскими пароходами, у команды и пассажиров этих судов, пытавшихся самостоятельно пересечь океан, были довольно призрачные шансы добраться до берега. Именно поэтому в 1915 и 1942 гг. произошли морские катастрофы, которые по своим масштабам и трагичности могут сравниться с печально знаменитым “Титаником”.

Lusitania

Читатели “В”, смотревшие фильм “Титаник”, возможно, помнят, как в самом начале фильма героиня Кэйт Уинслет, впервые увидев “Титаник”, говорит о том, что этот гигантский корабль удивительно похож на “Лузитанию” и “Мавританию”. Они и в самом деле были удивительно похожи - эти грациозные четырехтрубные левиафаны с изящным силуэтом, прямым форштевнем и продолговатой надстройкой.

Дело в том, что в начале нынешнего века в Великобритании были две крупнейшие судоходные компании - Сunard Line и White Star Line, которые, конкурируя между собой, стремились привлечь потенциальных пассажиров повышенной скоростью или комфортом своих судов. Первая из них ввела в строй в 1907 г. два однотипных лайнера “Лузитания” и “Мавритания” водоизмещением по 31550 рег. т., рассчитанных на 2200 пассажиров, с максимальной скоростью 25 узлов; ответом второй через 5 лет стали увеличенные на треть по сравнению с конкурентами “Олимпик” и “Титаник” водоизмещением по 46300 рег. т., рассчитанные на 2580 пассажиров, с максимальной скоростью 21 узел. “Мавритания” в 1909 г. пересекла Атлантический океан за 4 суток 10 часов и 51 минуту, установив тем самым рекорд, продержавшийся в течение 22 лет, а судьба “Лузитании” сложилась иначе...

В конце апреля 1915 г. “Лузитания”, завершив очередной рейс через Атлантику, прибыла в Нью-Йорк. В американском порту началась подготовка к обратному рейсу. К 30 апреля на борту лайнера находились 1257 пассажиров и 702 члена экипажа, кроме того, на корабль было загружено 1250 ящиков с 76-мм снарядами, почти 5000 коробок с винтовочными патронами, и что наиболее интересно - в носовом трюме оказалось 3800 12-килограммовых тщательно упакованных ящиков. О том, что в них находилось, до сих пор существуют противоречивые мнения.

1 мая 1915 г. “Лузитания” под командованием капитана B.Тернера покинула Нью-Йорк и через 5 дней находилась в нескольких сотнях миль от побережья Ирландии. Вечером 6 мая, когда лайнер достиг района, где активизировали свои действия немецкие подводные лодки, на его охрану заступил крейсер “Джуно”, а капитан Тернер приказал спустить спасательные шлюпки на уровень прогулочной палубы, чтобы в случае опасности пассажиры могли быстро занять их.

Утром 7 мая в предрассветном тумане крейсер потерял “Лузитанию”, не известив об этом капитана лайнера. К полудню туман рассеялся, и так как “Джуно” нигде не было видно, то Тернер решил самостоятельно пробраться в порт. В 13 ч. 45 мин. немецкая подводная лодка “U-20” под командованием корветтен-капитана В. Швигера обнаружила шедшую с 18-узловой скоростью “Лузитанию”. В 14 ч. 10 мин. вахтенные на борту лайнера заметили бурун от торпеды, которая через несколько секунд угодила в правый борт напротив первой дымовой трубы. Через 4 минуты “Лузитания” содрогнулась от еще более мощного взрыва с левого борта в районе носового трюма, где находились загадочные ящики. Каскад водяных брызг взметнулся выше дымовых труб...

В носовой части образовалась громадная пробоина, схожая с той, что получил “Титаник”. “Лузитания” стала наполняться водой и через 18 минут затонула. Катастрофа произошла столь стремительно, что спасательные шлюпки спустить не успели. Крейсер “Джуно”, услышав сигнал SOS, стремительно направился к месту трагедии. Несмотря на то, что помощь подоспела достаточно быстро, погибли 1198 человек, в том числе 124 американца. Так как в то время США еще были нейтральной страной, Вашингтон обвинил Германию в нарушении правил ведения войны на море. В ответ Германия привела мнение экспертов о том, что второй взрыв был вызван детонацией боеприпасов и взрывчатки, которые незаконно перевозились на пассажирском судне в воюющую страну.

В начале 60-х появилась версия, согласно которой британское адмиралтейство, возглавляемое в годы Первой мировой войны У.Черчиллем, намеренно подставило “Лузитанию” под удар, чтобы втянуть США в войну на своей стороне. Для того чтобы “подстраховаться” на случай, если лайнер не встретит немецкая лодка, на борт были загружены те самые 3800 ящиков со взрывчатыми веществами. В 1981 г. эта версия получила подтверждение, после того как одна из английских компаний провела исследования затонувшей “Лузитании” и обнаружила, что вторая пробоина образовалась в результате внутреннего взрыва.

Гибель “Лузитании” сыграла роковую роль в судьбе командира немецкой подлодки В. Швигера. В годы войны он совершил 12 боевых походов, потопив торговых судов общим тоннажем 190000 брт. , однако в сентябре 1917 г. во время 13-го похода корветтен-капитан В. Швигер погиб вместе со всем экипажем, командуя новой субмариной “U-88”.

Laconia

В августе 1942 г. британское адмиралтейство мобилизовало лайнер “Лакония” водоизмещением 19695 брт., который, как и “Титаник”, принадлежал компании “Уайт Стар Лайн”, для перевозки захваченных в Северной Африке итальянских военнопленных. Ему предстояло совершить рейс из Суэца в Великобританию вокруг мыса Доброй Надежды. К тому времени “Лаконию” можно было отнести к классу вспомогательных крейсеров, поскольку на ее борту находилось два 150-мм орудия, зенитные пушки, гидролокатор и глубинные бомбы. Возможно, именно косвенная причастность адмиралтейства, не обеспечившего лайнер эскортными кораблями, как и в случае с “Лузитанией”, вновь сыграла роковую роль в последующих событиях.

К 12 сентября 1942 г. лайнер находился в 300 милях южнее Гвинейского залива. Кораблем командовал капитан Р. Шарп, на борту были 136 человек команды, 348 пассажиров, в том числе 80 женщин и детей, 1800 военнопленных итальянцев под охраной 160 польских солдат. Осенью 1942 г. немецкие подводные лодки активизировали свои действия в Центральной Атлантике. Одна из них -

“U-156” - под командованием корветтен-капитана Вернера Хартенштейна обнаружила и атаковала “Лаконию”, добившись попадания 2 торпед. Отсеки лайнера начали медленно наполняться водой, и через 1 ч. 15 мин. после первого взрыва корабль затонул. Этого времени хватило экипажу, чтобы спустить несколько спасательных шлюпок и плотов, в которые поместилось около 500 человек, однако еще больше людей оказалось в воде без спасательных средств.

Через некоторое время после того, как “Лакония” затонула, лодка всплыла на поверхность. Один из германских офицеров услышал призывы о помощи на итальянском языке, и когда Хартенштейн узнал, что большинство из находящихся в воде людей - итальянцы, то он незамедлительно начал спасательную операцию. Через 7 часов после гибели лайнера

“U-156” открытым текстом на международной волне передала радиосообщение следующего содержания: “Если какой-либо корабль примет участие в спасении экипажа затонувшей “Лаконии”, то мы гарантируем ему, что не атакуем его, если с его стороны не последует никаких враждебных действий. На борту находятся 193 спасенных. Немецкая подводная лодка”.

К началу следующего дня “U-156” спасла около 400 человек, из которых 200 находились непосредственно на палубе лодки, а остальные в спасательных шлюпках, буксируемых лодкой. Утром 15 сентября к месту трагедии подошли немецкие лодки “U-506” и

“U-507” и итальянская субмарина Capellini. Английское и американское командование ничего не предприняло для спасения своих людей, однако активизировало действия своих противолодочных сил. Так, 16 сентября, несмотря на хорошую видимость, позволявшую видеть флаг Красного Креста, горизонтально закрепленный на рубке, и 4 спасательные шлюпки за кормой, “U-156” трижды подвергалась атакам американских противолодочных самолетов “В-24”. На следующий день в такой же ситуации оказалась и “U-506” со 142 спасенными на борту, которую попытался уничтожить тяжелый гидросамолет. Только 18 сентября немецкие подлодки встретились с подошедшими к ним на помощь французскими военными кораблями из Марокко. Всего удалось спасти около 900 человек, а общее число погибших превысило 1800 человек.

Катастрофа “Лаконии” имела далеко идущие последствия. По итогам этого инцидента командующий подводными силами кригсмарине адмирал К. Дениц издал специальный приказ. С этого момента ни одна из немецких лодок не должна была принимать участие в каких-либо спасательных операциях экипажей потопленных судов:

“1. Запрещается предпринимать попытки по спасению экипажей потопленных кораблей, а также подбирать из воды людей и помещать их на борт спасательных шлюпок, снабжать их пищей и водой. Эти действия противоречат основному принципу ведения боевых действий, который заключается в уничтожении вражеских кораблей и их экипажей. 2. Приказом разрешается подбирать капитанов и главных механиков. 3. Остальные уцелевшие могут быть спасены в том случае, если они имеют важное значение для подводной лодки”.

Через полгода после этих событий в ходе пятого боевого выхода под командованием своего неизменного командира подводная лодка “U-156” была потоплена восточнее острова Барбадос глубинными бомбами с американской летающей лодки Catalina вместе со всем экипажем, состоявшим из 52 человек...

В заключение можно привести одно незначительное дополнение. При описании этого случая в американской исторической литературе говорится о том, что в атаках подводных лодок со спасенными пассажирами “Лаконии” виноваты “самолеты с английского авианосца”...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера