Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

К 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина

К 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина

/font>

После трех напряженных дней работы, семинаров, тренингов, был день отдыха. Для начала решили отправиться на какую-нибудь экскурсию, например, по пушкинским местам. Надо ж и культурно отметиться в Санкт-Петербурге.

Экскурсовод, божий одуванчик лет 70, тихим шелестящим голосом представился: Александр Сергеевич. Все дружно рассмеялись. Не обращая внимания на куражное настроение группы, Александр Сергеевич старомодно продолжал:

- Хочу вам сегодня, товарищи, предложить отправиться в прошлое, стать свидетелями любви, озарившей поэта и ставшей венцом его жизни.

- Венцом терновым, - громко добавил Борис, слывший в группе неформальным лидером. - Не надо только, Александр Сергеевич, по-советски нам лапшу на уши вешать. Люди здесь собрались просвещенные, продвинутые то есть. Вы нам без поэтических прикрас раскройте тему: изменяла Наталья Николаевна мужу с государем, отдалась она Дантесу? Читали мы про этот “чистейшей прелести чистейший образец”...

- Похвально, что знаете сонет Пушкина “Мадона”, который поэт посвятил своей невесте. (Пушкин писал это слово через одно “н”. - Прим. авт.). Печально, что вы так безапелляционны. Так же укоризненны и безжалостны были к жене поэта многие исследователи-пушкинисты, превратив ее чуть ли не в соучастницу заговора против мужа. Категорический приговор стал нормой.

- Уходите вы от ответа, господин профессор, - щедро повысил экскурсовода в звании Борис, - только вот у меня книжица, кстати, с собой имеется. Впервые издана в России. А вышла в Париже, в 1937 году. Автор - лидер кадет Павел Милюков. “Живой Пушкин”. Так вот, цитирую: “Три крепкие нити круто затянули узел на Пушкине: его взаимные отношения с семьей, с двором и с обществом. Новым и основным элементом этого сплетения были семейные отношения: они определили остальное”.

И уж скажу я вам: Павел Николаевич для воссоздания образа Натальи Николаевны потратил соответствующей краски никак не меньше, чем на мрачный портрет императора Николая. Вот уж воистину: царь и жена - одна сатана!

- Дорогие мои! Читайте Милюкова - это спорные мысли умного человека. Но читайте и самого Пушкина. И мой вам стариковский совет: не рубите наотмашь. Мы уж столько исторически “нарубили”...

И все-таки последуем вслед за Пушкиным.

Известно его признание, что он “был более или менее влюблен во всех хорошеньких женщин, с которыми знакомился”. А Гончарова была его 113-й любовью. Чувство к Наталье Николаевне пришло к нему на рубеже нового периода его жизни. Отошла в прошлое бурно прожитая молодость, настала пора зрелости. Жажда личного семейного счастья, стремление любить и быть любимым - вот какие чувства владели им в эти годы.

Наталья Николаевна с юных лет поражала своей необыкновенной красотой. Сохранились воспоминания о ней Надежды Еропкиной:

“Наталья Николаевна сыграла слишком видную роль в жизни Пушкина, чтобы можно было обойти ее молчанием. Многие считают ее даже виновницей преждевременной его кончины, что, впрочем, совершенно несправедливо...

Наташа была действительно прекрасна, и я всегда восхищалась ею. Воспитание в деревне на чистом воздухе оставило ей в наследство цветущее здоровье. Сильная, ловкая, она была необыкновенно пропорционально сложена, отчего и каждое ее движение было преисполнено грации. Глаза добрые, веселые, с подзадоривающим огоньком из-под длинных бархатных ресниц. Но покров стыдливой скромности всегда вовремя останавливал слишком резкие порывы. Но главную прелесть Натали составляли отсутствие всякого жеманства и естественность. Большинство считало ее кокеткой, но обвинение это несправедливо.

Необыкновенно выразительные глаза, очаровательная улыбка и притягивающая простота в обращении, помимо ее воли, покоряли ей всех.

- Федька, принеси самовар, - скажет она и так посмотрит, что Федька улыбнется во весь рот, точно рублем его подарили, и опрометью кинется исполнять приказание.

- Мерси, мсье, - произнесет она, благодаря кавалера за какую-нибудь услугу, и скажет это совершенно просто, но так мило и с такой очаровательной улыбкой и таким окинет взглядом, что бедный кавалер всю ночь не спит, думает и ищет случая еще раз услыхать это “мерси, мсье”. И таких воздыхателей было у Наташи тьма.

Не ее вина, что все в ней было так удивительно хорошо... Все в ней самой и манере держать себя было проникнуто глубокой порядочностью. Все было “Comme il faut” (порядочно - фр.) без всякой фальши”.

- Александр Сергеевич, - подала голос Ираида, застенчивая молчунья, проявившая себя во время “мозговых штурмов” человеком, разворачивающим идею на 360 градусов, - но неужели непонятно, что именно вот это ее природное кокетство и определило стиль ее поведения при дворе.

- Вы затрагиваете, милая, тонкий психологический пласт. Надо сказать, как человек умудренный, Пушкин с пониманием относится к поведению жены в обществе, и тон его писем в разлуке любовно-снисходителен.

“Вчера получил я, мой друг, два от тебя письма. Спасибо, но я хочу немножко тебя пожурить. Ты, кажется, не путем искокетничалась. Смотри: недаром кокетство не в моде и почитается признаком дурного тона... Теперь, мой ангел, цалую тебя как ни в чем не бывало, и благодарю за то, что ты подробно и откровенно описываешь мне свою беспутную жизнь. Гуляй, женка, только не загуливай, и меня не забывай... Я не ревнив, да и знаю, что ты во все тяжкое не пустишься”...

Свои воспоминания о чете Пушкиных оставила Дарья Фикельмон, жена австрийского посла, женщина умная и образованная, большая приятельница Пушкина:

“Он очень в нее влюблен, рядом с ней его уродливость еще более поразительна, но когда он говорит, забываешь о том, чего ему недостает, чтобы быть красивым, его разговор так красивен, сверкающий умом”.

Пушкин гордился красавицей женой, но мало бывал с ней в свете, комплексуя из-за своей внешности, роста - он был ниже жены. О себе он говорил: “потомок негров безобразный”.

Есть воспоминания о нем Лидии Никольской:

“...Немного смуглое лицо его было оригинально, но некрасиво: большой открытый лоб, длинный нос, толстые губы - вообще неправильные черты. Но что у него было великолепно - это темно-серые с синеватым отливом глаза - большие, ясные. Нельзя передать выражение этих глаз: какое-то жгучее, и притом ласкающее, приятное... Он хорошо говорит: ах, сколько было ума и жизни в его неискусной речи! А какой он веселый, любезный, прелесть! Этот дурняшка мог нравиться”...

- Грубо говоря, - вновь вмешался Борис, - она - красива, он - умен. А нужно ли было Пушкину, да и вообще мужчине, большее?

- Не стану дискутировать, что хочет мужчина видеть в жене, своей избраннице. Но интересно, что вы становитесь на позицию Марины Цветаевой, которая в книге “Мой Пушкин” дает уничижительные оценки Наталье Николаевне. Она рассуждает о какой-то тяге Пушкина-гения “к пустому месту”: “Он хотел нуль, ибо сам был - все”, “нуль” - это Наталья Николаевна. И она могла предпочесть Пушкину только “нуль” - Дантеса. Цветаева вовсе снимает проблему “жены поэта”. На месте проблемы оказывается “нуль”.

Не могла “простить” Наталье Николаевне “вину” за гибель Пушкина и Анна Ахматова как женщина и как поэтесса. Ее суждения о “жене поэта” резко неприязненны, но они плохо согласуются со сложившимся в науке мнением, которое она сама разделяет, - о том, что против Пушкина и его жены был заговор светской черни, они - жертвы интриг.

Против такой исторической правды бессильны поэты, та же Марина Цветаева писала в своем эссе:

“Мрачная мысль - гиганта (речь идет о памятнике Пушкину в Москве на Тверской. - Прим. авт.) поставить среди цепей, окружен, (“огражден”) его пьедестал камнями и цепями: камень - цепь, камень - цепь, камень - цепь, все вместе - круг.

Круг николаевских рук, никогда не обнявших поэта, никогда и не выпустивших. Круг, начавшийся словом: “Ты теперь не прежний Пушкин, ты - мой Пушкин” и разомкнувшийся только Дантесовым выстрелом”.

- Вот ведь какое любопытное явление, - решила вступить в разговор Оксана, интересная своей броской красотой, - молва готова мужчине простить его измены, но строго осудит неверность жены. Я сейчас не обсуждаю, изменяла Пушкину Наталья Николаевна или нет, но можно подумать, сам Александр Сергеевич был ангелом.

- Наталья Николаевна, зная пылкую натуру мужа, ревновала его. До женитьбы Пушкин увлекался многими женщинами. В одних он страстно влюблялся, взаимно или безответно, был счастлив или отвержен. Увлекался он петербургскими красавицами и уже будучи женатым.

- Вопрос с заднего ряда, - аноним не стал представляться Александру Сергеевичу, - а есть свидетельства того, что Пушкин сожительствовал со свояченицей Александрой, сестрой Натали?

- Эта историческая сплетня возникла на той основе, что Александра полностью заняла сторону Пушкина во всей преддуэльной истории. Но в этот момент у нее были и свои заботы: намечался брак с Аркадием Россетом. Но есть запись Софьи Карамзиной за 2 дня до дуэли:

”В воскресенье у Катрин было большое собрание без танцев: Пушкины, Геккерны (которые продолжают разыгрывать свою сентиментальную комедию к удовольствию общества). Пушкин скрежещет зубами и принимает свое всегдашнее выражение тигра, Натали опускает глаза и краснеет под жарким и долгим взглядом своего зятя... Катрин направляет на них обоих свой ревнивый лорнет... Александрина по всем правилам кокетничает с Пушкиным, который серьезно в нее влюблен...”

Один из пушкинистов - Яшин так прокомментировал это наблюдение: “Карамзина не могла делать вывода о влюбленности Пушкина в Александрину по этому конкретному случаю. Поведение Александрины меньше всего можно назвать кокетством. С человеком, находящимся в раздражении, не кокетничают. Александрина старалась отвлечь внимание Пушкина от Дантеса”.

- Справедливое замечание, - согласились слушатели.

- Многое еще не ясно в преддуэльной истории, но, несомненно, в эти события внесла свой “вклад” Идалия Полетика, ненавидевшая Пушкина и подстроившая свидание Натали с Дантесом. Есть основания считать, что Полетика была влюблена в Дантеса, а может быть, и была с ним в связи.

- Но теперь уже не приходится отрицать, что Наталья Николаевна была влюблена в блистающего в свете кавалергарда. Об этом свидетельствуют письма, опубликованные в Париже в 1946 году французским писателем Анри Труайя, - подала реплику Екатерина, за несколько дней зарекомендовавшая себя человеком энциклопедических знаний.

- Но уже после этого были обнаружены и другие письма, которые реабилитируют Наталью Николаевну. С мнением исследователей Ирины Ободовской и Михаила Дементьева согласились многие пушкиноведы. Сомнение в том, что Наталья Николаевна признавалась в любви к Дантесу и что он безумно любил ее, высказала и писательница Агния Кузнецова в книге “Моя Мадонна”:

“Но полно, было ли признание Натальи Николаевны ему, Дантесу, в своей любви, если действительно письма эти написаны о ней?.. Можно ли не усомниться в его безумной самозабвенной любви к Наталье Николаевне, когда в то же время он женится на ее сестре или поддерживает самые нежные отношения с Идалией Полетикой?”

- Александр Сергеевич, а есть данные, что находился Дантес в тайной связи с Екатериной Гончаровой?

- Имеются разные источники. Например, письмо Карамзиной с фразой о Екатерине Геккерн: “Та, которая так долго играла роль сводни, стала в свою очередь любовницей, а затем и супругой”. В основном подтверждается правомерность подобного утверждения.

- Вот и не верь в приметы, - многозначительно произнес Сергей, у которого была страсть к гаданиям, верованиям, паранормальным явлениям. - Я читал, что во время обряда венчания Пушкин нечаянно задел за аналой, с него упали крест и Евангелие, а при обмене колец одно из них тоже упало на пол и погасла свеча. Пушкин побледнел и при выходе из церкви сказал: “Это недобрые предвещания”.

* * *

27 января в пятом часу пополудни на Черной речке состоялась дуэль...

“В толпе жену во всем винили.

Но, может быть, болтают зря?”...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера