Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Куда качнется кавказский маятник?

В последние месяцы не было и дня, чтобы в радио- и телевизионных сводках новостей, со страниц газет не прозвучало это выражение: ситуация в Дагестане.

Атмосфера накаляется

А ситуация эта очень похожа на теорию ядерного взрыва: для того чтобы началась цепная реакция с соответствующим выбросом энергии, необходимо, чтобы была достигнута критическая масса урана. В Дагестане эта масса (правда, не урана, а, скорее, общественного самосознания) активно накапливается. Сколько ее должно быть, чтобы преодолеть “критический” рубеж, не знает никто. Но за происходящим процессом и местная власть, и Москва наблюдают, по большому счету, сложа руки.

Нет, из столицы, со страниц центральной печати раздаются, конечно, негодующие возгласы; силовые министерства наращивают потихоньку свое присутствие на узкой полосе земли между Кавказом и Каспием; госсовет Дагестана и исполнительная власть республики по мере сил стараются сдерживать нарастающий вал исламского фундаментализма. Но эффективно бороться с ростом религиозного фанатизма и национализма с помощью властных методов и оружия не удается сегодня никому в мире: ни алжирскому правительству, ни англичанам в Северной Ирландии, ни Китаю в Тибете (список примеров можно множить). А уж там за последние годы и даже десятилетия опыта в этой области накоплено куда побольше, чем у нас. Хотя у нас тоже, конечно, есть свой, особый опыт - сталинских депортаций целых народов с родных земель. Но ведь сегодня, к слову сказать, в Казахстан уже не депортируешь - только “в себя”, в Россию...

Аллах воскресе

...Нынче из всех субъектов Российской Федерации Дагестан, безусловно, самый многонациональный. Этнографы насчитывают здесь около сорока только коренных народностей (не говоря уже о русских, украинцах и т. д.) - аварцы, лакцы, чеченцы-акинцы, лезгины, ногайцы - весь северо-восточный Кавказ смешался здесь в густом, многоязыковом котле. Эта многоцветная национальная палитра не мешает, однако, Дагестану оставаться предельно монолитным в религиозных вопросах. Нет города или селения, где не возвышались бы купола и минареты мечетей. В том же Ботлихе бойцам и офицерам на блокпостах или в штабе 6-й зоны можно было не заводить на утро будильник - на восходе солнца усиленный мощными динамиками голос муллы (чье мнение в сложных или спорных вопросах, к слову, будет куда весомее официальной светской власти) напоминает правоверным мусульманам о том, что пришло время вознести Аллаху первую сегодняшнюю молитву. Всего таких молитв за день должно быть 5 - в строго определенное время каждая. Чем бы человек в этот момент ни занимался, он прервется, чтобы совершить положенный обряд, для начала включающий в себя обязательное омовение ног, рук и лица. Картинка с натуры: 2 приморских полковника милиции - Орленко и Оборин едут на служебном “уазике”. Водитель - дагестанец. Вдруг машина без видимой причины останавливается. Что случилось? Пришло время молитвы. Водитель расстилает недалеко от дороги коврик, достает емкость с водой, совершает омовение и начинает отправлять обряд. Торопишься ли ты куда-нибудь - это сейчас никого не интересует...

Неверно, конечно, было бы считать, что все 100 процентов дагестанцев - глубоко верующие, религиозные люди. Но ни один человек, даже самый убежденный атеист не рискнет сегодня позволить себе публичное нарушение мусульманских догматов. Общественное мнение осудит. Пока еще - только осудит. Что будет завтра - предсказать трудно...

Последний бросок на север

Дело в том, что из всех представителей внутриисламистских течений наибольшую активность на территории республики сегодня проявляют ваххабиты. А это - одно из самых радикальных направлений в исламском мире. Именно его адепты издают и открыто распространяют в Дагестане книги, в которых пишут, что “...мы дойдем до Москвы и будет жечь, резать и убивать все живое, что попадется на нашем пути!”. Именно эти люди огромным тиражом издают на многих местных языках (в том числе и на русском!) газету с характерным названием - “Зов предков”, в каждом номере которой звучат откровенная апологетика исламских ценностей и жесткая (порой даже жестокая) критика всего русского и российского. Действующая Конституция да и Уголовный кодекс, насколько помнится, отнюдь не приветствуют разжигание национальной розни. Похоже, однако, что на большей части территории Дагестана правят нынче иные законы...

Шамиль первый

В минувшем году эта земля отмечала славный юбилей. (Это, кстати, тоже - о реальном весе и влиянии местной действующей светской власти.) По всему Дагестану - в шашлычных и магазинах в виде плаката, вдоль дорог в качестве рекламного стенда можно видеть следующую картинку: немолодой чернобородый мужчина в белой папахе и с суровым взглядом один или в окружении своих доблестных мюридов смотрит прямо на тебя, а рядом надпись: “200 лет Шамилю - имаму Дагестана и Чечни”. Вот здесь-то как раз Чечня, честно говоря, сбоку припека. Потому что родился Шамиль в конце XVIII века в Дагестане, в селении Гимры, и после 30 лет жестокой войны в результате кровопролитного штурма пленен был вместе со своей семьей и приближенными мюридами - доблестными царскими войсками тоже в Дагестане - в горном селении Гуниб. И там и там сегодня созданы мемориальные комплексы, музеи, места массового поклонения. Что это все должно символизировать: героизм бунтаря, поднявшего половину Кавказа на борьбу против огромной, обладающей куда большими людскими и военными ресурсами империи, или ситуацию сегодняшнего, а тем паче завтрашнего дня?

Из нашего приморского далека как-то даже неохота обо всем этом задумываться. Но для наших земляков, привычно сжимающих в руках во время очередной командировки рукоятки пулемета или приклад снайперской винтовки, вопрос этот далеко не праздный. Потому что каждый из них в любую секунду ожидает атаку по фронту - из Чечни. Но каждый из них прекрасно понимает, что с таким же успехом атака может быть произведена и с тыла - с территории Дагестана. Поэтому система ведения огня и наблюдения за местностью на каждом блокпосту строится по принципу круговой обороны.

От любви до ненависти один шаг

...И все-таки: говорить сегодня однозначно о настроениях дагестанцев относительно Чечни не приходится. Эти настроения так же многоплановы, как и национальный состав республики, хотя напрямую с последним фактором, может быть, и не связаны. Что можно положить на одну чашу весов? Нам доводилось встречаться и разговаривать с людьми, которым до смерти надоели угоны скота и похищения людей, которые устали жить в постоянном страхе. Как сказал один из них, “...готов рвать чеченских бандитов зубами!” Мы были в Махачкале, когда местное телевидение показало выступление председателя госсовета Дагестана, который заявил, что принято решение создать 2 полка народного ополчения. Говорят, против такого подхода, на деле означающего прямое вооружение народа, категорически выступает министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов. Но кого обманывать? Нет сегодня в Дагестане дома, в котором не хранились бы стволы. Пока это, правда, подпольно. Или полуподпольно... Вот еще картинка с натуры: на заснеженном и крутом горном серпантине наш “уазик”, в котором ехали полковник милиции Орленко, зам. командира ОМОНа подполковник Капитонов, начальник штаба сводного отряда приморской милиции старший лейтенант Головешкин (все трое в форме) и ваш корреспондент, с трудом расходился со встречной машиной. Остановились, вышли перекурить, поговорить. Собрались снова садиться, в спину вопрос: командиры, оружие не продадите?.. А что, кого стесняться - милицейских погон, что ли?..

Для чего был спрошен ствол? Для самообороны? Для нападения?..

Теперь посмотрим, что можно положить на другую чашу весов. Неуклонно-наступательный ваххабизм и неистовость его проповедников; неразрывная, многовековая связь с Чечней - у каждого второго дагестанца в Ичкерии масса родственников; тот же Ботлихский район до войны был побратимом с Веденским районом Чечни, вели приснопамятное соцсоревнование; в Хасавюрте (2-й после Махачкалы город Дагестана) и Хасавюртовском районе - 50 процентов населения составляют чеченцы-акинцы; по оперативным сведениям, основную часть отряда, атаковавшего танковую роту Буйнакской бригады, составляли коренные дагестанцы; хорошо заметные с шоссе руины многоэтажного жилого дома пограничников в Каспийске - они до сих пор напоминают об удачном (во всяком случае без последствий для нападавших) теракте против одной из силовых структур федеральной власти... Этот малоприятный список можно продолжить и еще более жестким примером, о котором многие уже забыли или постарались забыть: после беспрецедентного и кровавого рейда на Буденновск автобусная колонна с заложниками и воинством Шамиля Басаева возвращалась домой не по прямой короткой дороге, а сделала большую дугу вокруг Чечни, проехав более 200 километров по дорогам Дагестана - по всему пути бородачей с автоматами и в масках встречали как национальных героев... Я в Дагестане был не первый раз, и ни на одном блокпосту что-то мне не доводилось видеть, чтобы вот так, с цветами и хлебом-солью встречали сводные отряды милиции или ОМОНа...

Господи, помилуй!

...Куда качнется дагестанский маятник завтра? Вопрос этот далеко не праздный, в том числе и для нас, живущих, казалось бы, за тысячи и тысячи километров. И не только потому, что туда, в опасность и риск постоянно уезжают отряды наших земляков, друзей, родственников. Что такое исламское наступление, мы знаем пока исключительно по сообщениям из-за рубежа - из Афганистана и Ирана, Алжира и Египта. Далеко, нас не касается... Но если посмотреть на карту, то вверху над Дагестаном, в самом центре России вытянулось мусульманское Поволжье, а чуть правее - более чем тысячекилометровая граница с не менее мусульманской Средней Азией - от Волгоградской области до Алтайского края.

...Любая религия хороша и допустима до тех пор, пока она не опирается на национализм и фундаментализм и не начинает призывать резать неверных. Но если уже сегодня мулла более авторитетен, чем председатель сельсовета или глава администрации района, то что будет завтра?..

Владивосток - Махачкала - Аксай - Ботлих - Владивосток

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера