Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Кривое ружье

...Ночью, в суматохе, когда выгружали из вахтовки вещи, а “Урал” ерзал взад-вперед, ружье Коли Петрова оказалось под колесами. Ясное дело, все пьяные приехали: Колька в штольне последнюю смену отрабатывал, в Рощино выезжать не собирался...

Машина изящно переехала ствол, и теперь для стрельбы ему не хватало только тетивы. На одностволку было больно смотреть. Без какой-либо надежды Петров отдал ее в ремонт местным умельцам. Над “двадцаткой” долго колдовали и в кузнице, и в мехцехе - в итоге вид ружья стал вполне товарным, но о прицельной стрельбе не могло быть и речи. Потом Петров купил себе вертикалку 16-го калибра, а ущербная одностволка осталась пылиться и ржаветь в хламушнике.

В конце концов сторговал ее у Коли за бутылку придурковатый сторож заежки, хотя и был честно предупрежден хозяином о качестве ее боя. Сторож этот заполошный, пропитой и косноязычный, твердил, что де, мол, зверь под окнами заежки тропы набил, а ему начальство даже рогатку не выдало. “А у Фили, - плакался этот самый сторож, - материальные ценности”.

Про него, кстати, в экспедиции ходили байки самые невероятные, и, по-видимому, начальство знало, что делало, не выдавая ему ружье. Водители, например, рассказывали, как в ноябре, приехав на заежку, застали Филю спящим в обнимку со своей собакой у крыльца избы. Кто-то из шоферов вспомнил, что накануне привозил по его заказу водку, и Филя за один присест благополучно “уговорил” граммов 700 и, выходя ночью во двор, сверзился с крыльца. Тут и заснул. Валялся он в одной рубахе нательной и подштанниках марки “Дружба”, босой. А на дворе лежал снег, шерсть на собаке заиндевела. Шоферы уж думали, что сторож бесславно замерз, но когда его растолкали, Филя вскочил, зябко поежился и, пробормотав: “Однако что-то холодно, надо печку топить,” - потрусил в избу. На этом дело и кончилось - обошлось даже без насморка. Когда его спрашивали, болеет ли он чем-либо, кроме похмелья, он, радостно улыбаясь, рассказывал, что лет 15 назад “шибко болел живот”, врачи определили язву желудка. Но потом ему “желудок вырезали”, и с тех самых пор у него ничего не болит...

Хоть верть-круть, хоть круть-верть, а жизнь таежная в реку упирается: с нее начинается, ею заканчивается. Оно, конечно, кормовая база, где орех-желудь, на сопках, и тропы, переходы - по хребтам. Однако в долинах рек и речушек чаще можно зверя встретить. И вот Филя, оснастившись почти задаром приобретенным ружьем и нашкуляв у мужиков боеприпасы, на следующий же день попутным “зилком” к себе уехал.

С таким ружьем да в руках у Фили не могло истории не приключиться. Где-то через неделю пришли на участок две машины с буровыми трубами, продуктами и мелочевкой. По пути им пришлось ночевать в заежке: то ли не рискнули ехать по реке ночью - наледи все же, а может, и по другой какой причине остановились - дело было в декабре. Зато привезли водители на участок Коле Петрову нежданный подарок: здоровенный кусок кабанятины со словами горячей благодарности от Фили. А вечером, за разговорами под свежину, выяснились и подробности.

Оказывается, на второй или третий день снарядил Филя патроны и пошел в тайгу. Даже не попытавшись ружье пристрелять. Уже в полукилометре от заежки вышел он на стадо кабанов. Наш зверобой хорошо разглядел одного секача: тот выскочил прямо на Филю и остановился шагах в 30. Место было довольно чистое, и отчаянный Филя, ни минуты не сомневаясь в успехе, врезал по кабану жаканом. Однако горе-охотник был немало удивлен, когда увидел, что секач, совершенно невредимый, на махах повел стадо в лес. И в то же время в кустах, левее метров на десять от того места, где раньше стоял секач, услышал он визг, хрюканье, треск ломаемых веток. Оказывается, Филя из своего чудо-ружья перебил хребет здоровенной чушке, стоявшей далеко в стороне от стада.

Но на этом подвиги Фили не кончились: трудней всего оказалось добить раненую свинью. Стреляя метров с десяти, а потом и с пяти, Филя истратил весь боезапас и ни разу не попал в цель. Когда же он двинулся к ней с ножом, затихающая было чушка ринулась на Филю и ухватила за рукав телогрейки. Благо, та оказалась еще с микояновских складов - нитки уже сгнили, поэтому рукав мгновенно оторвался. Плюнул Филя в сердцах и подался домой с охоты ни с чем и в телогрейке-однорукавке. Когда же он утром вернулся к месту охоты, там лежала замерзшая туша свиньи с рукавом от телогрейки в зубах...

Такая вот история произошла с Колиным кривым ружьем. Не стоило, конечно, ему продавать покалеченное оружие такому незадачливому человеку. Но Коля - позер и артист, мастер на всяческие розыгрыши. Да и публика на момент “сделки” собралась задорная - проходчики, им палец в рот не клади. Вот и “пошутили”. А ведь результат мог быть значительно хуже, и Коля потом оправдывался: “Думал, что Филя ружье в углу избы поставит, чтобы по ночам спать спокойно...”

Самое интересное, что у истории этой продолжение было. Путями неисповедимыми злосчастное ружье позже попало к другому фартовому стрелку. И он, представьте, умудрялся из него зверя бить. Разъяснения давал такие: “Когда по цели на 40 метров стреляю, беру на полтора метра выше и на два - правее”. Нормально, да? Хотелось бы знать только, как он те метры измеряет, да еще в экстремальной ситуации. Впрочем, такими “самородками”, которые “авось да небось” и вообще, как говорят, “отпетые” совсем, на Руси всегда можно было пруды прудить да болота гатить.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера